Новости

27.11.2009 00:30
Рубрика: Происшествия

Поймали на слове

Бывший пресс-секретарь президента Татарстана лишился свободы за клевету

Вчера Кировский райсуд Казани приговорил 45-летнего Ирека Муртазина к одному году девяти месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. Осужденного взяли под стражу прямо в зале суда.

Иреку Муртазину инкриминировались клевета (статья 129 часть 2 УК РФ), нарушение неприкосновенности частной жизни (статья 137 часть 2), а также возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства по признакам принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенными публично и с использованием СМИ, с угрозой применения насилия (статья 282, часть 2).

Уголовное дело в отношении бывшего пресс-секретаря президента РТ было возбуждено в декабре прошлого года по заявлению главы республики. Минтимер Шаймиев сделал его после того, как 12 сентября 2008 года в "Живом Журнале" Муртазина появилось сообщение о якобы имевшей место кончине президента РТ и грядущих в связи с этим негативных переменах на политической арене Татарстана. По версии следствия, тем самым подсудимый пытался дестабилизировать ситуацию в республике.

Десятого августа этого года Минтимер Шаймиев лично явился в суд для дачи показаний. По мнению президента РТ, оказавшегося в роли потерпевшего, Муртазин заслуживает "строгого справедливого наказания по всем трем статьям". Из показаний Минтимера Шаймиева, озвученных во время оглашения приговора судьей Алексеем Кочемасовым, следует: глава республики понимает, что предел критики в отношении политиков более широкий, чем в отношении частных лиц, поэтому он всегда проявляет терпимость. Но в данном случае речь идет уже не о критике, а о гнусной лжи, клевете, которая затрагивает личные чувства не только потерпевшего, но и его близких.

И если до этого глава республики не придавал серьезного значения вышедшей в свет в 2007 году книге Ирека Муртазина "Минтимер Шаймиев: последний президент Татарстана. Книга 1", то после появления "некролога" в "Живом Журнале" это издание также послужило поводом для уголовного преследования. По мнению следствия, в книге Муртазин необоснованно обвинил Шаймиева в коррупции и нарушении закона, в развязывании в декабре 1994 года войны в Чечне, наркотизации и алкоголизации населения Татарстана. Суд пришел к выводу, что целью книги является разрушение позитивного образа Минтимера Шаймиева как политического лидера, что Муртазин пытался дестабилизировать ситуацию в республике и возбудить ненависть по признаку принадлежности к определенной социальной группе путем формирования негативной оценки деятельности представителей органов власти.

При этом подсудимый действовал с прямым умыслом, осознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность и неизбежность общественно-опасных последствий. Проведенная психолого-психиатрическая экспертиза признала подсудимого вменяемым.

Ирек Муртазин свою вину полностью отрицал. По его показаниям, преступного умысла и цели скомпрометировать главу республики он не имел. Про "кончину" президента РТ узнал от человека, близкого к окружению Шаймиева, но раскрыть источник информации категорически отказался. Искренне в это поверил и как журналист не удержался от соблазна первым сообщить новость. Когда же выяснилось, что информация не соответствует действительности, по словам Муртазина, он направил президенту Татарстана письмо, но оно почему-то не дошло до главы республики. Целью написания книги, по показаниям подсудимого, явилось желание высказаться и открыть глаза на новейшую историю Татарстана. Он рассказал читателям факты и высказал свое субъективное отношение к ним.

- Оценивая доказательства по делу в совокупности, суд считает, что вина подсудимого установлена и доказана, - резюмировал судья Алексей Кочемасов.

По мнению суда, доказательства указывают на мотивы совершения преступления, которые имеют под собой "наличие неприязненных отношений, а именно - месть, ненависть, ревность, зависть". Некоторые из экспертов вообще убеждены, что Муртазин избрал образ Шаймиева в качестве соперника, которому во что бы то ни стало надо доказать свою правоту.

Однако суд решил, что гособвинение не представило доказательств вины подсудимого в возбуждении ненависти и вражды, а равно унижении человеческого достоинства с угрозой применения насилия. В связи с этим действия подлежат переквалификации со второй на первую часть статьи 282 УК РФ как действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды по признакам принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично и с использованием СМИ.

А по статье 137 части 1 УК РФ Ирек Муртазин был вообще оправдан. Он представил публикации в печати, в которых уже сообщалось о частной жизни потерпевшего - Минтимера Шаймиева. Это значит, что, когда за перо брался Муртазин, эти сведения уже не составляли личную тайну, поэтому на их публикацию согласие президента РТ не требовалось. И о нарушении неприкосновенности частной жизни главы республики в данном случае не может быть и речи. А вот за клевету (статья 129 ч.2) подсудимый понесет наказание.

- Считаю, что за клевету, которая была распространена в отношении потерпевшего, в отношении целой социальной группы, представителей региональной власти, Муртазину назначено адекватное наказание, - заявила журналистам адвокат президента РТ Василя Максудова. - Приговор справедливый и соответствует тяжести совершенного преступления.

Ирек Муртазин еще до окончания судебного заседания заявил, что твердо намерен обжаловать приговор в Верховном суде РТ.