20idei_media20
    13.11.2009 00:30
    Рубрика:

    Социологи выяснили, насколько противоречивые чувства россияне испытывают к мигрантам

    Все тараканы - соседские, а все беды - от приезжих. Это такие же непреложные для многих истины, как и московская привычка бить с носка и слезам не верить.

    Однако даже грубая арифметика заставляет понять: десять с лишним миллионов человек, населяющих столицу, при всем желании не смогли бы произрасти из одного корня на Боровицком холме. То же касается и других крупных городов. Большинство жителей сюда в свое время явно "понаехали", а затем "понаоставались". А значит, волей-неволей коренным жителям и приезжим во все времена приходилось искать общий язык и как-то на нем разговаривать.

    Получается ли это? Получится ли хоть когда-то? Ответ попытались найти ученые Института социологии РАН, представившие недавно результаты своего исследования в рамках проекта "Иммигранты в России: социальное измерение".

    Ты как меня назвал?!

    У обывателей свой словарь. Как выяснилось в ходе опросов, коренные жители российских городов, вопреки словарям, считают совершенно разными понятия "мигранты" и "приезжие". Первые - это иностранцы или выходцы с Северного Кавказа и постсоветских южных республик, - "черненькие, грязные", внушающие опаску и неприязнь. "Приезжие" совсем другие. Если не желанные гости, то хоть дальние родственники: они, оказывается, "светленькие, из соседних областей, на рынках картошкой торгуют"...

    "Мигрантов" опрошенные встречают, по их словам, чаще всего на тех же рынках (77% респондентов), на улицах, в транспорте, в магазинах, других общественных местах - 68%. Радости от этих встреч обычно не испытывают: "Их видишь всюду. Просто надоели".

    Несколько реже отмечались контакты с мигрантами, работающими продавцами в магазинах, водителями на общественном транспорте, дворниками. 65-75% респондентов сказали, что в этих сферах встречи с мигрантами редки либо не очень часты (статистика, кстати, говорит совсем о другой тенденции). Здесь мы снова имеем дело скорее с эмоциями, чем с фактами, но не будем забывать, что социологи вообще-то исследуют именно мнения людей, а не "объективную реальность". Достаточно часто "мигрантов" встречают в школах, в поликлиниках. Но вот врачами или преподавателями они, по мнению респондентов, работают редко.

    Две трети респондентов полагают, что мигрантов в их населенном пункте "очень много" или "много". У страха и у неприязни глаза велики. "Их зарегистрировано 100 тысяч человек, а на самом деле их 1 миллион в Самаре", - слышали социологи в ходе своих опросов. При том что население Самары - 1,1 млн человек. Если экстраполировать результаты обследования на всю страну, то сегодня, по мнению респондентов, в РФ насчитывается около 35 миллионов мигрантов - на порядок больше, чем в действительности.

    Отношение к мигрантам определяют базар и маршрутка. Добавляют свою ложку дегтя также СМИ, массовая культура, безответственные выступления отдельных публичных персон. Вмешивается и политика. Один из респондентов, например, так обосновал нежелание видеть среди соседей украинцев - "нечего на Россию бочки катить". Есть ли у его конкретных соседей эта самая бочка, он явно не разбирался.

    Впрочем, к мигрантам из Молдовы или с Украины большинство россиян все-таки довольно толеранты (или, скорее, безразличны). "Раз без мигрантов не обойтись, то я за украинцев", - сказал один из опрошенных. В отношении представителей других национальностей люди настроены гораздо более неприязненно.

    Не хотят, чтобы рядом с ними поселилась обычная семья приезжих из Закавказья 47% опрошенных, семья мигрантов из Средней Азии - 46% респондентов, приезжих из Юго-Восточной Азии (из Китая, Вьетнама, Кореи) - 50% опрошенных ("не нужно нам китайцев"). Доля тех, кто отнесся бы с симпатией и интересом к соседям, приехавшим с Кавказа, из Средней Азии и ЮВА, колеблется в пределах 9-11%. Пусть даже россиян, но выходцев с Северного Кавказа не желает видеть среди соседей 48% респондентов ("У меня был опыт соседей сверху, которые были очень шумными", - одно из объяснений причины).

