Новости

07.12.2009 00:47
Рубрика: Экономика

Бюджетная спираль

Текст: Евгений Гонтмахер (член правления Института современного развития)

Новая бюджетная трехлетка - такой фундаментальный документ, оценить который можно только на фоне социально-экономической ситуации в стране. Тогда станет понятно: это инструмент для ускорения развития, или он, скорее, консервирует накопленные диспропорции и проблемы.

Сейчас Россия живет в состоянии очень высокой степени неопределенности в отношении своих перспектив экономического и финансового развития. После месяцев кризиса, когда было зафиксировано падение ВВП, производства, потребительского спроса, нам не удастся просто взять и, сделав "круг над аэродромом", сесть в ту же самую точку, из которой мы вылетели. То есть вернуться к показателям 2006-2007 годов, когда темпы роста были достаточно высокие. Об этом, кстати, говорят и руководители страны.

Четыре точки невозврата

Та экономика, которая у нас сформировалась перед началом кризиса, оказалась с очень серьезными недостатками. И первый из них - это, конечно же, сырьевая направленность, когда мы фактически существовали только за счет продажи необработанного сырья. И в итоге попали в сильную зависимость от импорта, в том числе даже самых элементарных потребительских товаров, не говоря уже о машинах и оборудовании.

Вторая проблема - хроническая нехватка инвестиций. На них тратили менее 20 процентов того, что страна зарабатывала. Это очень мало. Значительную часть денег просто "проедали". Что, конечно, не так плохо, потому что росли пенсии, зарплаты. Однако так и не был создан экономический фундамент для социального развития на многие годы вперед.

Мало того, мы получили очень отсталую экономику с точки зрения технологической базы. Это третий ее недостаток. Фактически мы имеем то, что было построено в советское время и последние 20 лет нещадно эксплуатировалось. Сейчас это оборудование, машины изношены чуть ли не на 70-80 процентов. Бесконечное их латание, ремонт уже не помогают. Более того, это разорительно для страны. Нужна замена оборудования, причем революционная, чтобы в разы повысить производительность труда.

И, наконец, четвертая проблема - до кризиса произошло серьезное социальное расслоение и по доходам, и по доступности медицинской помощи, бесплатного образования. Эти различия увеличиваются. К сожалению, как и диспропорции между регионами. У нас сформировалась очень своеобразная бюджетная система, когда в федеральной казне концентрировалось все больше и больше средств. И все больше и больше регионов становилось реципиентами. Примерно 20 из них были донорами федерального бюджета, остальные - только потребляли из него и жили за счет дотаций.

Так что банальный разворот к прежним позициям нам просто не нужен. Мы должны двигаться по спирали. Возможно, в чем-то вернуться назад, но поднимаясь при этом на новую высоту. Как сказал премьер-министр Владимир Путин, надо попытаться прыгнуть выше головы. Говоря это, он имел в виду пенсионные выплаты и социальные расходы. Но это относится и ко всей ситуации в нашей экономике, которой нужна радикальная модернизация. А значит, требуются и новое качество подготовки людей, и новое качество их здоровья. Эти достаточно большие, я бы сказал, исторические задачи, стоящие перед нашей экономикой, требуют соответствующего бюджета, при помощи которого государство влияет на эти процессы в той или иной степени.

Здоровые и умные

А теперь давайте посмотрим на тот бюджет, который начнет действовать с 1 января 2010 года. Если говорить о модернизации экономики, обновлении технической базы, то, казалось бы, напрямую государством выделяется не так много инвестиций. Но как ни парадоксально, это не так и плохо, потому что в данном случае государство должно действовать более тонко. То есть регулировать режим инвестиций, прежде всего частных, для того чтобы было выгодно инвестору, и российскому, и зарубежному, вкладываться в Россию, обновлять производство, привлекать рабочую силу, получать прибыль и тут ее тратить. Важно, что государство не собирается тратить сотни миллиардов рублей для того, чтобы самому быть инвестором. Это вполне нормально для той страны, которую мы хотели бы видеть. В бюджете есть целый ряд предпосылок, что правительство может выйти на такую политику. Это произойдет не сразу, для этого нужно год, два, три, но надо думать о стратегическом будущем. И в этом смысле бюджет 2010 года носит характер некой площадки, на которую мы выходим, и от нее уже будем выстраивать траекторию полета в будущее.

Довольно большие средства предусмотрены на укрепление банковской системы, прежде всего на докапитализацию банков с госучастием. Понятно, для чего это делается. Прежде всего для того, чтобы фактически выкупить те активы, те основные фонды, предприятия, которые в условиях нарастающей конкуренции окажутся неэффективными. Это как раз то советское наследие, о котором я уже говорил. Деньги, которые поступят в распоряжение банков с госучастием, косвенно пойдут также и на поддержку людей, которые высвобождаются в результате закрытия или реструктуризации этих предприятий. И, может быть, на поддержку тех инвесторов, которые придут, чтобы на месте старых рабочих мест создать более современные производства. Это достаточно важное решение, которое поможет стабилизировать возможное обострение ситуации, связанной и с моногородами, и с целым рядом других проблем

К сожалению, очень немного напрямую выделено на поддержку моногородов, всего 10 миллиардов рублей. Конечно, этого не хватит для того, чтобы помочь людям в нескольких десятках "горячих точек", где закрываются предприятия из-за того, что они старые, изношенные. Но, думаю, через косвенные меры, которые есть в бюджете, это будет сделано. Кроме дофинансирования банков есть еще помощь регионам в программах занятости. И, конечно, это повышенные пенсионные выплаты, потому что значительная часть работников, которые заняты на предприятиях моногородов, это люди пенсионного возраста, которые совмещают получение пенсий с работой.

