Новости

10.11.2009 12:33

Формула хаоса

Как математики вычисляют экономические кризисы

Под руководством академика Виктора Садовничего в Институте математических исследований сложных систем им.И.Пригожина МГУ начата работа, которая позволит намного повысить точность и надежность прогнозов развития экономики, в том числе и  предвидения  кризисов. Об этом корреспондент "РГ" беседует с координатором  научного коллектива, иностранным членом РАН, академиком Киргизской академии  наук  Аскаром Акаевым.

Российская газета: В мире экономикой занимаются множество институтов, экономисты получают Нобелевские премии, но нынешний кризис выпрыгнул, как чертик из табакерки, став для всех сюрпризом. Почему наука оказалась бессильна? 
 
Аскар Акаев: Вы не совсем правы. Например, сегодня можно прочитать материал Владимира Пантина и Владимира Лапкина, опубликованный еще в 2005 году, где они не просто предсказывали нынешний кризис, а достаточно подробно описали, как все произойдет. Но их никто не желал слушать. Тогда доминировала точка зрения, что мировая экономика научилась жить без кризисов. Это не просто ошибка, а принципиальное заблуждение, непонимание, как развивается общество.
 
О том, что кризисы неизбежны, и они обязательно произойдут,  какие бы меры не предпринимали государства, впервые сказал еще в начале 20-х годов прошлого века наш выдающийся ученый Николай Кондратьев. За свое открытие он поплатился жизнью. Ведь большевики утверждали, что кризисы - это диагноз для капиталистической экономики, а у нас хозяйство плановое, как партийный съезд решит, так и будет. Социализму никакие катаклизмы не страшны. Может, Кондратьев и был бы рад согласиться с этой благостной картиной, но в его теории с неизбежностью появлялись кризисы. Более того, мир развивается именно благодаря кризисам. Как говорится, если бы их не было, их следовало придумать.  Кстати, свои формулы он вывел, сидя в Суздальской тюрьме.
 
РГ: То есть без кризисов мир находился бы в  вечном застое? А может, это и есть "золотой век", о котором мечтали утописты?

Акаев: Поэтому их и называли утопистами. В реальности же в обществе нет ничего на века. А историческая эволюция - это ответ на вызовы времени, в которых оказывается человек. Кондратьев сделал гениальное открытие. Он показал, что экономика развивается циклически: после депрессии, длящейся 6-8 лет, начинается оживление - 6-8 лет, затем бурный подъем - 24 года, переходящий в спад - 8-10 лет, и новую депрессию. Полный цикл длится 40-50 лет.

РГ : С чего начинается каждый следующий цикл?

Акаев: С перехода на инновационные технологии. Именно они дают импульс для дальнейшего развития. Скажем, четвертый цикл стартовал сразу после второй мировой войны, его основой были эпохальные достижения в атомной энергетике, квантовой электронике, лазерной и вычислительной технике, авиа- и автомобилестроении и т.д.  К середине 70-х годов эти технологии, говоря образно, исчерпали импульс движения, и начался спад.

В 1982 году стартовал пятый цикл Кондратьева. Его ядром стали новые технологии - микроэлектроника, персональные компьютеры, биотехнологии, информатика.

Экономика вновь пошла в гору вплоть до 2005 года, когда начался спад. Это сигнал о завершении пятого цикла и перехода к шестому, который продлится около 40 лет. Зная эти циклы, а главное периоды отдельных фаз, можно было заранее предсказывать, что кризисы  в начале XXI века обязательно произойдут. Это и сделали в своей работе Пантин и Лапкин. 
  
РГ: Сейсмологи тоже предсказывают, что с высокой вероятностью в таких-то районах Камчатки или Китая обязательно произойдут землетрясения. Но всех интересует, когда именно, назовите дату. Не могут. И Кондратьев не дал ответ, когда же конкретно грянут кризисы...

Кризис во благо

Акаев: За это его и упрекали оппоненты: вы не можете сказать, что случится через год, через пять лет, а беретесь предсказывать на 20 или на 30. У них в голове не укладывалось, как такое возможно. Но в этом и проявилась гениальность Кондратьева, сделавшего несколько важнейших открытий. Например, он резко сузил временной диапазон для кризисов: в 40-летнем цикле это восьмилетний период депрессии экономики. Точнее сказать не мог, так как в данной фазе царят хаос и полная неопределенность, которые не поддавались математике.