    Кстати, обыватель, как правило, не различает национальности соседа - на это способны разве что участковые милиционеры, которым это умение положено по роду профессии. Если раньше именем нарицательным стало пресловутое "лицо кавказской национальности", то сейчас в ходу собирательный образ "таджика". То есть мигранта из южной или азиатской страны, говорящего на непонятном языке, имеющего характерный облик и т.д. Для большинства россиян эти люди - все на одно лицо. И оно симпатии не вызывает. Как выразился один из респондентов, "не люблю китайцев, даже если это таджики".

    Вас здесь не стояло

    Мигранты - значит, чужие. Обыватели чужих не любят. В ходе опросов очень многие резко высказывались в том смысле, что Россия не нуждается ни в иммигрантах, ни в трудовых мигрантах. Такую точку зрения поддержали 45% ответивших респондентов. Лишь 17% опрошенных говорили, что "стране нужны и те, и другие мигранты", 19% полагали, что "нашей стране нужны только те мигранты, которые хотят остаться здесь жить навсегда", еще 19% - что "стране нужны только те мигранты, которые приезжают на заработки и не собираются здесь жить постоянно".

    При этом 54% поддержали бы запрет принимать мигрантов на постоянное проживание в своем населенном пункте, 48% - запрет на временное проживание: "поработали и уехали. Постоянно жить - нет, не надо". Что любопытно, некоторые высказывали сразу две позиции: одну, достаточно спокойную и терпимую, - "личную", а другую, резкую и бескомпромиссную - "в интересах государства". Даже среди противников административных запретов на миграцию встречались те, чья позиция базировалась исключительно на идейных соображениях: "хоть лично я и "за", но - "нет".

    Особенно распространена точка зрения, что никакие мигранты России не нужны, среди жителей тех мест, где мигрантов и нет (55% жителей придерживались подобных взглядов). Альтернативную позицию, что стране нужны и иммигранты, и трудовые мигранты, в таких городах поддержали лишь 9%, - вдвое меньше, чем среди людей, имеющих опыт контактов с мигрантами. И снова, если уж допускать приезд чужаков, то согласны скорее на "бывших наших" - постсоветских узбеков или таджиков, чем на представителей других, неведомых культур и традиций: "А то китайцы приедут".

    Смогут ли эти чужие когда-нибудь стать полностью своими в российских городах? Опрошенные настроены достаточно скептично, а порой и резко негативно к такой перспективе. В образе жизни мигрантов есть особенности, с которыми местным жителям трудно примириться, - такое утверждение поддержали две трети опрошенных астраханцев и самарцев. Тезис, что местные "никогда не будут считать мигрантов своими", сочли верным 53% астраханцев и 50% самарцев. Большинство из них не посоветовало бы мигрантам переезжать на постоянное жительство в их город.

    Терпение и труд

    А вот сами мигранты, как это ни удивительно, настроены гораздо более спокойно. Большинство из них считает, что местное население относится к ним вполне благодушно.

    "К нам относятся нормально, и мы - нормально, - говорили они социологам. - Много друзей, хорошие соседи. У меня никаких проблем".

    Тем из них, кто связывает свое будущее и будущее своих детей с Россией, она, по их словам, очень нужна. По разным причинам. Важно не только то, что в их государствах жизнь беднее и сложнее в бытовом плане. Часть мигрантов тронулись в путь, потому что не хотели мириться с тем, что на их родине процветает клановость, невозможно выбиться в люди и состояться как профессионалу. Наконец, они просто хотят жить "по-европейски". Об этом говорят и их работодатели: они отмечают, что все больше мигрантов хотят не просто приехать в Россию на заработки, а постоянно жить и работать именно здесь.

    Но... Разница в культуре и традициях дает о себе знать практически сразу. Часть мигрантов, особенно молодых, едут в Россию не по собственной воле, а по решению "семьи", "рода", "клана". Стремление жить "как в Европе" резко контрастирует с уже привычным для них патриархальным укладом, когда всю биографию человека изначально планируют "старшие", они же диктуют и правила поведения (иногда категорически не совместимые с теми, что приняты в российских городах). Таких мигрантов тоже год от года становится больше - для них Россия лишь источник дохода, чтобы кормить семью: "У нас на родине нет ни работы, ни таких зарплат".

