Новости

26.11.2009 13:27

Игрок

Фильм Павла Санаева "На игре" выходит в прокат 26 ноября. А с 3 декабря - картина по его книге "Похороните меня за плинтусом"

В фильме "На игре" Павел Санаев выступает как режиссер и автор сценария.

Примечательно, что на лучшее название картины был объявлен конкурс в Интернете, первоначально она называлась "Геймеры". Самый удачный вариант, созвучный "На игле" - фильму Дэнни Бойла, - придумал парень из Екатеринбурга. В прокате картина, точнее ее первая часть, с 26 ноября. Вторая выйдет в феврале. А с 3 декабря в кинотеатрах появится картина режиссера Сергея Снежкина по нашумевшей книге Санаева "Похороните меня за плинтусом". Павел Санаев - собеседник "РГ".

Российская газета: Первый показ фильма "На игре" для журналистов состоялся как раз в тот день, когда отмечалась громкая дата - 80 лет со дня рождения вашего отчима Ролана Быкова. Это вы специально так задумали?

Павел Санаев: Нет, это случайное совпадение. Если фильм получится удачным, будет подарок.

РГ: По каждому телеканалу, во многих театрах и кинотеатрах вспоминали Ролана Быкова. Как его в эти дни вспоминаете вы?

Санаев: В связи с тем, что готовилось много передач и документальных фильмов, у меня брали много интервью по поводу Ролана Антоновича. Я сразу просил не задавать мне никаких вопросов на тему, как он меня воспитывал, и тому подобных. Потому что я сегодня уже с трудом воспринимаю его как сын приемного отца - много времени прошло. Поэтому я старался говорить о его творчестве и оценивать то, что он сделал.

РГ: Что вам у него больше всего нравится?

Санаев: Я бы выделил три его работы - "Чучело", "Айболит 66" и 10-минутный короткометражный фильм "Люба", который почти никто не видел. Он был снят для детского проекта ЮНЕСКО: короткометражные фильмы снимали лучшие режиссеры мира, и работа Ролана Быкова была самой выдающейся. Получается, что эта короткометражка стала его последним игровым фильмом.

РГ: "На игре" - это первая ваша картина, которую я посмотрела. Смотрела ее и думала про фильм "Чучело". Можете на меня обижаться, но у Ролана Антоновича сквозь весь фильм проходит доброта, в вашем - много жестокости.

Санаев: Это совсем разные фильмы. "Чучело" - реалистичная драматическая история, а "На игре" - жанровый боевик.

РГ: Как считаете, Быков снимал бы сегодня фильмы, подобные вашему?

Санаев: Конечно нет. Ролан Антонович любил жанровое кино, но сам склонялся к комедиям - взять, к примеру, "Семь нянек" или "Пропало лето". Боевик он не стал бы снимать в принципе. А мне это было интересно - я вырос на "Терминаторе" и "Командо", а первым фильмом, от которого я восторженно открыл рот, был "Рембо - первая кровь". Вы говорите, в фильме "На игре" много жестокости... Знаете, в какие игры играют сегодня десятилетние дети? Например, в Postal (компьютерная игра. - Прим. С. А.), где вспарывают тесаком животы прохожих, расстреливают из автомата кошек и потом надевают их на ствол вместо глушителя. У сегодняшней молодежи порог восприятия экранной жестокости совершенно другой. А мы в своем фильме показываем героев, которые перешагнули некую грань. И зритель должен понять - эти ребята перегнули палку.

РГ: Как понять, где грань в вашем фильме, где так много убийств.

Санаев: Последняя грань - когда они грохнули автобус с людьми. В этот момент, я надеюсь, зрители поймут - "Да… тут ребята хватили лишку, пора их кому-то остановить".

РГ: Павел, меня окончание вашего фильма вывело из состояния равновесия, а попросту говоря - взбесило. Объясню. В музыке произведения заканчиваются на устойчивой ноте. Американские картины в большинстве своем - тоже. Вот чего я не принимаю в отечественном кино, в частности в вашем, - того, что меня оставили в неустойчивом состоянии. То же самое вы сделали со всеми зрителями до февраля, когда выйдет вторая часть фильма. Почему наше кино позволяет себе так играть с чувствами, с восприятием - люди привыкли к героям, прикипели к ним. Зритель выходит в полном раздрае. Вы специально этого хотели?

Санаев: Главное, что вы только что сказали - "люди прикипели к героям". Это самый большой комплимент. Я считаю, что главное достоинство нашего фильма - герои, которым сопереживаешь, и за судьбой которых интересно следить. Что касается двух частей, возьмите "Убить Билла" Тарантино, там тоже после первого фильма месть не закончилась.

РГ: В "Убить Билла" в конце картины все прекрасно становится на свои места. И, если можно так сказать применительно к жанру этого фильма, наступает хеппи-энд.