Но эта наука берет свое, как только фаза хаоса заканчивается и начинается другая. А вот следующие 30 лет цикла, когда происходит оживление, подъем и новый спад, Кондратьев описал своими  формулами. И, как показали дальнейшие события, ни разу не ошибся.   

Он сделал и другое потрясающее открытие. Хотя хаос и не поддавался математике, но ученый сумел в него заглянуть и понять, удивительное его свойство. Как это ни парадоксально, именно в хаосе закладывается будущее экономики на следующие 30 лет. Более того, все дальнейшие события во многом предопределены решениями, принятыми в период депрессии. И никакие действия никаких правительств уже не смогут свернуть экономику с выбранного пути.

РГ: Но это какой-то фатализм, а как же воля человека?

Акаев: Проявляйте ее в период депрессии, когда закладывается будущее на последующие годы цикла. Здесь полная свобода действий. А дальше придется двигаться по уже проложенным колеям. Если общество зарулило не туда, то кризис позволяет исправить ситуацию, перейти на новую траекторию развития.

РГ: Сегодня наши экономисты заявляют, что дно нынешнего кризиса пройдено и начинается подъем. Но, судя по циклам Кондратьева, вряд ли такой оптимизм оправдан.

Акаев: Все можно рассчитать. Мировая экономика в 2008 году вошла в депрессию, которая продлится около 7-8 лет, значит, завершится к 2017 году. Причем и здесь мир ждут промежуточные кризисы. Так, в 2013 году он будет связан с отголоском нынешних очень масштабных вливаний денег в экономику. После депрессии 6-7 лет будет происходить оживление, и только после 2025 года вплоть до 2042 года нас ждет подъем и процветание. До следующего спада. Так нынешний кризис будет сопровождаться затяжной депрессией. 

Попасть в волну

РГ:  Итак, именно сейчас, в период депрессии, человечество выбирает свой путь на дальнейшие десятилетия. Его контуры уже ясны?

Акаев: Они определяются инновациями, которые сегодня зарождаются и скоро выйдут на лидирующие позиции. Мир стоит на пороге уже шестого цикла. Его ядром будут нано- и биотехнологии, генная инженерия, мультимедиа, сверхпроводники, экологически чистая энергетика, компьютерные технологии, лицо которых изменится на основе наноэлектроники и квантовых компьютеров. Конечно, произойдет симбиоз этих технологий, что даст колоссальный эффект, откроет новые направления экономики. 

Хочу подчеркнуть огромную роль циклов Кондратьева для создания теории инновационной экономики, которую разработал великий экономист XX века Йозеф Шумпетер. Долгие годы он оставался в тени вначале знаменитого экономиста Кейнса с его теорией о ведущей роли государства в экономике, затем в моде были либеральные взгляды, отрицавшие кейнсианство и проповедовавшие всесилие рынка. И только сегодня пришло время Шумпетера.  
 
РГ: Сегодня уже никого не надо агитировать за инновации, все страны на них ставят. Что же нового здесь может сказать  наука?

Акаев: Она говорит, что нельзя бездумно гнаться за модой, так можно впустую потратить  огромные деньги. Например, японский ученый Масааки Хироока на основе циклов Кондратьева показал, что для инновационного прорыва, когда они входят широким фронтом во все сферы экономики, есть жестко определенное время - фаза оживления. А вот если вы опоздали, то придется ждать 40 лет, до следующего цикла. Яркий пример - Корея. Страна опоздала к началу четвертого цикла, начавшегося после второй мировой войны, отстав от попавшей в волну подъема Японии на 10 лет. И хотя корейцы делали все возможное, чтобы догнать конкурентов, все равно отстали. А тех словно нес попутный ветер на повышательной волне цикла. Совершить инновационный прорыв Корея смогла лишь с началом пятого цикла, как раз через 40 лет.

РГ: Когда-то Россия не воспользовалась идеями Кондратьева. Сейчас чем они могут ей помочь?

Акаев: Увы, в свое время руководство страны восприняло их как вредные. Сейчас предоставляется второй шанс, формируя экономическую политику и выбирая приоритеты развития, опереться на теорию великого русского ученого. В частности, в период депрессии следует активно вмешиваться в экономику, стимулировать инновации, а в период оживления и подъема действовать - отпустить вожжи и дать волю рыночной стихии, так как инновации лучше продвигаются в условиях свободной конкуренции. У России есть все возможности совершить инновационный прорыв на волне шестого цикла Кондратьева. Страна имеет для этого и финансы, и кадры, а главное политическую волю руководства. 

Как вычислить Обаму

РГ: Вернемся к точному прогнозу кризисов. Кондратьев не решил эту важнейшую задачу, а сейчас есть шанс с ней разобраться?

Акаев:  Этим занимается наш коллектив под руководством  академика Виктора Антоновича Садовничего. Мы собрали сильную команду ученых из ряда ведущих институтов, куда вошли не только математики, но и экономисты, социологи и т.д. В основе работы - циклы Кондратьева. Тогда он не смог найти формулы для хаоса, а сейчас такая возможность появилась, так как совсем недавно, на рубеже веков, разработана математическая теория хаоса. И мы намерены применить ее к экономике. Если удастся, то сможем более точно предсказывать появление кризисов. Это позволит правительствам заблаговременно готовиться к ним и принимать меры.  

РГ: Известно, что эти циклы пытаются применить не только для экономических прогнозов, но и политических, социальных, предсказывать эпидемии и даже войны. Метод работает?
 
Акаев : Экономика - основа геополитики, поэтому изменения в ней неплохо предсказываются. Ради интереса я попробовал, используя теории циклов, "вычислить" итоги президентских выборов в США. Занимался этим весной 2008 года, когда не было известно, кто победит даже среди демократов, Обама или Клинтон. Предсказал, что выиграет Обама и передал статью в журнал "Политический класс", где она вышла еще до окончания выбjров. Можете ознакомиться.

РГ: Наверняка, Кондратьев далеко не единственный ученый, кто пытался понять законы развития экономики и общества, предсказывать ход событий на годы вперед. Что можно сказать о теориях других ученых?

Акаев:  Таких теорий немало, например, нашего выдающегося математика Виктора Маслова, названная им "квантовая экономика". Она эффективна для анализа кризисов в финансовой сфере. В 2007 году Маслов предсказал грядущий финансовый коллапс в США,  случившийся через год. Есть метод оценок, разработанный членом-корреспондентом РАН Борисом Кузыком и академиком РАЕН Юрием Яковцом. Они также предсказали нынешний кризис задолго до его наступления. Можно назвать еще ряд теорий. Но ни одна из них сегодня не берется прогнозировать наступление хаоса и депрессии. 
  
РГ: Вы около 15 лет были президентом Киргизии и серьезно не занимались наукой. Каково возвращаться в нее после такого перерыва?

Акаев: Я все-таки профессиональный ученый, и сейчас, вернувшись к любимой математике, испытываю огромное удовлетворение, словно обрел второе дыхание. И еще раз понял, зря ничего не бывает. Когда был президентом, изучил работы многих выдающихся экономистов, разобрался, как работает реальная экономика. Все это очень помогает сейчас, когда мы приступили к созданию новой методологии прогнозирования. 

Досье РГ

Аскар Акаевич Акаев родился 10 ноября 1944 года в киргизском селе Кызыл-Байрак. В 1967 году с отличием закончил Ленинградский институт точной механики и

оптики. В 1978 году защитил в Московском инженерно-физическом институте докторскую диссертацию по теме "Теоретические основы и методы расчета голографических

систем хранения и преобразования информации". В 1984 году избран  академиком АН Киргизской ССР.  Аскар Акаев имеет около 150 научных работ, 43 статьи, 7

изобретений, награждён орденом "Знак Почета", он иностранный член РАН. С 1990 по 2005 годы Акаев был президентом Киргизской республики. В настоящее время -

главный научный сотрудник Института математических исследований сложных систем им. И.Р. Пригожина МГУ.

От редакции

Коллектив "Российской газеты" от всей души поздравляет академика Аскара Акаевича Акаева с юбилеем!