Новости

24.12.2009 00:17
Рубрика: Общество

Отец "Зенита"

Священник Глеб Грозовский уже три года является капелланом "Зенита"

Вряд ли можно было бы найти лучшую кандидатуру на эту должность, ведь по своему первому образованию отец Глеб - футбольный тренер.

Глеб Грозовский с детства делал все для того, чтобы стать профессиональным футболистом. С восьми до восемнадцати лет он занимался в школе "Зенита": играл с Кержаковым, Пановым, Угаровым, забивал Малафееву, который тогда стоял на воротах "Смены", а в шестнадцать лет был признан лучшим бомбардиром на международном турнире в Германии. Окончил Академию физической культуры имени Лесгафта, а затем вдруг поступил в Санкт-Петербургскую православную духовную семинарию. Но прощания с футболом не вышло - три года назад Грозовский вновь вернулся в "Зенит", на этот раз в качестве духовного наставника.

Российская газета: Отец Глеб, как становятся капелланом?

Глеб Грозовский: Инициатива, как правило, исходит со стороны тех, кто нуждается в духовном кормлении. Кто-то из руководства футбольного клуба обращается к епископу, а он благословляет священника. Для меня такое назначение - приятная неожиданность. Кто мог предположить, что я, уйдя из "Зенита", закончив карьеру футболиста, вернусь туда в качестве священника?.. Хотя все вышло очень логично, ведь жизнь клуба мне близка, я изнутри понимаю психологию футболиста, помню, что творилось у меня в душе, когда я сам им был.

РГ: Но ведь, поступая в Академию Лесгафта, вы не думали о том, что футбольный опыт пригодится вам как священнику?

Грозовский: Конечно нет. Сначала я мечтал о карьере футболиста, потом думал о тренерской перспективе. В этом качестве успел пройти практику, причем в том же месте, где отбегал десять лет. Помню, Виталий Васильевич Лебедев, так же как и я, приходил туда студентом тренировать нас, детей. На моих глазах этот человек вырос до тренера дубля "Зенита". Хорошо помню, как я стоял маленьким в шеренге и смотрел на Виталия Васильевича, а потом уже я - на его месте, а передо мной дети. Удивительное чувство...

РГ: А в семинарию пошли, наверное, по стопам отца-протоиерея?

Грозовский: Совсем не поэтому. Вот когда влюбляешься, трудно ведь объяснить, почему это происходит. То же самое - когда Господь призывает. Просто чувствуешь это сердцем и не сопротивляешься, а с благодарностью принимаешь.

РГ: Зачем футболистам личный священник?

Грозовский: Это же люди. Зачем священник токарю, медику, президенту? У каждого есть вопросы, проблемы, трудности, да и просто потребность в человеческом общении и дружеских отношениях. Бывает, ребята звонят мне из-за границы - просто чтобы поговорить. Священник должен быть везде, где его принимают, будь это школа, институт, медицинское, военное, спортивное или другое учреждение. Между прочим, в Петербурге есть еще один духовник - у женской баскетбольной команды "Спартак".

РГ: В "Зените" есть не только православные, но и католики, протестанты, мусульмане...

Грозовский: И мы прекрасно дружим. Было дело, я помогал турку Фатиху Текке найти мусульманского имама, аргентинцу Алехандро Домингесу - католического ксендза. Никакого противоречия здесь нет и быть не может. Конфликты раздувают те, кто этого хочет. Вот как такое может быть, чтобы православные люди не могли, допустим, простить футболиста?

РГ: Кстати, о Быстрове. Вы были инициатором обращения к болельщикам с просьбой "понять и простить" полузащитника...

Грозовский: К фанатам. Потому что настоящие болельщики его уже давно простили. Мне кажется, сейчас негатив уже уходит, и больше мы к этому возвращаться не будем. Вы же видите, сам Быстров старается, анализирует свои просчеты, ошибки. Человеку свойственно меняться, и Владимир за последние годы очень изменился.

РГ: Во время матчей бурно болеете за "Зенит"?

Грозовский: Да я не болельщик! Основная моя задача не в том, чтобы "Зенит" был всегда на первом месте, это невозможно. Команда должна побеждать в первую очередь не на зеленом поле, а на поле своих сердец. Побеждать раздражение, лень, грехи и страсти... Футбол - это ведь всего лишь игра. Да, мне приятно, когда наши выигрывают, но сердце о результате не болит. Тем более что он все равно известен. Просто мы узнаем счет через девяносто минут, а Всевышнему он ясен до того, как игроки вышли на поле.

РГ: И поражения команды вас не расстраивают?

Грозовский: Кода ребята проигрывают, я даже готов принять вину на себя. Ходят порой такие шутки: мол, во всем виноват священник. Хотя смешно, конечно, не стараться и при этом обвинять кого-либо, но только не в себе искать причины поражений. Да просто все - выходишь на поле и делаешь все зависящее от тебя. А как там получится - одному Богу известно. Надо делать все возможное со своей стороны.

РГ: Но ноги-то чешутся, когда сидите на трибуне?

Грозовский: Чешутся! Так иногда хочется выйти на замену. Минут на десять, физически на большее меня уже не хватит. Впрочем, я продолжаю играть в футбол: у нас есть межприходская футбольная лига - плюс тренирую детей-сирот из "Детской деревни SOS". Там и мальчишки, и девчонки играют, да как! Смело, активно, весело, каждая игра - это огромный заряд положительных эмоций. Между делом отучил ребят материться: за каждое нецензурное слово удалял с поля на короткое время. Теперь пойду дальше - буду наказывать за обычные ругательства.

Кстати, уже следующим летом при Князь-Владимирском соборе в Санкт-Петербурге, прямо в ограде храма, появится небольшая спортивная площадка - чтобы могли тренироваться дети и взрослые, православные и не только. Для России это абсолютно беспрецедентное явление.

РГ: Можно ли говорить, что за три года вашей работы с футболистами "Зенита" они стали добрее, лучше и чище?

Грозовский: Можно. Во всяком случае, мне эту тенденцию видно.