Новости

Глава Роскомнадзора Сергей Ситников ответил на вопросы журналистов "РГ"

В "Российской газете" прошел "Деловой завтрак" с руководителем Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций Сергеем Ситниковым. Во время встречи журналисты "РГ" обсудили с руководителем Роскомнадзора самый широкий круг вопросов - от цензуры в Интернете до создания связи нового поколения.

Российская газета: Сергей Константинович, год назад Указом от 3 декабря 2008 г. был образован Роскомнадзор, и вы назначены его руководителем. Как для вас, человека телевизионного и газетного, ставшего чиновником всего два года назад, прошел этот год? Что удалось сделать из намеченного, что - нет?

Сергей Ситников: Действительно, чиновником я стал в 2007 году, когда был назначен заместителем руководителя Россвязьохранкультуры. Переход был тяжелый. И в первую очередь из-за того, что это была Москва, а я человек из провинции. Москва лично очень тяжело воспринималась: большой город, совсем другой ритм...

Но по работе было не так сложно, потому что я в должности заместителя руководителя Россвязьохранкультуры отвечал за направление массовых коммуникаций, а газетное и телевизионное дело было хорошо знакомо. Поэтому переход с точки зрения работы я не могу назвать сложным: было полное представление о работе отрасли, понимание происходящих процессов. Правда, пришлось более плотно заняться вопросами связи. К счастью, получилось так, что, работая на региональном телевидении, приходилось заниматься не только творчеством, но и развитием сетей, поэтому определенный опыт я получил. Постепенно освоил все.

А за прошедший год успели сделать многое. Например, длительное время вопросами радиочастотного спектра занимались разные структуры. И как это ни странно, еще в начале этого года мы не имели единой базы, в которой содержалась бы информация о всех действующих радиоэлектронных средствах - а их на сегодняшний день полтора миллиона, - где были бы отражены и технологические вопросы, и можно было бы найти сведения о физических параметрах радиоэлектронных средств.

Главная задача, которая стояла перед нами в этом году, - сбор всей этой информации. В апреле мной была поставлена задача создать единую информационно-аналитическую систему в области использования радиочастот и электронных средств массовой информации (ФАИС). Времени на ее создание было крайне мало. Руководил работой заместитель руководителя Радиочастотного центра Центрального федерального округа Станислав Кизима. Уже в августе система была разработана. Сегодня мы можем сказать, что она работает, дает реальные результаты. Мы стали наглядно видеть, что происходит с государственным ресурсом, которым наряду с нефтью, газом и т.д. является радиочастотный спектр.

Часть информации, связанная с радиочастотным спектром, в следующем году будет выложена в открытый доступ. Мы полагаем, что в большей степени эта информация будет нужна малому и среднему бизнесу, чтобы не бегать по рынку и не искать консультантов для ее поиска. Предприниматель сможет сам зайти на сайт и понять - целесообразно начинать связной бизнес, есть ли свободные частоты в интересующей его полосе радиочастотного спектра.

Выложить всю информацию в открытый доступ мы не можем по ряду причин. Они связаны с вопросами безопасности. Специалист, который получит всю информацию о радиочастотах, сможет определить, как они используются в целях обороны страны.

К сожалению, за этот год сделать удалось не все, что хотелось. Достаточно сложно идет работа с административными регламентами. В соответствии с полномочиями Роскомнадзор только готовит предложения по нормативным правовым актам, а утверждаются они министерством связи и массовых коммуникаций. Требуются дополнительные согласования позиций. На это уходит время. А хотелось бы, чтобы процесс шел быстрее.

РГ: В последнее время много говорится о реформе работы контрольно-надзорных органов с точки зрения упрощения лицензионных и регистрационных процедур. А с июля этого года контрольно-надзорные органы, в том числе Роскомнадзор, работают по новому Закону N 294-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля". Какие задачи стоят в связи с этим перед Роскомнадзором?

Ситников: Задач много, но главная - одна. Необходимо добиться прозрачности и увеличить скорость выдачи лицензий и прохождения регистрационных процедур. Всем хочется, чтобы регистрация происходила молниеносно, а лицензии выдавались очень быстро. Но для этого кроме желания необходимо разработать оптимальный алгоритм действий. Простой пример: сейчас, чтобы решить вопросы по радиочастотам, службе предоставляется законом 120 дней. Такой большой срок обусловлен в том числе и тем, о чем я уже говорил - не было общей информационной базы по радиочастотам. Сейчас такая "инвентаризация" проведена.

