Новости

17.11.2009 00:30
Рубрика: Экономика

Ордер на вес ордена

До конца года 45 тысяч военных справят новоселье

Сегодня на коллегии министерства обороны главный квартирмейстер армии расскажет, как решается самая болезненная проблема военных - расселение их по собственным и служебным квартирам.

Правительство даже во время кризиса в полтора раза увеличило финансирование военно-жилищных программ. Президент Дмитрий Медведев в Послании потребовал, чтобы силовые ведомства выдержали обязательства по строительству и приобретению квартир. В интервью "РГ" начальник расквартирования и обустройства - заместитель министра обороны Владимир Филиппов подтвердил: за два года будет полностью решена проблема с постоянным и служебным жильем в армии.

Российская газета: Владимир Иванович, вы можете гарантировать, что к концу будущего года в армии, как прописано в планах, не останется очередников на постоянное жилье?

Владимир Филиппов: Все, кому положено, квартиры получат. Это наша приоритетная задача, и в нынешнем году она уже реализована более чем наполовину - свыше 27 тысяч 500 квартир распределено между очередниками, идет заселение.

РГ: Вы их построили, купили, на что-то обменяли?

Филиппов: Задача решается комплексно. Жилищный фонд пополняется с помощью строительных компаний минобороны и других организаций. Часть квартир мы покупаем. Идет реализация государственных жилищных сертификатов. Имеются и другие источники "квадратных метров". В частности, реализация инвестиционных контрактов и повторное заселение. Когда в прошлом году принимали решение обеспечить военнослужащих постоянным жильем, речь шла о задействовании всего этого механизма.

Конец очереди

РГ: Сколько военных квартир для этого требовалось?

Филиппов: 90 700, в том числе 45 400 - в нынешнем году. Некоторое отставание от графика связано с тем, что реальное финансирование началось в апреле. А дополнительные 27 миллиардов рублей, которые минобороны выделили по распоряжению президента и правительства, нам перечислили только в октябре. Кризис скорректировал жилищные планы, но не объемы бюджетного финансирования. Ни на один рубль оно не сократилось. Поэтому мы на сто процентов уверены, что задача, поставленная президентом: предоставить до конца 2010 года постоянное жилье всем военнослужащим-очередникам, будет выполнена.

РГ: Не придется распихивать людей по коммуналкам и "хрущобам"?

Филиппов: Такого не будет. Немалую часть передаваемого жилья можно отнести даже не к эконом-, а бизнес-классу. Во всяком случае, оно к нему приближается. Взять, к примеру, последнюю серию квартир, которые мы получаем в Академическом городке Екатеринбурга. 149 ордеров вручили в октябре, еще 716 вручим в этом месяце. Прекрасное жилье. Мы его даже показывали президенту. В городке есть необходимая социальная инфраструктура - магазины, школы, детские сады. Я немало лет прослужил в Уральском регионе и знаю, что значит получить квартиру в Екатеринбурге. Там десятилетиями этот вопрос не решался. А мы к концу года его закроем и займемся формированием служебного фонда.

РГ: Если трудно получить квартиру в Екатеринбурге, что же тогда говорить о Москве или Санкт-Петербурге?

Филиппов: Московский и Ленинградский военные округа для нас самые проблемные. Я бы сюда еще добавил Северо-Кавказский, но не весь, а конкретно - Ростов-на-Дону. У нас есть в городе своя земля, но цены на строительство домов и инженерной инфраструктуры очень высокие. Ищем выход из положения.

Что касается гарнизонов Санкт-Петербурга, мы сейчас зашли на строительные площадки в Осиновую Рощу, которые позволят в октябре - ноябре следующего года сдать порядка 6 тысяч квартир. Это закроет проблему расселения очередников.

Теперь по Москве. Есть решение в самом городе жилье не строить и не покупать. Единственное исключение - работа по уже заключенным инвестиционным контрактам. Подписали договоры о приобретении жилья в Подольске и Балашихе. В 2010 году люди там получат квартиры.

РГ: Московское жилье минобороны не по карману?