    Насчет зарплат мигранты тоже куда оптимистичнее и сговорчивее местных кадров. И это прекрасно понимают работодатели. Одно дело политика, другое - собственная выгода. Россияне все чаще привлекают мигрантов к работам, которые не сделаешь сам или с помощью местных работников. Масштабы использования труда мигрантов россиянами - физическими лицами впечатляют: судя по результатам исследования, не менее 3,5 млн взрослых россиян имеют опыт такого найма, в том числе около 1 млн человек - в прошлом году.

    Основным преимуществом мигрантов по сравнению с местными работниками в глазах респондентов является дешевизна их труда - на это указали 87% опрошенных. Также работодатели отмечали, что мигранты "готовы работать, сколько надо" (30%), "их легче и быстрее найти" (28%), "они более дисциплинированы" (21%). Еще 17% сказали, что местные работники за такую работу не берутся: "кроме них (мигрантов) забор поставить некому". Типичный диалог участников фокус-группы: "Местных не найдешь, да и просят дороже. - Такую цену запросят, что десять раз подумаешь. - Русские строят хорошо, но до первого аванса". Один респондент резюмировал преимущества мигрантов: "И выгодно, и деваться им некуда, и не воруют".

    В плюс мигрантам ставят цену работы (87% опрошенных), сроки выполнения (82%), качество (75%), честность, порядочность работников (79%), их исполнительность, обязательность, надежность (73%). Неудивительно, что большинство опрошенных в целом остались довольны работой мигрантов (лишь 17% респондентов были ею недовольны, еще 23% - "в чем-то довольны, в чем-то нет").

    Вопреки расхожим представлениям респондентов устраивала квалификация и опыт работы трудовых мигрантов (недовольны только 35%). Вполне годится их уровень знания русского языка (лишь 32% сталкивались с тем, что мигранты плохо понимают русский, им трудно объяснить, что нужно сделать). Нарекания на лень, нечистоплотность, непредсказуемость или пьянство мигрантов крайне редки.

    Основные работы, на которые нанимают мигрантов, - ремонт квартир, домов, дач, строительство, сельхозработы, работа в личном подсобном хозяйстве и т.д. Все чаще они занимаются уборкой, приготовлением пищи, устраиваются нянями и сиделками. Няни с Филиппин в России, в отличие от других стран, пока не востребованы. Однако рынок персональных услуг, необъятный и слабо освоенный, ждет большое будущее, а перспективы занятости в нем трудовых мигрантов весьма радужны.

    Да и сейчас работу у физических лиц трудовые мигранты считают престижной. Среди выходцев из Азербайджана и Таджикистана, трудящихся в Астрахани и Самаре, 55% хотели бы работать на частных лиц, причем половина опрошенных имела подобного рода опыт (из них 85% остались им довольны).

    Внутренних мигрантов, работавших у физических лиц, немного, подавляющая часть мигрантов - иностранные граждане. Преобладают выходцы из государств СНГ (Таджикистана, Узбекистана, Украины), которые доминируют и среди легально занятых. Занятые у физических лиц, из-за несовершенства законодательства они не могут получить разрешения на работу и работают нелегально. Поэтому такая деятельность так и остается в "теневой сфере". Неудивительно, что 91% респондентов-работодателей никак не оформлял свои отношения с работниками. Все строилось на устной договоренности, причем 59% отметили, что "это не было нужно ни мне, ни им".

    Пустить в дом чужого человека отважится не всякий. Человека со стороны на роль прислуги или няни нанимают редко. Чаще "гастарбайтеров", хорошо себя зарекомендовавших, бережно, чуть ли не под руки, передают друг другу с соответствующими рекомендациями. Таким путем воспользовались почти половина опрошенных, однако "проверенные" работники и стоят дороже. Среди других наиболее распространенных способов поиска работников - "работали по соседству" (что также позволяет судить об их возможностях), либо "сами предлагали свои услуги".

