Новости

27.11.2009 20:01
Рубрика: Культура

Череп как тема

Гид РГ по выставкам современного искусства в Москве

У Виктора Скерсиса - большого концептуалиста, участника трио Альберт-Скерсис-Филиппов, открылась выставка "Искусство - это ого-го". Концептуализм, верный спутник Большого Стиля, не сдавал позиций все прошлое десятилетие, а сейчас, когда этот самый Большой Стиль переживает ренессанс, как ему не хорошеть да не цвести? Но Скерсис всем покажет, что искусство - это действительно ого-го, а не что-нибудь другое. Пускай видный куратор Андрей Ерофеев спокойно хоронит себе аналитическое и интеллектуальное искусство, не разумом единым жив художник. И если пишет Скерсис большую, очень большую, картину "Кони пляшут гопака" - так на ней действительно конь-М и конь-Ж пляшут веселый танец, и ни к чему искать тут заумь. Вот написано "Гармонь, полынь, портвейн" - и правда, гармонь и полынь нарисованы, а портвейн уже выпит. Против правды не попрешь. Смешная эта правда, но все-таки родная. В цикле под названием "Любовь - сложное чувство" нарисован десяток трепанированных черепов. Может, это уже и не смешно, а за большую тему взялся художник. Привет, опять же, Дэмиену Херсту. Галерея GMG, до 16 января.

Выставка Дэмиена Херста, самого известного, высокооплачиваемого и уже немолодого представителя плеяды "молодых британских художников" открылась в галерее "Триумф" (Новокузнецкая, 40). Это тридцать работ из серии "Мертвые". 30 черепов из разноцветной фольги символизируют для Херста "торжество жизни".  Тут уместно обратить внимание на разницу подходов к такой важной теме у концептуалистов и английского миллионера. На черепа самого дорогого современного художника из цветных бумажек наши ветераны от "совриска" отвечают трагикомической трепанацией, как Скерсис в галерее Марины Гончаренко, и черепом из каменного угля, как Владимир Анзельм. Кто кого - хтонический каменноугольный костяк или череп одномерного человека производства фабрики Херста? Ответ зависит от того, что в итоге окажется важнее: хороший вкус или большие деньги.

Деньгами в галерее "Кино" сегодня не пахнет. Камерная выставка Ольги Резановой "Прощай, лампочка" посвящена обычной лампочке накаливания, которая уходит в прошлое вслед за пишущей машинкой и кассетным магнитофоном. Без затей вырезанные из блестящей алюминированной термопленки лампочки метрового размера, сфера из люминесцентных трубок представляют собой мемориал источнику света, знаний, да и жизни, наконец, нескольких поколений. Ностальгическая нарезка из кинолент погружает в атмосферу прошлого, в котором неизбежно тонут даже, казалось, вечные вещи.

Выставка Резановой в "Кино" интересна вот еще чем. В ней начисто отсутствует и намек на концептуальность и какую-либо даже завалящую аналитичность: та же сфера из трубок, представленная на выставке, означает, что Резанова не видела аналогичные люминесцентные конструкции дуэта "Молитор&Кузьмин", да и вообще не имеет отношения к современному искусству, за что ей отдельное спасибо. И простые силуэты ламп, и блюда изоляторов на столе для фуршета действуют только на эмоциональное восприятие. И тему эту - все отнимающего прошлого - автор не "проблематизирует", а из общего факта делает искусство, не требующее специальной квалификации зрителя. Как и положено художнику настоящему, не обремененному ни шизоидной философичностью, ни параноидальной политизированностью.

В "Творческих мастерских для детей любого возраста", которые работают на ВинЗаводе, до 7 декабря идет выставка Бруно Нивера. Нивер - француз, но давно полюбил Россию и живет с женой-красавицейв Москве. Поет французский шансон и, как изобретатель муфта-лингвы Вилли Мельников, пишет (или сочиняет) стихо-картины и кроит стихо-платья. В каждой картинке Бруно скрыто стихотворение. Это замечаешь не сразу, но стоит раз понять - и тогда каждый рисунок заговорит.

Нивер подюбил Россию, а главный редактор одного толстого журнала Роксолана Черноба - остров Ольхон в самой середине Байкала. У бурят-шаманистов он считается центром вселенной, посещение Ольхона популярно и среди городских поклонников шаманской и буддистской экзотики. Красивейшая байкальская природа и аура "места силы" - материал фотовыставки Роксоланы Чернобы в галерее Врублевской, которая продлится до 23 января.

Аура места - тема и нового проекта ГЦСИ. Большая выставка "Прочь из города/Ленд-арт" объединяет документацию работ 33 художников из СССР и Чехословакии за период 1960-80х гг., занимавшихся ленд-артом. К "поездкам за город" подталкивала не только девственная нетронутость сельской местности, но и невозможность выставиться в официальных социалистических институциях. Архив, выставленный в ГЦСИ, разбит на 7 тематических частей и дает возможность фантазировать - что бы было, пусти тогда этих художников в музей. Из отечественных художников на выставке Ф. Инфанте, Н. Абалакова и А. Жигалов, Н. Алексеев и, конечно, группы "Гнездо" и "КД". Зоологическая ул., 5, до 10 января

В галерее Рор/оff/art до 12 декабря новая выставка Константина Батынкова. Она называется "Веселые картинки", и не зря - на Батынкова смотреть всегда было весело, а сейчас стало еще веселей. Художник отказался - навсегда ли - от привычной монохромности и расцветил свои милые "измененные ландшафты" во всю радужную ширь. Музы ему велели, или виновата новая, светлая мастерская Батынкова - мы не знаем, да и не важно. Живопись Батынкова сменила цвет, но содержание осталось прежним: тихий апокалипсис урбанистической среды. Фоновый городской стресс неутомимый Батынков проецирует на тысячи холстов в форме разрушающихся новостроек (на одной из картин руины Дома Художника на Крымском; пока общественности удалось воспрепятствовать его сносу, но что будет дальше?), фантастических происшествий, поданных как беглый репортаж с места события. Цвет придает Батынкову убедительности, и видно невооруженному глазу, что художник не фантазирует, а лишь гиперболизирует шаткую окружающую действительность. Когда-то давным-давно Станислав Лем написан "Футурологический конгресс", повесть о недостоверности всего на свете. Развив сюжет в сторону голливудской соборности, братья Вачовски получили мрачный триллер "Матрица". В отличие от них, Батынков не ссылается на Лема прямо, но его фантасмагорический мир (в котором на голову вместо кирпича может упасть что угодно, для чего и названия-то нет) несомненно берет истоки в сомнении в достоверности окружающих предметов. Звучит страшно. но выглядит убедительно. Батынкову хочется верить. В цвете - еще более.

Еще одну попытку представить вероятную среду обитания делает Laboratoria Art&Science Space (пер. Обуха, 3). До 24 января тут экспонируется проект Райнера Марии Матюшик "Судьбы организмов будущего". После конца эволюции живой материи, считает Матюшик, будут возникать интересные, но нежизнеспособные существа. Автор изваял их из пластилина и других материалов в количестве более сотни. Обитатели будущего классифицированы и сопровождаются псевдонаучным описанием. Читая названия классов "скрытых незрячих", "неутомимо потеющих" и т.п., вспомнишь и "Классификацию животных Поднебесной" Борхеса, и даблоидов Тишкова. И упражнения детей Студии ДЭЗ#5 при центре ДОМ - на творчество которых кадавры Матюшика больше всего и похожи.

Культура Арт Актуальное искусство Культура Арт Культура Арт Фотография Культура Арт Архитектура