Для нас в ближайшее время основной задачей является сокращение сроков рассмотрения заявок. Уже сегодня заявки на выдачу разрешений на использование радиочастот мы в состоянии рассматривать не 120, а 90 дней. Но и это не предел. Считаю, что мы должны рассматривать вопросы, связанные с разрешительной работой в сфере использования радиочастотного спектра, в течение 40-50 дней, а может, даже и быстрей. Выйти на эти рубежи нам позволит не только ФАИС, но и то, что за счет электронного документооборота срок согласования с министерством обороны и другими ведомствами, с которыми мы проводим согласительные процедуры, будет сокращен.

Что же касается 294-го закона, то его нормы и требования Роскомнадзор учитывает в работе со второй половины этого года. План Роскомнадзора на 2010 год мы сверстали еще два месяца назад и представили в Генеральную прокуратуру, чтобы она могла нашу работу контролировать. Это требование закона. Скоро состоится расширенное заседание коллегии Роскомнадзора, в том числе по вопросу реализации 294-го закона. Проанализируем, как идет у нас этот процесс, определим задачи на следующий год.

Уверен, что наиболее эффективны дистанционные формы контрольно-надзорной деятельности. Мое глубокое убеждение состоит в том, что самый хороший надзор - это тот, которого не видно. Ни операторы, ни вещатели, ни другие участники рынка его не ощущают, но прекрасно знают, что этот контроль есть. Такая практика дистанционного контроля сегодня действует в отношении средств массовой информации, в том числе электронных, а также в сфере связи. Для этого у нас есть все технические и информационные возможности: в ведении нашей службы находится восемь радиочастотных центров, работа которых синхронизирована с деятельностью территориальных управлений Роскомнадзора. Благодаря дистанционному контролю мы знаем, какие проблемы существуют у того или иного оператора. Это позволяет в ходе проверки во взаимодействии обращать внимание только на проблемные места. Отпадает надобность в тотальной проверке, что приносит пользу и нам, и операторам.

РГ: Расскажите, пожалуйста, о работе, которую ваше ведомство ведет по улучшению эффективности использования радиочастотного спектра в стране.

Ситников: Одно из главных направлений нашей работы - выявление нереализованных компаниями разрешений на использование радиочастот. Это когда операторы связи не выполняют условия, на основании которых они радиочастоту получили. В этом году Роскомнадзором принималось немало решений о прекращении использования радиочастот. Аннулированы почти 300 разрешений по цифровому телевизионному вещанию (из них по 6 каналам в Москве и 4 в Санкт-Петербурге), более 80 разрешений по аналоговому телевизионному вещанию, а также свыше 500 разрешений по широкополосному беспроводному доступу.

РГ: То есть в результате вашей работы появилась возможность для нового использования каналов связи?

Ситников: Да. К примеру, высвободившиеся радиочастоты будут обязательно использованы при формировании частотно-территориального плана внедрения цифрового телевидения на всей территории РФ.

Хочу подчеркнуть, что при выявлении нереализованных разрешений на использование радиочастот Роскомнадзор исходит из того, что радиочастотный спектр - это государственный ресурс, который в обязательном порядке должен использоваться эффективно. Он не предназначен для "капитализации" компаний, которые существуют лишь на бумаге и были созданы специально для получения радиочастот и дальнейшей перепродажи.

РГ: Ваша "инвентаризация" откроет перспективы для тех, кто впервые задумывает открыть радиостанцию? Сегодня-то, насколько я знаю, тесно в радиоэфире, тяжело получить новую частоту, например, в диапазоне FM?

Ситников: С радиовещанием в FM-диапазоне у нас сегодня проблемы есть только в нескольких городах: в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, отчасти в Новосибирске. В остальных регионах FM-частоты не носят характера остродефицитных.

Вы, наверное, помните, буквально несколько лет назад говорили о том, что нет частотного ресурса для телевидения. Так вот сегодня этот ресурс есть, как я уже сказал выше.