Еще один очень важный момент заключается в том, что правительство не побоялось пойти на формирование бюджета с дефицитом. Причем дефицит достаточно большой - 3 триллиона рублей, при том, что расходная часть составляет более 9 триллионов. Известно, что многие страны мира живут с дефицитным бюджетом. Правда, он там не такой большой. Тем не менее у нас есть определенный резерв для того, чтобы бюджет в течение года был пересмотрен. Это прежде всего более высокие, чем запланировано, цены на нефть и другое экспортируемое сырье.

Если доходы федерального бюджета превысят запланированные, то их, на мой взгляд, в первую очередь надо направить на поддержку образования, здравоохранения и на индексацию заработной платы бюджетников, которая обязательно должна быть проведена в следующем году за счет дополнительных поступлений. Без переобученного, здорового персонала мы не можем эффективно работать на современном оборудовании и стать конкурентными по производительности труда с ведущими развитыми странами. Поэтому расходы на образование и здравоохранение - это фактически прямые вложения в экономику, а не просто трата денег, как считают некоторые узкие специалисты. Пока же в бюджете-2010 расходы, напрямую связанные с образованием и здравоохранением, сократились. Основная ноша ответственности ложится на региональные и местные бюджеты. Федеральная казна берет лишь отдельные сферы, допустим, высшее образование, центры высокотехнологической медицинской помощи и так далее.

Взял темп - держи

Еще один важнейший вопрос - пенсионное обеспечение. Федеральный бюджет 2010 года берет на себя значительную часть обязательств по выплате пенсий. Сумма этих выплат, а также всех остальных социальных расходов составит до 10 процентов ВВП. И это, конечно, очень большая цифра. Примерно треть расходной части нашего федерального бюджета. В этом действительно есть большой социальный смысл, потому что нашим пенсионерам недоплачивали все последние годы, они живут очень скромно, некоторые, можно считать, в бедности. И эти решения в 2010 году вполне могут не только компенсировать им инфляцию и другие издержки кризиса, но и повысить реальное содержание пенсий. Но надо понимать, если мы не запустим маховик модернизации экономики, то не сможем поддержать относительно высокий по сравнению с прошлыми годами уровень пенсионных выплат. Тем более - его наращивать. А пенсии - это та сфера, где, один раз взяв темп, надо его держать.

Что касается модернизации, то, мне кажется, в федеральном бюджете пока есть определенное противоречие. Да, какие-то отдельные элементы направлены на то, чтобы страна быстрее переходила к новой экономике. Но они определены не напрямую, а, скорее, скрыты в его тексте. И при благоприятных условиях могут раскрыться только в 2011-2012 годах или даже позже. А пенсионные выплаты откладывать "на потом" мы не можем. Не получится ли так, что темпы роста наших социальных обязательств не будут соответствовать темпам перестройки экономики и, главное, темпам увеличения доходов федерального бюджета? Всякая модернизация требует определенного времени, в течение которого необязательно будут расти макроэкономические показатели. Потом, да, все окупится сторицей. Но в переходный период, который может продолжаться несколько лет, пенсионерам все равно надо будет платить предусмотренные законом пенсии.

И у меня вызывает пока некоторые опасения неясность того, что у нас будет происходить с доходами бюджета в 2011-2012 годах. По оптимистическому прогнозу социально-экономического развития страны, который дает правительство, в конце бюджетной трехлетки мы только выйдем на докризисный уровень ВВП и промышленного производства. Получается, что налоговые поступления, в том числе в федеральный бюджет, все эти годы будут ниже, чем до кризиса. И это создает определенную противоречивость с тем большим размером пенсионных выплат, которые мы на себя берем уже с 2010 года.

А если мы будем выходить из кризиса медленнее, чем нам бы хотелось, и это будет продолжаться еще и в 2013-2014 годах, когда темпы роста могут быть близки к нулевым? Тогда может обнаружиться, что пенсионные выплаты займут не просто значительную, а преобладающую часть расходов федерального бюджета. И в результате он фактически превратится в приложение к Пенсионному фонду. Не окажется даже минимальных средств на то, чтобы, например, реально подпитывать образование и здравоохранение.

Что мы тогда будем делать? Бюджет-2010 ответа на этот вопрос не дает. В этом плане он является бюджетом, который стоит на точке перелома. Из нее могут быть два варианта действий на следующие два года. Первый - оттягивание модернизации. Если, допустим, цены на нефть снова вырастут до 100 долларов за баррель, автоматически существенно увеличатся доходы бюджета. И тогда может снова победить точка зрения, дескать, зачем нам нужна модернизация, если у нас и так все снова в "шоколаде". Но есть и второй вариант развития событий, когда все-таки будет запущен механизм инноваций, модернизаций, который в течение нескольких лет сделает страну другой в экономическом, социальном, политическом плане.

Бюджет 2010 года сохраняет и ту и другую возможность. Какая будет реализована? Надеюсь, победит модернизационный вариант. И произойдет это достаточно быстро, до того, как появятся первые детальные разработки бюджета 2011 года.

Экономика Казна Федеральный бюджет Бюджет-2010 Финансовый кризис в России Евгений Гонтмахер комментирует
Добавьте RG.RU 
в избранные источники