Новости

12.11.2009 00:50
Рубрика: Власть

Правильные люди

Материалы "Юридической недели" подготовлены совместно с Ассоциацией юристов России

Председатель правления Ассоциации юристов России Игорь Манылов в интервью члену президиума АЮР Михаилу Барщевскому представил свой взгляд на воспитание правовой культуры в обществе.

Эксперты со статусом

Михаил Барщевский: Первый вопрос как председателю правления АЮР. Какие планы у организации? Что мы собираемся сделать в ближайшем году?

Игорь Манылов: Прежде всего будем продолжать реализацию новых проектов по повышению качества юридического образования и по организации правовой помощи гражданам. Уже сейчас функционирует более 300 пунктов по оказанию правовой помощи, и мы планируем расширять эту деятельность. Мы хотим не только открывать новые и развивать уже имеющиеся точки, насыщая их кадрами и необходимым оборудованием, но и, разработав соответствующую методику, попробовать сделать их работу более эффективной. Следующее направление - работа по развитию правовой литературы. Уже второй год мы осуществляем проект "Юридическая библиотека", который близок к завершению. В результате мы не только распространим классику российской цивилистики по более чем ста библиотекам, но и проанализируем востребованность юридической литературы в различных регионах. По итогам этого проекта мы планируем подготовить отчет о состоянии юридической литературы в российских библиотеках. Еще одно направление - это работа с молодежью, с юридической прежде всего молодежью.

Барщевский: Ты имеешь в виду студентов-юристов или уже выпускников?

Манылов: Я имею в виду студентов старших курсов, которые уже связали себя с юридической профессией, и выпускников, которым в нынешнее нелегкое время надо помогать себя искать.

Барщевский: Скажи, пожалуйста, а сколько членов в АЮР?

Манылов: Если подходить формально, то на сегодняшний день людей, которые официально оформили свое членство и находятся в реестре, около семи с половиной тысяч. Хотя в начале года было четыре тысячи триста.

Барщевский: Какой членский взнос?

Манылов: Сейчас членский взнос составляет одну тысячу рублей в год. Еще год назад он был на уровне 2 тысяч, но Центральный совет посчитал, что не нужно размером взноса отпугивать потенциальных членов, и принял соответствующее решение.

Барщевский: Скажи, пожалуйста, чем, с твоей точки зрения, теперь не как председателя правления, АЮР уже может гордиться?

Манылов: Трудный вопрос. Мы традиционно гордимся участием в нашей ассоциации известных и влиятельных людей страны. Но это, скорее, можно расценивать как потенциал.

Барщевский: Прости, что я тебя перебиваю, но мне кажется, что именно по инициативе АЮР был поднят вопрос о юридическом образовании? Был подготовлен указ президента, было поручение премьера, и вопрос с мертвой точки сдвинулся. Разве не так?

Манылов: Поддержу, это, бесспорно, заслуга АЮР, потому что именно АЮР это начала. Кстати, еще, как мне кажется, мы можем гордиться тем, что многие ведомства, начиная с администрации президента и заканчивая отдельными министерствами и Госдумой, теперь, запрашивают у АЮР экспертные заключения по тем или иным вопросам. Следовательно, по крайней мере в узкой юридической среде, АЮР как экспертное сообщество признана де-факто. Ряд наших региональных отделений получил даже статус экспертов, оценивающих законы на предмет их коррупционности. Подчеркиваю, не юристов, а целиком региональных отделений со своими экспертами. И еще одно: благодаря активной поддержке члена президиума Рашида Нургалиева, у нас очень эффективно действует программа, совместная с МВД. Многие управления внутренних дел субъектов работают по коррупционной тематике вместе с нашими отделениями.

Барщевский: По экспертизе?

Манылов: Да, по экспертизе нормативных актов, приказов, положений и т.д.

Барщевский: Опять вопрос тебе лично, не как председателю правления: а зачем тебе это нужно?

Манылов: Иногда я сам задаю себе этот вопрос. Один мой хороший друг как-то заметил, что в министерстве я служу по обязанности, а в ассоциации работаю для души. Я в принципе разделяю его мнение. Я честно тружусь как заместитель министра, но я прошел хорошую юридическую школу и работа в ассоциации для меня - приятная общественная деятельность, хотя и нелегкая.

Оборот земли в законе

Барщевский: Ты - юрист, представитель знаменитой свердловской школы. И вдруг замминистра экономического развития. Как так получилось?

Манылов: Действительно, основания для такого вопроса имеются. Но ответ очень простой. Если говорить в прикладном смысле, то тема, за которую я отвечаю в министерстве экономического развития, - оборот недвижимости, во многом правовая тема. Тем более что сегодня речь идет не о регулировании оборота с точки зрения экономических рычагов, а о создании системы отношений.

Барщевский: Можно ли тебя понимать таким образом, что политико-экономический вектор оборота земли задается президентом, председателем правительства, министром, а реализация через правовые механизмы - это как раз то, чем ты занимаешься?

Манылов: Наверное, но я все же сделал бы акцент на другом. Рынок недвижимости с точки зрения государственного регулирования как раз сегодня нуждается в наличии мощной системы укрепления прав и организации оборота. Я имею в виду учет и регистрацию. А это исторически были правовые темы. Рынок недвижимости очень сильно влияет на экономику, а экономика - на него.

Барщевский: Ответь, если это не государственная тайна, очень много слухов ходит о том, что будет введен какой-то повышенный, соизмеримый с реальной рыночной стоимостью жилья налог на недвижимость. Это так?

Манылов: Сегодня для государства введение даже не повышенного, а просто среднего налога на недвижимость - это неприемлемое решение. Мы ведь даже не знаем объект налогообложения в полной мере. У нас параметры учета и регистрации прав таковы, что далеко не вся недвижимость стала предметом учета. А для того, чтобы вводить какие-то фискальные меры, надо сначала понимать предмет. Поэтому, однозначно, никакого повышения не будет. Более того, существующая система длительное время будет нуждаться в льготном налогообложении, чтобы стимулировать собственника не бояться подвергать свою недвижимость учету и раскрывать информацию.

Барщевский: Как ты объяснишь такой феномен: на всех ключевых постах в России - президент, премьер-министр, первый вице-премьер - все - юристы? Это объективно вызвано чем-то, что происходит в нашем обществе?

Манылов: Я думаю, здесь можно вспомнить, что нашу страну часто относят к странам с переходными экономиками. Что такое переходные экономики? Это, по сути, переход от одной общественно-экономической формации к другой. Любой такой переход - это изменение совокупности правил. В этой ситуации без юристов никуда не денешься. Потому что, какую бы конструкцию ни придумали экономисты, ее нужно все равно реализовать через закон, через право.

Хорошими юристами не рождаются, а становятся в правильных университетах.Привычка жить, как надо

Барщевский: Скажи, пожалуйста, а в чем ты видишь, выражаясь словами Станиславского, сверхзадачу Ассоциации юристов?

Манылов: Я считаю, что главная задача ассоциации - сделать так, чтобы правовая традиция и правовая культура стали основными средствами регулирования поведения людей. Мы научились говорить о торжестве закона, соблюдении буквы закона, но, мне кажется, сильное общество - это то, где граждане не боятся написанных правил, где они внутрене искренне им следуют, потому что родители так делают, друзья.

Барщевский: Можно ли тебя понимать таким образом, что соблюдение законов должно обеспечиваться не принуждением со стороны государства, а внутренней потребностью, и главное - привычкой человека?

Манылов: Точно так. В этом смысле у меня большие надежды именно на молодежь, потому что, к сожалению, более старшие, например наше поколение, относятся к законам иначе. Нам уже вдолбили в голову, что в России "закон, что дышло...", что "суровость закона компенсируется необязательностью его исполнения", и т.д. Молодежь начинает относиться к законам иначе. Мне, например, нравится, что в молодежной среде существует термин "правильный". Они говорят: "правильный костюм", "правильные люди". Ведь "правильный" - это от "право". Такие слова, как "вкусно", "удобно", "красиво", - тоже правильные. Потому что удобно - значит сделано по правилам.

Барщевский: В пакет НТВ-Плюс входит канал "Закон ТВ". Хороший, нужный, правильный канал. Тебе не кажется, что было бы более правильным, если бы он выходил хотя бы в дециметровом диапазоне, чтобы его могли принимать не только те, кто купил приставку НТВ-Плюс? И что для нашего государства сегодня с учетом борьбы с правовым нигилизмом, о котором говорит президент Медведев, с учетом отсутствия правовой традиции, это гораздо важнее, чем "Ледниковый период", "Аншлаг" или даже футбол?

Манылов: Полностью разделяю твою позицию о важности канала, но боюсь, что c таким подходом мы распугаем всех зрителей. Конечно, когда по телевизору идет нечто низкопробное и некультурное, большой соблазн для тех, кто переживает за страну, что-то этому противопоставить. Но противопоставить, скажем, чтение закона невозможно. Нужно подготовить канал к такому вещанию, чтобы было интересно. Я эту идею и продвигаю в ассоциации: пробовать дозированно выходить на аудиторию именно с целью пропаганды правовой культуры, но в формах, которые были бы интересны зрителю.

Барщевский: Каковы твои увлечения?

Манылов: Из самых личных - это спорт. Я практически ни дня не живу без спорта. Увлекаюсь айкидо и плаванием.

Ассоциация юристов России
117216, г. Москва, ОПС N 216 "Общероссийская общественная организация "Ассоциация юристов России",
а/я N 41, тел.: (495) 210-65-68, (985) 210-65-68 (для международных звонков),
pravo@alrf-portal.ru

Власть Работа власти Госуправление Проект "Юридическая неделя"