В Москве освобожден даже один метровый канал. Я полагаю, что в ближайшее время мы стране еще кое-что вернем.

РГ: Вы член правительственной комиссии по развитию телерадиовещания. Расскажите об этапах реализации Федеральной целевой программы "Развитие телерадиовещания в Российской Федерации до 2015 года".

Ситников: Федеральная целевая программа утверждена буквально на днях. Однако мероприятия, необходимые для перевода российского телерадиовещания на цифровой формат, уже давно идут. Роскомнадзору поручено разработать частотно-территориальный план (ЧТП) для цифрового вещания, то есть определить радиочастоты, которые будут использованы для цифрового телерадиовещания. В сентябре был разработан и согласован с министерством обороны частотно-территориальный план для первого пакета программ (мультиплекса), в который войдут общероссийские обязательные общедоступные телеканалы и радиоканалы. Перечень таких каналов утвержден в июне этого года указом президента Российской Федерации.

В декабре мы будем готовы докладывать о завершении разработки ЧТП и второго мультиплекса. Завершение разработки ЧТП для двух стартовых мультиплексов позволит приступить к проектированию и строительству сетей. Кроме этого, снимается мораторий на получение разрешительных документов на аналоговое телевещание. На мой взгляд, в ближайшие годы оно еще поживет, у рынка есть желание его развивать.

РГ: Мы можем назвать регионы, где мораторий уже снят?

Ситников: На сегодняшний день в перечне регионов, в которых снят мораторий для использования аналоговых телевизионных передатчиков, все субъекты Федерации Сибирского, Уральского, Приволжского и Дальневосточного федеральных округов, а также Северо-Западного (за исключением Санкт-Петербурга, Ленинградской и Калининградской областей).

РГ: У нас не произойдет так, что в один прекрасный день - раз и выключили аналоговое телевидение?

Ситников: Нет, такого не будет. Было бы легко и просто использовать действующие каналы и в один момент перевести их быстро в "цифру". Но руководство страны решило, что делать это нельзя, поскольку резкий переход повлечет за собой сложности для населения, для тех людей, которым будет сложно приобрести в установленный короткий срок цифровое приемное оборудование (телевизионные приставки), а также тех, кто не считает необходимым это делать. В стране ведь немало граждан, которые обходятся одним или двумя телеканалами. И о том, что цифровое вещание даст возможность просмотра нескольких десятков каналов, им даже неинтересно слышать. Так вот при переходе на "цифру" никакие категории граждан, в том числе и эти, не пострадают. Переход будет плавный и спокойный.

РГ: Почему Ленинградская область выбрана регионом, который первым перейдет полностью на цифровое вещание?

Ситников: Помимо Ленинградской есть еще Калининградская область и сопредельные с Китаем территории Дальнего Востока. Государству надо защищать свой частотный ресурс. На приграничных территориях Северо-Запада высочайшая плотность радиоэлектронных средств, как и на границе с Китаем. Более того, китайская сторона активно наращивает количество радиоэлектронных средств в целях телерадиовещания. В связи с тем, что согласительные процедуры с этой страной проходят тяжело, вопрос о защите национальных ресурсов России стоит в полный рост.

К Калининграду и области, Санкт-Петербургу и Ленинградской области, Дальнему Востоку всегда будет повышенное внимание. И к Москве, конечно, тоже. Все же прекрасно понимают, что если где-то что-то открылось новое, то это прекрасно. Но пока это новое не появится в столице, его вроде как и нет. Поэтому не исключаю, что будут предприняты усилия на то, чтобы и в Москве в числе первых территорий запустить цифровое телевидение. Хотя с социальной точки зрения эта тема для столицы не очень актуальна. Информационные возможности москвичей, где хорошо развито кабельное телевидение, в значительной степени выше, чем у жителей любого другого региона.

РГ: В Москве можно рассчитывать на развитие мобильной связи третьего поколения?

Ситников: В середине ноября министерство обороны заявило о том, что сняло ограничения по 3G по Москве. Операторы "большой тройки" объявили, что готовы запустить мобильную связь третьего поколения в Москве в новом году. Все необходимые разрешения мы готовим в ускоренном порядке.

