Новости

01.12.2009 14:30
Рубрика: Экономика

Центральноазиатский развал

Узбекистан сегодня покидает Объединенную энергосистему Центральной Азии (ОЭС). Это событие, которое, на первый взгляд, интересует только технологов и специалистов по электроэнергетике, на деле может иметь далеко идущие последствия. Может быть, и для России.

Современная электроэнергетика устроена таким образом, что чем более тесно работают разные ее части, тем лучше. Это дает гарантию надежности - скажем, если в одной точке энергосистемы возникли проблемы, помощь может прийти из другой точки. Именно поэтому и страны Прибалтики, и Финляндия по-прежнему остаются связанными с Единой энергосистемой России - так удобнее. Связан с нею и Казахстан.

В Центральной Азии в начале "нулевых", после развала 90-х, шел процесс воссоздания ОЭС Азии. В этом процессе активную роль играло РАО ЕЭС России, где в то время вынашивались планы о внешней экспансии (именно тогда, например, РАО прикупило грузинскую энергосбытовую компанию). Помимо коммерческих интересов, РАО преследовало и цели обеспечения надежности: некогда единая энергосистема СССР лучше всего работала бы, если б она была воссоздана в прежнем виде. Однако в 2003 году в ОЭС отказалась вступать Туркмения, по поводу чего президент этой страны и глава РАО Анатолий Чубайс обменялись письмами. Чубайс уговаривал туркмен пересмотреть решение, туркмены указывали на риски, с которыми якобы сопряжена работа в ОЭС (авария в соседней стране становится отчасти и твоей аварией) и говорили, что вместо этого поищут лучше себе других компаньонов. С этим пришлось смириться, да и потеря была невелика: Туркмения (посмотрите на карту) - это "тупик", а не транзит, стало быть, ее отход ничего в энергосистеме не разрывал. К тому же у туркменов были и свои резоны - они активно наращивали сотрудничество с южными соседями, и по некоторым данным в этом преуспели. Пожелаем им удачи и впредь. Но выход Узбекистана - проблема сегодняшняя и куда более серьезная. О том, что Ташкент намерен покинуть ОЭС, говорилось с начала осени. В узбекских СМИ ОЭС объявлялся "пережитком", чуть ли не "колониальным прошлым"; приводились в целом те же аргументы по поводу опасностей и рисков работы в ОЭС, что в свое время озвучивала и туркменская сторона.

На первый вопрос - почему Узбекистан решил расстаться с "колониальным наследием" именно теперь, ответ куда как прост. Эта страна понемногу строила необходимые сетевые объекты, замкнутые сами на себя, и когда увидела, что дело сделано, пошла на этот шаг. Что именно не нравится Ташкенту в ОЭС - также понятно. Часть электроэнергии, которая шла по "азиатскому кольцу" через Узбекистан, эта страна должна была пропускать бесплатно как участник данного интеграционного проекта. Речь шла, в первую голову, об энергии для Киргизии. Узбекистану это давно не нравилось, в Ташкенте говорили о том, что Киргизия "должна" Узбекистану, в Киргизии этого не признавали... ну а теперь спор сам сбой закончился. А пострадавшей оказалась не только Киргизия, а в первую очередь Таджикистан, который теперь обвиняет Ташкент (думается, что безосновательно) в "политическом давлении". Дело в том, что часть Таджикистана может снабжаться электроэнергией только через Узбекистан. Теперь такой возможности не будет - по крайней мере, бесплатно. Люди в Таджикистане готовятся к тяжелой зиме, особенно в изолированных соседом энергорайонах; власти как могут их успокаивают. А платить Таджикистану нечем. С завтрашнего дня перейдет в ограниченный режим работы знаменитая Сангтудинская ГЭС, принадлежащая российским структурам и расположенная в Таджикистане. Ее хотели вообще остановить с 1 декабря, но решили просто ограничить. Причина - таджикской стороне нечем платить за ток, который эта ГЭС вырабатывает. Это особенно неприятно с политической стороны, поскольку данная ГЭС была чуть ли не символом интеграции на постсоветском пространстве, и уж точно была главным проектов ЕврАзЭС, в котором теперь о ГЭС стараются не упоминать. Автор этих строк был несколько лет назад на этой станции и может засвидетельствовать, что именно в этом - интеграционном - разрезе проект понимался всеми участниками стройки. Но вот стройка закончена, надо бы платить, а нечем. И уж тем более нечем будет платить за транзит Узбекистану - хотя, конечно, какой-то выход найдут, скорее всего, кредитный.

Россия, конечно, от этих событий нервничает и не без основания. Казахстан является как частью ОЭС, так и тесным партнером Единой энергосистемы России. В Астане сейчас не знают, что делать. Выйти из ОЭС - это логично и напрашивается, тем более, что ОЭС уже не существует, но политически чревато серьезными проблемами. Не выйти - значит тянуть на себе этот воз. Но посмотрим на ситуацию со стороны России, которая после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС лишилась в Сибири, как раз севернее описанных нами территорий, мощнейшего субъекта генерации, что может повлечь за собой напряженную режимную обстановку в энергосистеме Сибири зимой. Оценок, как именно скажутся на Сибири азиатские события, пока нет, и думается, что катастрофического или даже просто существенного воздействия не будет, но нервозность есть, и она вполне оправданна. Нам, и так без крупнейшей ГЭС, еще не хватало проблем с Казахстаном, который работает в связке и с нами, и с "азиатами"! Но, к сожалению, России остается в этой ситуации просто наблюдать.

Специалисты говорят, что Узбекистан рано или поздно вернется. После того, как случится несколько аварий (они неизбежны - не обязательно такие крупные, как на Шушке, в энергосистеме постоянно что-то ломается). После того, как для минимизации последствий этих аварий негде будет взять мощности. После проблем с оплатой энергии собственными потребителями, наконец. Узбекистан - не Туркмения, у нее под боком Ирана нет. Но когда она вернется, и что произойдет за это время - никто толком не знает. Так или иначе фраза "зима покажет" - отнюдь не журналистский штамп, а прямая констатация факта. Именно зима, которая в Азии наступает позже, чем в России, даст оценку шагам узбекского руководства. 

Экономика Отрасли Энергетика В мире экс-СССР Узбекистан