Новости

02.12.2009 00:25
Рубрика: Общество

Карачай упрячут в бетонные берега

Геологи и химики в союзе с экологами преодолевают наследство "холодной войны"

На соискание премии правительства РФ в области науки и техники выдвинута уникальная работа - научное обоснование и практические мероприятия по выводу из эксплуатации самого большого в мире хранилища радиоактивных отходов.

Как требует в таких случаях процедура, из комиссии по премиям было направлено официальное письмо с просьбой провести общественное обсуждение выдвинутой работы в профильном научном центре - Институте физической химии и электрохимии им. А.Н. Фрумкина РАН. И такое обсуждение в рамках расширенного ученого совета ИФХЭ РАН недавно состоялось. Коллеги и специально привлеченные оппоненты единодушно высказались в поддержку этого выдвижения. Среди главных пожеланий - довести начатые работы до логического завершения - так, чтобы на месте объекта Карачай возникла если не зеленая лужайка, то, по крайней мере, зона безопасная для всего живого.

Карачай - так называлось верховое болото на Южном Урале, о котором полвека назад дальше Челябинска вряд ли кто знал. Но болото это оказалось в режимной зоне атомного комбината и было использовано для сброса жидких радиоактивных отходов, которые возникали в больших количествах при производстве оружейного плутония. С тех пор это уже не просто болото, а крайне опасный в радиационном отношении объект природно-техногенного происхождения.

По официальным оценкам, в нем содержится 300 тысяч кубометров жидких отходов. Их активность превышает 100 миллионов кюри. Другого столь же опасного объекта в мире нет. Принято считать, что его создание было мерой вынужденной - в безвыходной, как тогда казалось, ситуации. Из рассекреченных документов теперь известно: 29 сентября 1957 года в промзоне здесь произошел взрыв емкости с технологическими отходами производства оружейного плутония. И надо было в срочном порядке решать - как и какими методами от них избавляться. Созданная в экстренном порядке комиссия с участием первых лиц минсредмаша и Академии наук СССР в качестве временной меры дала "добро" на сброс отходов в Карачай.

К середине 60-х, когда объем таких вливаний стал особенно заметным, наступил период маловодья, водоем сильно обмелел. А в 1967 году с обсохшей береговой черты произошел залповый ветровой разнос радиоактивного ила - больше всего досталось Челябинску-65 (ныне - Озерск). По свидетельствам очевидцев, дома и городские улицы отмывали долго и без видимого успеха. Но именно тогда (в 1968 году) руководством минсредмаша во главе с Ефимом Славским было принято решение "закрыть Карачай".

К этой проблеме возвращались в дальнейшем не раз и не два. Но она казалась (и была в действительности!) такой неподъемной, что кавалерийские наскоки в виде резолюций ЦК и постановлений Совмина ничего не решали и решить не могли. Потребовалась многолетняя систематическая работа большого коллектива ученых, специалистов-гидрологов, геологов, радиоэкологов, чтобы дело реально продвинулось.

Прямая речь

Где мы сейчас и куда движемся, рассказывает научный руководитель этой работы, член-корреспондент РАН академик Николай ЛАВЕРОВ.

Российская газета : Ликвидировать Карачай как наиболее крупное хранилище РАО руководство страны (тогда еще - СССР) постановило в 1982 году. Что имеем на этот день?

Николай Лаверов : За 25 лет выполнен уникальный комплекс научно-исследовательских, предпроектных, проектных и производственных работ по ликвидации Карачая как поверхностного водоема. На этом месте создается первое в России приповерхностное закрытое хранилище РАО, которое надежно изолировано от контактов с биотой.

РГ : А к чему сводятся собственно научные результаты?

Лаверов : На мой взгляд, выделяются четыре основных. Во-первых, получены геохимические данные по условиям и скорости миграции различных радионуклидов. Выявлена горизонтальная и вертикальная зональность в их размещении, установлено проникновение по зонам разломов на значительные глубины.

Во-вторых, создан уникальный банк данных по коэффициентам распределения радионуклидов между водой, минеральными агрегатами и отдельными минералами. Добавьте к этому геофильтрационные модели растворов в зоне, примыкающей к Карачаю, учитывающие представление о большой роли природных геохимических барьеров. Это три. И, конечно, впервые решены многие технологические задачи.

А картографические материалы, сведенные в единый Атлас, и пояснительная записка к нему, на мой взгляд, могут рассматриваться в качестве методических рекомендаций для проведения работ по реабилитации других радиационно-загрязненных объектов и стать учебным пособием.

Общество Наука