Филиппов: Платить по 114-115 тысяч рублей за квадратный метр мы не можем. Минрегион установил для нас цену в столице 77,3 тысячи. Конечно, застройщики на такие деньги не пойдут. Поэтому будем расселять людей в Подмосковье. Если судить по прошлому году, очередники с удовольствием ехали и в Красногорск и в Нахабино...

РГ: Но это же сразу за кольцевой дорогой. Балашиха и тем более Подольск гораздо дальше от столицы.

Филиппов: Верно. Но так сложилась ситуация - предоставить квартиры поближе к Москве не получается. Если мы сейчас сосредоточим внимание на том, как расселить людей в столице, то на другие регионы просто не останется средств.

РГ: На генеральские квартиры деньги почему-то нашлись. Я имею в виду громкие уголовные дела, которые недавно рассматривали в судах. Один военачальник умудрился получить в Москве 6 квартир, другой - чуть ли не двенадцать. Список можно продолжить.

Филиппов: Я не могу отвечать за то, что происходило несколько лет назад. Сейчас контроль за целевым расходованием средств очень жесткий. Его осуществляют сразу несколько организаций - Главное управление госзаказчика, технадзор, финансовая инспекция минобороны. Кроме того, по нашей инициативе к этой работе подключилась Главная военная прокуратура. Могу сказать уверенно, что жилищные деньги "налево" не уходят. Более того, за счет четко просчитанных контрактов мы сумели сэкономить 1 миллиард рублей. А это 475-500 дополнительных квартир.

РГ: В России есть регионы, где военной очереди на постоянное жилье не существует?

Филиппов: Из 70 субъектов Федерации эта проблема полностью решена в 21. Могу их перечислить. Это Башкирия, Татарстан, Пермский и Камчатский края, Астраханская, Волгоградская, Воронежская, Курская, Костромская, Мурманская, Новгородская, Орловская, Омская, Псковская, Пензенская, Саратовская, Тамбовская, Тюменская, Томская, Челябинская и Еврейская автономная области. К концу нынешнего года решим ее в Адыгее и Республике Алтай, в Красноярском крае, Иркутской, Нижегородской, Новосибирской, Оренбургской, Смоленской, Рязанской и Тверской областях.

Мы стараемся идти дальше. Скажем, закрыли проблему в Тюмени. Но на будущий год планируем купить там еще 500 квартир, чтобы у уволившихся офицеров и прапорщиков, например, с Дальнего Востока, Сибири или Северного флота, появилась возможность перебраться в готовое жилье.

РГ: Вы уверены, что отставники по собственной воле поедут жить в Тюмень?

Филиппов: Наверняка найдутся желающие. Если говорить об общих подходах, то мы пошли от обратного. Когда в период кризиса жилищный рынок замер в ожидании лучших времен, в минобороны не стали ждать предложений, а занялись поиском подходящих контрактов. Мы изучили более 200 тысяч вариантов застройки, но лишь 36 тысяч признали подходящими. Изобилия готовых квартир, о котором везде твердят, на самом деле не существует. В лучшем случае есть стройка, которую при соответствующем финансировании обещают завершить к конкретному сроку.

РГ: Ситуация с собственными квартирами понятна. А как обстоит дело со служебным жильем?

Филиппов: Своеобразный ориентир здесь - новые военные городки, которые построили для горных бригад в Ботлихе и Зеленчукской. Такие городки будут базовыми при развертывании частей и соединений постоянной готовности. В Цхинвале, где год назад шли бои, сейчас стоят благоустроенные казармы, столовая, спортивные сооружения. В поселке Рыбачий на Камчатке сносим ветхие бараки и на их месте возводим современные дома с квартирами большого метража, прекрасный матросский клуб, спортивно-оздоровительный комплекс. Недавно открыли ледовый каток. И такие объекты будем строить повсеместно.

РГ: Планов - громадье. Но когда их выполнять, если до 2012 года - установленного президентом срока по служебному жилью - осталось не так много времени?

Филиппов: В этом году мы должны получить 5 тысяч служебных квартир, в следующем - еще около 7 тысяч. Готовятся проекты по комплексной застройке под "служебки" земельных участков в Санкт-Петербурге, Мытищах, Екатеринбурге, Балтийске, Хабаровске, поселке Крымский в Краснодарском крае, других регионах.

РГ: Солдаты-контрактники смогут получать там квартиры?

Филиппов: Тем, кому они положены, смогут. Мы исходим из того, что разницы в предоставлении жилья офицерам и солдатам-контрактникам, особенно семейным, быть не должно. То, что они получали раньше - все эти казармы, наспех переделанные под общежития, создавало у людей соответствующее отношение к службе. Если мы хотим иметь в армии настоящих профессионалов, нужно их обеспечивать не "углом" в развалюхе, а комфортным жильем.

Очередь за сертификатом

РГ: Как обстоит дело с отселением из гарнизонов пенсионеров, других жителей, не имеющих к армии никакого отношения?

Филиппов: Первый шаг уже сделан. Мы договорились с минрегионом о выделении таким жильцам дополнительных государственных жилищных сертификатов. Могу привести два примера, как они помогают решать проблему. В гарнизоне Чебаркуль на Южном Урале благодаря сертификатам мы полностью освободили служебные квартиры. В Крымске Краснодарского края за счет ГЖС не просто расселили людей из военного городка, но по договоренности с местной администрацией обменяли сертификаты на благоустроенные квартиры в этом же населенном пункте.

Работу продолжим. Начиная с 2011 года попросили у минрегиона выделять нам ежегодно 10 500 сертификатов в том числе для отселения гражданских людей из закрытых военных городков.

РГ: В сокращенных частях, где уже не осталось военных, но живет гражданское население, сертификаты тоже выдают?

Филиппов: Дома, котельные и всю остальную инфраструктуру мы передаем муниципальным властям. На это есть соответствующее постановление правительства.

РГ: Военнослужащие имеют право выбора - ждать квартиру от минобороны или покупать ее самостоятельно с помощью сертификата?

Филиппов: Конечно. Каждый сам решает, что ему удобно. Но чаще люди предпочитают сертификат. Почему? Если раньше его владельцам нередко приходилось доплачивать за жилье, то сегодняшняя "стоимость" ГЖС - 26 500 рублей за квадратный метр - позволяет во многих российских регионах приобретать квартиры, не добавляя своих денег. Востребованность ГЖС сильно выросла. Нам их просто не хватает. Мы имеем возможность удовлетворить только 40 процентов заявок. Поэтому в основном распределяем сертификаты там, где люди служат в наиболее тяжелых условиях. Например, на Тихоокеанском и Северном флотах.

В будущем году программа ГЖС завершается, и министерство обороны вышло с ходатайством, чтобы ее продлить до 2015 года. Проводится работа по увеличению выпуска сертификатов до 10,5 тысячи в год.

РГ: А что с программой жилья для лейтенантов - военной ипотекой? Что-то о ней давно не слышно.

Филиппов: Мы ее активно реализуем. В накопительно-ипотечную систему уже включено 113 тысяч 500 военнослужащих всех силовых структур России. На именных счетах размещено более 27 миллиардов рублей. Каждый год в ипотеку вступают порядка 30 тысяч человек.

В прошлом году с ее помощью собственниками жилья стали 297 военнослужащих. А ведь это был только пилотный проект, эксперимент. Со следующего года право на покупку квартир по ипотеке получат более 10 тысяч военнослужащих. Уже заключены договора по 1071 квартире, более полусотни человек получили свидетельства о праве на жилищную собственность.

РГ: И где они пропишутся?

Филиппов: Регионы интересные - Калининградская, Московская, Ростовская, Челябинская и Новосибирские области. Больше всего в Подмосковье и под Калининградом. Ипотека позволяет без всякой доплаты приобретать ребятам не просто жилье, а двух- и трехкомнатные квартиры площадью 60 квадратных метров. Я думаю, будущее именно за такой программой.

Спроси у замминистра

прямая связь

Все, кто имеет вопросы к заместителю министра обороны, может поместить их на сайте военного ведомства

Экономика Недвижимость Жилая недвижимость Власть Безопасность Армия Квартиры для военных Лучшие интервью