    Опыт трудовых контактов с мигрантами (и не только трудовых - каждый пятый опрошенный предоставлял мигрантам жилье, 38% - кормили их), серьезно изменяет настроения респондентов, убеждая их, что трудовые мигранты нужны России. 37% людей, имеющих опыт найма, полагают, что страна нуждается в трудовых мигрантах. 30% уверены, что России нужны и трудовые мигранты, и иммигранты, переселившиеся сюда насовсем. Еще 7% сказали, что привечать нужно только последнюю категорию. Но каждый четвертый из таких опрошенных считает, что России мигранты не нужны вообще.

    Среди имеющих опыт найма почти две трети - против запрета принимать мигрантов на временное проживание. Однако благосклонность к трудовым мигрантам не распространяется на тех, кто переселяется на постоянное проживание, на их отношение к возможному соседству с мигрантами. Снова - ничего личного, "за державу болеем"... Впрочем, личный опыт иногда идет на пользу смягчению нравов: те, кто сам когда-то куда-то переезжал, гораздо меньше подвержен "мигрантофобии".

    Кого боимся?

    Целый ряд громких уголовных дел последнего времени показал, что мигрантам жить в наших городах очень небезопасно. Разного рода националисты при этом оправдывают свои преступления (вплоть до убийств) тем, что "хотят очистить город" и, мол, выражают "общее мнение". Нет, возражают социологи, это - ложь.

    Неприязнь одно, открытая агрессия - совсем другое. Как показали опросы, общественное мнение не поддерживает насилие в отношении приезжих. А отношение к группировкам, нападающим на приезжих из Азии, с Кавказа (скинхедам и им подобным) крайне негативное. Их деятельность в той или иной мере одобряет лишь 2% респондентов. У этого меньшинства ученые попытались выяснить, в чем причины злобы. Получили в ответ скорее недовольство общественным устройством и тягу к "справедливости": "Мы не расисты, мы просто хотим, чтобы порядок был". Правда, и без расизма, особенно в среде молодежи, не обходится - в ходе дискуссий в фокус-группе молодые люди указывали на "разный цвет кожи", "физические такие разногласия".

    Категорически не одобряет деятельность национал-экстремистов 71% опрошенных. "Я отношусь к скинхедам и другим подобным организациям негативно. Это настоящий расизм", "Не имеют они никакого права вести расправу, убивать людей" - типичные высказывания. Еще 9% респондентов "скорее не одобряет" их: мол, надо действовать, но "не такими способами".

    Конечно, порядок наши сограждане ценят. Но не меньше им важна справедливость. На вопрос "Как вы считаете, насколько часто причиной несправедливого отношения к людям становится их национальность?" половина опрошенных ответили "часто" или "очень часто", 38% - "иногда", "редко", лишь 4% сказали "никогда". И радости в этих ответах не было.

    Свои доклады социологи представили не только научному сообществу, но и постарались донести до местных и федеральных органов власти, до широкой аудитории. Есть надежда, что их выводы будут услышаны: ситуация, говорят социологи, требует не просто разовых вмешательств в "пожарном порядке" - а предотвращения таких пожаров как таковых. И это пока, увы, удается плохо.

    Справка "РГ"

    Исследование было выполнено сотрудниками ИС РАН и Центра этнополитических и региональных исследований в рамках проекта "Иммигранты в России: социальное измерение", поддержанным Фондом МакАртуров, на базе 17-й волны "Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения", которую провели в октябре-ноябре 2008 года ИС РАН, Исследовательский центр "Демоскоп" и ГУ-ВШЭ по общероссийской территориальной, стратифицированной, многоступенчатой вероятностной выборке. Использовались также результаты исследований ИС РАН в г. Астрахани и г. Самаре в 2008 г. (422 респондента) и 2009 г. (606 респондентов) по проектам "Анализ социальных практик, способствующих теневой занятости трудовых мигрантов" и "Анализ различий в восприятии социальной среды российских городов иноэтничными трудовыми мигрантами и принимающим населением", поддержанным Российским гуманитарным научным фондом. Наряду с результатами социологических опросов использованы материалы фокус-групп и экспертных интервью. Авторский коллектив: В.И. Мукомель (рук. проектов), И.М. Кузнецов, К.С. Григорьева.

    Поделиться: