Новости

22.12.2009 00:20
Рубрика: Общество

Довели до ручки

Как изъять памятник у недобросовестного пользователя

Завтра состоится очередное судебное заседание по поводу "Дома Орлова-Денисова", расположенного на Большой Лубянке, д. 14, стр. 3.

Хотя, казалось бы, чего судиться, когда уже есть решение Арбитражного суда Москвы об изъятии памятника истории и культуры XVII века у собственника - ООО "Карс". "Хозяин всячески пытается затянуть процесс, - говорит глава Москомнаследия Валерий Шевчук. - С этой целью он требует проведения целого ряда экспертиз".

Как уже писала "РГ", в 2005 году знаменитый графский особняк достался нынешнему владельцу вместе с охранным обязательством, где предусматривался полный комплекс ремонтно-реставрационных работ. До сегодняшнего дня никто палец о палец не ударил - лишь главный фасад прикрыли зеленой строительной сеткой. За ней - полная разруха: с перекрытий сыплется штукатурка и куски кирпичей, парадная лестница скособочилась, лепнина - в трещинах, двери и окна (многие без стекол) разваливаются. Кроме того, в подвалах прогнили трубы, нарушена система водостока с крыши... По заключению инспекторов Москомнаследия, находится в аварийном состоянии.

Словом, доведенное до ручки здание может не дотянуть до славного юбилея - 200-летия победы в войне с Наполеоном, к которой имеет прямое отношение. Именно сюда, в усадьбу московского генерал-губернатора графа Федора Растопчина, курьер доставил приказ о сдаче Москвы французам и сюда же привезли тяжелораненого Багратиона... Чтобы не потерять драгоценный памятник, пришлось прибегнуть к суду. Только время уходит...

Если судить по практике, процедура изъятия памятника занимает больше двух лет. В Москве был подобный прецедент: полтора года назад суд постановил изъять у владелицы Анны Зарицкой изуродованную пристройками и мансардой купеческую усадьбу XVIII века на Таганской площади. Не за так - путем выкупа, но реставраторы до сих пор не могут приступить к работам.

Дело в том, что в действующем федеральном законе N 73- ФЗ отсутствуют методики определения стоимости объекта культурного наследия и оценки причиненного ему ущерба. А без этого трудно доказать вину пользователя, тем более привлечь его к ответственности. Хотя в случае с усадьбой на Таганке привлекли экспертов, которые определили рыночную цену памятника как объекта недвижимости - порядка 30 миллионов рублей и нанесенный ущерб, который составляет 40 процентов от цены. Так что госпожа Зарицкая, которая в 2004 году приобрела здание за два миллиона рублей, давно "отбила" свои деньги, сдавая помещения многочисленным фирмам в аренду. И теперь не внакладе: соглашение о выкупе городом подписано - на будущий год бюджет выделит деньги. Жаль памятники, которые зачастую безвозвратно разрушаются.

С подачи Москомнаследия возбуждено уже три уголовных дела по фактам повреждения или уничтожения памятника (статья 243 УК РФ). В том числе по "Славяно-Греко-Латинской Академии, XVII-XVIII век" (улица Никольская, д. 7-9, стр. 5) и "Дому Пастернака" (Оружейный пер, д. 3, стр. 1). А на очереди - еще десятки обращений в суды. Валерий Шевчук привел целый список объектов культурного наследия, пострадавших от рук недобросовестных пользователей. Тот же модный сегодня "Суриков-холл", где гуляет элита. Это бывший клуб фабрики "Свобода" на улице Вятской, д. 41а, - памятник конструктивизма архитектора Константина Мельникова. Инвестор провел реставрацию без согласования с контролирующими органами, в результате внутри появилась не свойственная конструктивизму роскошь с позолотой в стиле классицизма. "Мы подняли всю документацию, - говорит Шевчук, - и выявили факт подлога документов. Теперь намерены в судебном порядке расторгнуть инвестконтракт и вернуть памятнику первоначальный вид".

"Хватали памятники из коммерческих соображений, а теперь не знают, что с ними делать, - считает Шевчук. - Конечно, уголовными делами здания не сохранишь. Нужно вносить изменения в законодательство".

В феврале столичные власти рассмотрят новую концепцию городского закона "Об объектах культурного наследия". Но без поправок в федеральный закон N 73 не обойтись. Этот документ, например, не регламентирует понятие "охранные обязательства", поэтому многие пользователи уклоняются от их оформления. Инспекторы Москомнаследия за год вручили 154 таких предписания, из которых 48 не исполнено до сих пор.

В новом законе будут прописаны правила использования памятников в коммерческих целях, процедура их изъятия, а также дальнейшая судьба. "Мы должны исходить из интересов памятника, а не пользователей", - делает вывод Шевчук.

Общество История
Добавьте RG.RU 
в избранные источники