РГ: А что ожидает мобильное телевещание?

Ситников: Мобильное вещание будет осуществляться с использованием радиочастотного ресурса с непременным лицензированием. В Москве три оператора в экспериментальном порядке эту работу уже проводят. Главная проблема - создать телевидение нового формата - передачи по 15-30 мин. Тогда это будет востребовано. Оператору придется поломать голову над тем, что показывать. Те формы, которые сегодня есть, для мобильного телевидения не очень подходят. Нелегко "мобильному" телезрителю долго смотреть на маленький экран. Согласитесь, просмотр телесериалов или футбольных матчей по "мобильнику" - занятие утомительное.

РГ: Решение минкомсвязи сделать более открытым заседание Госкомиссии по радиочастотам как-то повлияло на ее работу?

Ситников: Открытость хороша в том плане, что люди понимают, как идет процесс, какие тенденции превалируют, какие взгляды есть у той или другой стороны. Государственная комиссия в большей степени уходит от принятия частных решений. Вспомните, что в положении прописано, что задача государственной комиссии - определять порядок использования полос радиочастотного спектра. К сожалению, история знает о временах, когда рассматривалась масса частных вопросов, когда речь шла не об использовании полосы в целом, а принимались решения, кто в этой полосе будет работать. Сегодня открытость госкомиссии позволяет избежать даже желания рассматривать частные вопросы.

Те полосы радиочастотного спектра, где есть конкуренция между операторами, должны распределяться на основе конкурсных процедур. К слову, в феврале-марте следующего года Роскомнадзор проведет конкурсы на получение лицензий на оказание услуг связи в сетях мобильного беспроводного доступа в диапазоне 2300-2400 МГц. Конкурсы пройдут по 40 регионам страны.

РГ: За какие нарушения чаще всего ваше ведомство выносит предупреждения СМИ?

Ситников: Если говорить об электронных СМИ, то это несоблюдение концепции вещания. Причем выясняется это как раз методом дистанционного контроля. Зачем идти в редакцию, чтобы выяснить, соблюдается ли концепция или нет? Вся информация находится в открытом доступе. Смотрим, анализируем, если есть проблемы - идем и выясняем. Если нарушений нет, то пусть люди спокойно работают.

Что же касается бумажных СМИ, то самое часто встречающееся нарушение - это ошибки в выходных данных. Особенно этим грешит региональная пресса. Была даже ситуация, когда главного редактора сменили, а в выходных данных фамилию поменять забыли. Так и выходили со старым главредом.

Если говорить о более серьезных нарушениях, особенно связанных со статьей 4 Закона "О средствах массовой информации", то здесь ситуация и проще, и сложнее. Практика последних лет показывает, что количество таких нарушений, с одной стороны, не растет, а с другой - не очень-то и уменьшается.

В прошлом году нами было вынесено 28 предупреждений СМИ за распространение материалов с признаками экстремизма, а в этом - 27.

РГ: Какова специфика этих нарушений?

Ситников: Я бы разделил их на две части. Первая - это нарушения, допущенные, что называется, по невнимательности или недомыслию, когда главный редактор не читает полосы в конечном варианте. Был случай, когда главный редактор одного известного издания положился на ответственного секретаря, который разместил иллюстрацию, наделавшую в свое время много шума сначала в Западной Европе, а затем и у нас в России. Изданию было вынесено официальное предупреждение.

Но бывают ситуации, когда на подобные вещи идут абсолютно осознанно. Хрестоматийный пример - история с газетой "Дуэль". Огромное количество судов, связанных с тем, что люди, которые делают это издание, убеждены: русская национальная идея - это не только возможность высказывать свои взгляды, но еще и возможность высказывать те взгляды, которые оскорбительны для людей другой национальности. Подобные дела - самые тяжелые для нас. В судах нам приходится работать по нескольку лет для того, чтобы подобные издания закрылись.

РГ: И тогда проблема решается?

Ситников: К сожалению, нет. После решения суда о закрытии "Дуэли" ее издатель стал выпускать другую газету аналогичного содержания. Теперь судимся с этим изданием. От этой ситуации мы никуда не денемся. Но такие дела сегодня не носят глобального характера.

РГ: Но все же, если говорить об экстремизме и разжигании межнациональной розни, то этим больше грешат интернет-ресурсы. Как быть с этим? Вводить в Интернете цензуру и обязательную регистрацию?

Ситников: Невозможно цензурировать среду, а Интернет - это именно среда.

Насильно "в регистрацию" никого загонять не будут. Но если размещаемая на незарегистрированном сайте информация наносит ущерб государству, гражданам, организациям, то в действие вступает не Роскомнадзор, а правоохранительные органы, которые предпринимают меры к нарушителям закона.

Но сегодня в Интернете появляется все больше зарегистрированных СМИ. Возникает вопрос: в связи с чем люди регистрируют СМИ, ведь для самовыражения можно обойтись и каким-нибудь блогом?

Закон "О средствах массовой информации" дает зарегистрированным СМИ определенные преференции: возможность заниматься рекламным бизнесом, информационным обслуживанием. Еще одна причина, которая подвигает интернет-сайты к регистрации, - возможность легально под защитой государства заниматься сбором информации, ее распространением при условии, что эта информация достоверная.

Но при этом зарегистрированное интернет-СМИ в соответствии с законом несет ответственность за все, что публикуется на его страницах. За этим следит уже и Роскомнадзор.

РГ: Но ведь зачастую определенного рода высказывания содержатся не в основном контенте сайта, а в комментариях, на форумах. Должен ли владелец сайта нести ответственность за это?

Ситников: В этом плане у нас с отдельными представителями медийного сообщества взгляды не совпадают. Они считают, что ответственности за записи на форумах они не несут.

Мы считаем такую позицию неверной. Форум, при помощи которого издания привлекают посетителей и получают более высокую капитализацию своего информационного бизнес-проекта, является частью сайта, зарегистрированного как СМИ.

А если это часть СМИ, то редакция несет полную ответственность за то, что в нем публикуется. Поэтому, если редакция не хочет осложнений с надзорными органами, то должна модерировать свой форум.

РГ: Ваше ведомство занимается защитой интересов журналистов. Как вы нас защищаете?

Ситников: Тема сложная. И знаю я ее не понаслышке, а, что называется, прочувствовал на личном опыте, еще работая в средствах массовой информации.

Главная задача, которую мы поставили совместно с Союзом журналистов, это выстроить некую схему, согласно которой информация о рисках для журналистов попадала к нам превентивно, чтобы мы внимание правоохранительных органов обращали на проблему не после того, как что-то случилось, а до. То есть еще на том этапе, когда можно что-то пресечь, провести некие профилактические мероприятия со стороны силовых структур, снять проблему, предотвратить трагедию.

В этом году Роскомнадзор на своем интернет-портале создал специальный раздел, с помощью которого журналисты могут напрямую обратиться в Роскомнадзор и сообщить о своих проблемах.

А по тем обращениям, которые у нас были, результаты есть. В первую очередь, это было связано с ситуациями, когда либо ограничивали деятельность средств массовой информации - не пускали на совещание в администрации, отказывались предоставлять информацию, либо когда шло прямое нарушение закона - вмешательство в редакционную политику и в дела редакции. Технология здесь проста: при получении этой информации территориальные органы нашей службы проводят предварительную проверку, собирают информацию, анализируют ее. После этого следует официальное обращение в прокуратуру субъекта, в Генпрокуратуру.

Правда, есть и проблемы. Иногда при конфликтах СМИ с местными администрациями бывает так, что служба "впрягается" за редакцию, а потом к главному редактору приходит региональный чиновник, обещает конфликт замять да еще и профинансировать, рекламщиков подогнать - и начинается отступление назад. Поэтому нам хотелось бы не просто союзнических отношений с редакциями СМИ, а взаимодействия на основе порядочности и чистоты партнерства.

РГ: В этом году Роскомнадзор предпринял ряд мер с целью наведения порядка с трансляцией телевизионных каналов, в том числе зарубежных в кабельных сетях. Годами эта проблема не решалась: транслировались каналы, не имеющие лицензии, не зарегистрированные в России как СМИ. Как обстоят дела сейчас? Не прекратится ли трансляция таких популярных среди россиян, как Discavery, Аnimal Planet, EuroSport?

Ситников: Конечно, нет. С этого года мы начали проводить работу, направленную на то, чтобы вещание осуществлялось легально. Многие из этих каналов выполняют достаточно серьезную социальную функцию, связанную с образованием и воспитанием.

Проблема заключается в том, что на протяжении многих лет в нарушение российского законодательства эти вещатели не регистрировали средства массовой информации и не получали лицензии. И многие годы на это смотрели спустя рукава. Но если мы говорим сегодня о регулировании рынка, то нам надо понимать, что все телеканалы должны находиться в равных условиях. А у нас получилось, что каналы без лицензии оказались в более благоприятных условиях, чем наши отечественные каналы. В приоритетном положении оказываются нарушители, да и государство недополучает тех налогов, которые должно получать.

На сегодняшний день представители целого ряда зарубежных телевещателей уже побывали в службе. Мы дали им необходимые разъяснения, как нужно построить свою работу, чтобы не нарушать российские законы. У нас есть желание поставить всех абсолютно в равные экономические условия, и это наше желание встречает понимание среди иностранных вещателей. Многие из них уже не только получают лицензии, но и создают российские редакции, чтобы учитывать не только наши законы, но и российский менталитет.

До февраля Роскомнадзор будет принимать меры преимущественно предупредительного характера, чтобы те каналы, которые сегодня осуществляют вещание в России, прошли все необходимые процедуры. А с весны следующего года на нарушения в этой сфере Роскомнадзор будет реагировать самым серьезным образом.

РГ: Как работает закон о защите персональных данных? Вы говорили, что большинство операторов до 1 января 2010 года не успеют привести свои системы в соответствие с этим законом. На какой стадии сейчас эта работа?

Ситников: Действительно не успеют, поэтому в Госдуме в стадии принятия находится законопроект, предусматривающий годовую отсрочку. Но думаю, что эта отсрочка не принесет желаемых результатов без внесения серьезных поправок в Закон "О персональных данных". Соответствующие предложения минкомсвязи должно внести в начале следующего года.

Уверен, что закон должен защищать не систему, не некие данные, а гражданина. Не должно быть закона о персональных данных ради самих персональных данных.

Нынешний закон, методология его исполнения предусматривают достаточно серьезные затраты. Даже для банков, которые, кстати, еще до принятия Закона "О персональных данных" осуществляли защиту конфиденциальной информации о своих клиентах в соответствии с имеющимися на тот момент законодательными актами.

Понятно, что работу по созданию информационных систем, позволяющих обеспечить сохранность персональных данных, очень тяжело вести бюджетным организациям. Но решать проблему все равно придется.

Нужно понять одну принципиальную вещь: защитить информацию проще, когда она локальна. На мой взгляд, оператор, обрабатывающий персональные данные, не должен собирать избыточную информацию. Простой пример. Я посетил один из магазинов в Москве. Мне предложили заполнить карту - фамилия, имя, отчество, место жительства, мобильный телефон и в том числе место работы. Я сказал: извините, я не буду писать место работы - зачем? Год рождения, дата рождения. Зачем? Отвечают: поздравить вас с Новым годом, днем рождения. Возникает вопрос: кто нужен магазину - лояльный покупатель или персональные данные гражданина?..

Зачастую идет сбор информации о гражданине, количество которой превышает необходимую для того или иного оператора персональных данных. Поэтому должны быть приняты отраслевые нормативы, которые ограничивают сбор информации.

Роскомнадзор как уполномоченный орган по защите прав субъектов персональных данных активно участвует в подготовке нормативных правовых актов в сфере защиты прав субъектов персональных данных. Приглашает к обсуждению всех желающих. Высказать свое мнение можно на портале персональных данных (www.pd.rsoc.ru), который работает с начала октября. Там созданы соответствующие интерактивные сервисы.

На этом же портале, кстати, в рамках работы по переходу на предоставление услуг в электронном виде реализована возможность электронного заполнения Уведомления о намерении осуществлять обработку персональных данных.

Уверен, что новый интернет-ресурс будет полезен не только тем, кому по роду деятельности необходимо быть в курсе действий государства в сфере защиты персональных данных, но и гражданам, которых интересует эта тема.

Последние новости