Санаев: В первой части "Убить Билла" никакого хеппи-энда нет - свершилась половина мести и впереди схватка с главным врагом. У нас тоже завершается один этап и начинается другой. Герои обрели супервозможности, попали под крышу мощной организации и перешагнули грань. Они не видят разницы между людьми и компьютерными фигурками в достижении своих целей. У них нет барьера. И только главный герой понимает, что это надо как-то остановить. Этому будет посвящена вторая часть.

РГ: Вы говорите как человек, который знает, что будет. И вам хорошо от этого. А мне, как зрителю, плохо.

Санаев: Если бы после первых показов плохо было большинству зрителей, мы подумали бы как соединить две части в один большой фильм. Не уверен, правда, что многие отважились бы высидеть три часа в кинотеатре. Даже "Властелин колец" идет меньше. И кстати, история во "Властелине колец" заканчивается только в третьей части. В первой было всего лишь начало - не раскрылась ни одна из линий. И продолжения, насколько я помню, ждали целый год. А у нас придется ждать всего пару месяцев. Вы скажете: "Ну то "Властелин колец" - там было на что посмотреть". У нас тоже есть на что посмотреть. Например, на то, как четверо пацанов с пейнтбольными маркерами, убирают за пару минут сорок вооруженных наемников.

РГ: Я слышала, что фильм Сергея Снежкина по вашей книге "Похороните меня за плинтусом" вам не понравился?

Санаев: Да. Фильм дух моей книги не передал. Чтобы не выглядеть предвзятым недовольным автором назову конкретные претензии. Во-первых, бабушка в книге - более многогранный персонаж. Она - символ уродливой, но все-таки любви. И мы должны увидеть эту любовь. В книге есть сцены, где она лечит мальчика во время болезни, где она совершенно искренне называет его "котик", "любонька", обращается "дай я тебе ноженьки вытру", "кашки поешь". В этот момент она его действительно любит, она дышит этой любовью. В фильме мы видим сплошную тиранию, а любовь показана несколькими ласковыми словами, которые все равно звучат неискренне. Бабушка там реальный монстр, чудовище без других граней.

Дальше. В книге бабушка умирала оттого, что мальчика забрали. Был ее монолог под дверью со словами: "Оставь его, пусть будет воздух мне". И мы не могли ее в тот момент не простить за все, что она сделала до этого. И окончательно она все искупала своей смертью, потому что забрали мальчика, забрали воздух, забрали возможность любить. В фильме она просто начала бегать вокруг стола, ее хватил удар, она умерла.

В книге был персонаж Толя - человек мудрый, сильный, пусть неустроенный, но он пытался как-то исправить семейную ситуацию, вмешаться в нее. В фильме - абсолютно замухрыжный персонаж. Непонятно что с ним делает эта красивая женщина, которую играет Шукшина. Получается: связалась с конечным забулдыгой, и я понимаю родителей, которые недовольны. Я бы тоже был недоволен, если бы моя красивая дочь привела такого "фрукта".

И четвертый пункт. В конце книги происходило воссоединение. Ценой жизни бабушки мальчик и мама обретали счастье быть вместе. А в фильме выходит так, что главное для мальчика - деньги, спрятанные у бабушки в книгах. Моя повесть была про правоту всех неправых и неправоту всех правых. В фильме моральными уродами получились все. Мне такие вольности с книгой не понятны. Я могу понять режиссерские отступления, когда они продиктованы необходимостью перевести литературный текст в действие, но при этом сохраняется смысл. В питерском спектакле (постановка "Балтийского дома". - Прим. С.А.) есть свои вольности, там, извините, мальчика вообще играет взрослый мужчина. Но там сохранен дух книги и бабушка, которую играет Эра Зиганшина, получилась такой, как было написано, - и трагичной, и комичной, и светлой, и мрачной, и тираном, и любящим человеком. В красноярском спектакле (постановка Красноярского драматического театра имени А.С. Пушкина. - Прим. С.А.) сцена ссоры бабушки с матерью, сделана актерски и режиссерски настолько точно, что я сам при всем желании не сумел бы сделать точнее. Поверьте, я не тот автор, который "всегда недоволен тем, как поставили его книгу".

РГ: А вы сами не хотели снимать фильм по книге "Похороните меня за плинтусом".

Санаев: Я собирался это сделать, написал сценарий, и его запустили. Но когда пришло время ставить, я понял, что не могу потратить полтора года жизни на то, чтобы рассказать заново историю, однажды уже рассказанную. Понял, что у меня нет на это драйва, нет желания делать это кино, а значит, хорошо не получится. Но сценарий был написан мной от начала до конца, и если бы режиссер реализовал именно его, думаю, картина понравилась бы мне гораздо больше. Сейчас заработал сайт книги plintusbook.ru - на нем будет выложен мой сценарий, можно будет почитать и сравнить.

