Новости

23.11.2009 18:04

Граненая эпоха

В Петербурге в Русском Музее открылась выставка Веры Мухиной

В Петербурге в Корпусе Бенуа Русского Музея открылась выставка знаменитой Веры Мухиной, посвященная ее 120-летнему юбилею.

На открытие в Петербург приехала внучка скульптора Марфа Всеволодовна Замкова. По ее признанию, "экспозиция дает достаточно полное представление о творчестве бабушки. Ее знают как мастера одной скульптуры, а она была прекрасным мастером графики, рисовальщиком, театральным художником".

Конечно, в первую очередь, Мухина ассоциируется с ее стальной композицией "Рабочий и колхозница", в 37-м году поразившей на Всемирной выставке в Париже всю Европу как символ мощи нового государства. Парижане собирали подписи, чтобы работа Мухиной осталась во Франции, повсюду продавали сувениры в виде пепельниц, табакерок, чернильниц с изображением скульптуры, а в Испании вышла марка с силуэтом статуи. Четыре макета знаменитой скульптуры представлены на выставке. Что называется - "найди отличия". Их найти трудно - в основном они различаются выражением лиц, но один из них, по мнению самой Мухиной, самый неудачный, лишен развевающегося шарфа.

Выставка включает в себя около двух сотен экспонатов, представляющих творчество Веры Мухиной в ретроспективе - от ее ученических живописных работ 1900-х годов, ранних портретов близких молодому художнику людей до монументальных проектов зрелого мастера. Любопытно взглянуть на малоизвестные плакаты с портретами деятелей мировой кооперации или эскиз плаката ВЦСПО "Масса без объединения бессильна". До того, как стать той-самой-Мухиной, облеченной славой и почетом, Сталинскими премиями, Вере Игнатьевне приходилось искать и случайные заработки - она делала рисунки для конфетных обложек и "Кооперативного календаря", пояса и шляпы из крашеной рогожи, проекты ширм и эскизы деревянных игрушек, рисунки для скатертей. И искать свое "я" художника. В том числе и в театре. На экспозиции можно увидеть эскизы костюмов и сценографии неосуществленных постановок московского Камерного театра Александра Таирова.

Пластическая экспрессия, свойственная эстетике этого театра оказалась близка и самой Мухиной, что наиболее ярко выразилось, конечно же, в монументальной скульптуре. На редкость выразителен памятник Революции для города Клина - гиперболизированностью телесной массы женской фигуры, готовой поднять молот для удара. И еще до революции Мухина тяготела к изображению в графике крупного - как будто неприрученного цивилизацией - нагого женского тела, позже эстетизированного в символических монументальных-декоративных композициях "Плодородие", "Хлеб". И в противовес - невыразительная фигура Ленина, опирающегося на столь же невыразительного рабочего - эскиз памятника для Москвы. Как писал в своих воспоминаниях сын Мухиной, Всеволод: "Она не создала ни одного портрета членов политбюро, хотя предложений у нее было немало. В конкурсах на памятник Ленину мама участвовала, но ни один ее проект не был одобрен. Думаю, что она сама не хотела этого".

Представлены на выставке и психологически выразительные скульптурные портреты - балерины Галины Улановой, режиссера Эрмлера, летчика Коккинаки. И, конечно, же близких - старшей сестры Марии, вышедшей замуж за француза и навсегда уехавшей из России (она уговаривала и Веру Игнатьевну последовать ее примеру, до поры до времени безуспешно, а когда художник наконец собралась - было уже поздно, Веру Мухину с мужем сняли с поезда, идущим к границе с Турцией, последовал арест, и наказание - трехлетняя ссылка в Воронеж). Есть и портрет и Алексея Замкова - мужа скульптора. Увы, редкий посетитель выставки, рассматривая тонкие черты лица этого уникального специалиста по экспериментальной эндокринологии, догадывается, что по легенде Замков являлся прототипом профессора Преображенского из булгаковского "Собачьего сердца" и создателем чудодейственного препарата "гравидана", лечившего от бесплодия и импотенции, секрет которого был утрачен со смертью врача, не пережившего травлю НКВД.

Увлекалась Мухина и стеклянным дизайном. Именно Мухиной приписывается авторство дизайна еще одного символа той эпохи - граненого стакана. С этим, похоже, поторопились поклонники творчества именитого скульптора - еще на "Утреннем натюрморте" Петрова-Водкина 1918 года написания изображен граненый стакан (между прочим, натюрморт находится все в том же Русском музее). Впрочем, дыма без огня не бывает. Можно говорить об ее авторстве другого народного сосуда СССР - граненой пивной кружки. Дело в том, что после войны Мухина работала в экспериментальном цеху ленинградской зеркальной фабрики. И хотя на выставке не увидишь этой кружки ("Эта вещь и так в народе" - пошутила внучка скульптора Марфа Замкова), все же эксперименты Мухиной в области декоративно-прикладного искусства представлены широко. Это и вазы всевозможных форм (но, похоже, любимой была форма "Колокольчик"), и "несвоевременная" в 1940-м году изящная крюшонница, любопытной формы бокал на трех весьма фривольных ножках и темпераментные скульптуры - фарфоровая фигурка актера в роли Меркуцио, голова ученого Николая Качалова, отлитая из матово-голубого стекла.

Несмотря на то, что скульптура Мухиной стала символом советской империи, судьба скульптора, в общем-то, сложилась трагически - слишком много ей не удалось реализовать. Несправедливость к Мухиной демонстрирует и временность самой экспозиции - ведь в конце 60-х-начале 70-х наследники именитого мастера большую часть работ Мухиной передали в коллекцию Русского музея в расчете на выставочный зал. Не случилось. Теперь Марфа Замкова надеется на создание в Москве в 2010 году музея Веры Мухиной. Но вот вопрос - что будет в этом музее, ведь ни Русский музей, ни Третьяковская галерея своего уже не отдадут.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники