Новости

12.11.2009 00:51
Рубрика: Власть

Право защитника

Владимир Лукин и Анатолий Сердюков будут вместе защищать солдатские свободы

Вчера Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин и министр обороны Анатолий Сердюков подписали меморандум о сотрудничестве.

Нельзя сказать, что этот документ ставит Вооруженные силы под жесткий гражданский контроль. Скорее он - свидетельство готовности военных и правозащитников рука об руку заниматься обеспечением конституционных прав и свобод военнослужащих и людей, недавно расставшихся с погонами. Такое взаимодействие идет по меньшей мере четыре последних года. А в условиях массового сокращения офицеров и прапорщиков оно особенно полезно.

Свое сотрудничество Уполномоченный по правам человека и министр обороны оформили в виде меморандума. То есть не определенных обязательств сторон, а декларации о намерениях. Это не документ юридического свойства, а скорее уточнение позиций в тех сферах, где интересы военных и правозащитников пересекаются. Например, российский омбудсмен еще в 2005 году предложил армейскому руководству вместе изучать вопросы, связанные с защитой прав человека в Вооруженных силах, проводить совместные консультации и конференции. Идею в минобороны поддержали. Вчера Владимир Лукин и Анатолий Сердюков договорились, что правозащитники помогут командирам заниматься просветительской работой в войсках, совместно с военными будут готовить новые законы.

Хотя армия - закрытая структура, и проверять там соблюдение солдатских прав непросто, в аппарате Уполномоченного по правам человека уже есть апробированные формы работы. В частности, социологические исследования в различных областях армейской жизни. Кроме того, Владимир Лукин и его коллеги постоянно бывают в гарнизонах. Несколько лет назад правозащитники изучали обстановку на призывных пунктах и написали специальный доклад, который омбудсмен передал министру обороны.

Понятно, что результаты таких проверок не всегда заканчиваются "разгромным" приказом по военному ведомству. Но без реакции первых лиц они не остаются. Причем не только в министерстве обороны, но и в других ведомствах. К этому обязывает закон. У Уполномоченного по правам человека нет директивной власти, но внимательно прислушиваться к его мнению любая структура должна.

Судя по всему, Анатолий Сердюков к такому взаимодействию готов и даже его приветствует. Не случайно в подписанном вчера меморандуме говорится об обмене информацией о нарушениях прав и свобод граждан и координации усилий военных и правозащитников в выявлении, устранении и предупреждении таких фактов в Вооруженных силах.

Что же касается усиления гражданского контроля над армией, руководители минобороны в принципе не против. Но по вполне понятным причинам говорят о разумных рамках этого процесса. У военных слишком много закрытых сфер, чтобы сделать армию полностью прозрачной для всего общества. Но правозащитники и не претендуют на роль вездесущих контролеров. Когда несколько лет назад эта тема активно обсуждалась в прессе, Владимир Лукин в разговоре с корреспондентом "РГ" так обозначил свою позицию:

- Конечно, армия - это специфический орган. У нее есть немало секретов, в которые никто, в том числе Уполномоченный по правам человека, вмешиваться не должен. С другой стороны, уполномоченный - не специалист по системам вооружений, а человек, который следит, чтобы на военной службе гражданин оставался гражданином - с основными правами, присущими россиянину, но, конечно, учитывающими специфику его деятельности. Военная служба предполагает определенный уровень дисциплины, подчиненность вышестоящему начальству. Но и со всей этой спецификой гражданские права военнослужащих должны неуклонно сохраняться. Уполномоченный обязан за этим следить, а военное руководство всячески ему содействовать.

Власть Безопасность Армия Правительство Минобороны Президент Уполномоченный по правам человека