РГ: Книгу я прочла на одном дыхании. Мне стало интересно… Скажем так, мне она показалась более интимной, чем те, в которых на суд читателя выносят отношения между мужчиной и женщиной. Потому что это - очень личная тема любви к собственной семье. Как вы вообще на это решились?

Санаев: Давайте не будем смешивать семью и книгу. Чем больше будет вот этих разговоров - "А где вы?", "А где правда?", "А где неправда?", тем больше будет размываться художественный образ. Не надо превращать, например, образ бабушки в реальную Лидию Санаеву. Она не произносила под дверью мамы никаких монологов и не умерла, когда меня в одиннадцать лет от нее забрали.

РГ: Кстати, Елене Санаевой фильм Снежкина понравился?

Санаев: Она его не смотрела.

РГ: И как я поняла из тона вашего ответа - не будет.

Санаев: Если бы я сказал ей, что картина мне понравилась, она, конечно, посмотрела бы. Даже несмотря на то, что сама хотела сыграть в ней главную роль. Отказываясь от постановки, я договаривался со студией о том, что роль останется за мамой. Мне казалось, что как автор книги-бестселлера и автор сценария, я имею на это право. Но "Глобус" оказался в очень сложной ситуации - запуск есть, а режиссера нет. И когда они получили согласие Снежкина, то были готовы на все, лишь бы не потерять его. А Снежкин утвердил Светлану Крючкову, такова была его режиссерская воля.

И не думаю, что у него получилось бы работать с мамой. Она воспротивилась бы его депрессивной трактовке и получился бы один сплошной конфликт на площадке. Знаете, эта картина должна была бы стать чем-то вроде "Жизнь Прекрасна" Роберто Бенини - местами комедия, местами трагедия, но все равно очень светлая. Получилось не так. Но все, что я сказал, совершенно не означает, что я посылаю зрителям сигнал - это плохая картина, не смотрите ее.

РГ: Думаю, наоборот, ваша позиция заинтригует, и зрители пойдут в кино.

Санаев: Пусть посмотрят обязательно! Я видел разные мнения, совершенно полярные. Одни пишут, что их растрогало до слез, даже сильнее, чем книга. Другие пишут что их любимое произведение изуродовали. Пусть каждый сделает свой вывод. А мне важно сообщить, что я, как автор, не согласен с посылом фильма, который получился диаметрально противоположным тому, который я закладывал. Я написал историю про любовь и прощение, а фильм получился про тиранию и отсутствие хороших людей.

РГ: Меня, кстати, образ бабушки тоже особо заинтересовал, потому что в нем фактически национальная проблема - женщинам нашей страны пришлось пройти через разруху, лагеря, эвакуации, холод, голод и другие испытания, что изуродовало в дальнейшем их способность любить.

Санаев: Вы даже не представляете, сколько таких бабушек, матерей, отцов... Из десяти отзывов на книгу, в семи написано "у меня было то же самое".

РГ: Как понять таких бабушек? Как простить?

Санаев: (Пауза) Очень тяжело. Я смог сделать это только тогда, когда писал книгу. И то, наверное, не до конца. Но все же надо как-то пытаться понимать и прощать, потому что альтернативы все равно нет. Что остается? Носить в себе обиду? Отвечать встречной агрессией? Все это будет разрушать вас самих.

РГ: Книга "Похороните меня за плинтусом", я слышала, выйдет в новом варианте?

Санаев: Сейчас мы сделали новое подарочное издание, потому что совершенно случайно возникла очень хорошая художница, которая нарисовала для книги несколько иллюстраций. Они мне очень понравились. Я попросил нарисовать еще, и получилось 40. Я их принес в издательство, и мы приняли решение сделать красивый подарочный вариант. Я подумал, чем бы его еще дополнить и вспомнил, что были три главы, которые не вошли в окончательную редакцию. Они не очень хорошо получились, к тому же тормозили сюжет. Я их перечитал, переписал заново с чистого листа и получились три очень смешных рассказа, в которых открывается новая сторона жизни моего героя Саши Савельева. Помимо того, что он учил уроки, болел и пригибался от бабушкиных криков, так он еще строил космический корабль, был геологом, мастерил противогаз, увлекался астрономией, играл в грабителя… У мальчика, оказывается, была интересная жизнь! Новые главы будут прилагаться в дополнение к основному тексту в конце книги. Одну из них можно уже сейчас прочитать на сайте - она называется "На Ленточки".

Фильмография Павла Санаева

  • На игре. Новый уровень (2010)
  • На игре (2009)
  • Нулевой километр (2007)
  • Последний уик-энд (2005)
  • Каунасский блюз (2004)