Новости

24.12.2009 00:48
Рубрика: Экономика

Спад напряжения

Энергетическая отрасль первой ощутила начало оживления экономики

О том, с какими проблемами столкнулась в кризисный 2009-й год энергетика и каковы прогнозы для этой отрасли на ближайшее будущее, рассказывает генеральный директор ОАО "Челябэнергосбыт", депутат Законодательного собрания Челябинской области Вячеслав Середкин.

Российская газета: Вячеслав Павлович, как выживала компания в кризисном 2009 году?

Вячеслав Середкин: Как и все, непросто. Мы чувствовали на себе и падение производства, и другие негативные процессы, что происходили в стране и области. За 11 месяцев падение энергопотребления составило 18,9 процента к аналогичному периоду прошлого года. При этом, напомню, в 2008 году уже ощущалось влияние кризиса. Максимальное снижение энергопотребления отмечено в июле - 26 процентов от уровня прошлого года. Тяжелыми для промышленности оказались апрель и май: в эти  месяцы объем потребления  составил 67 процентов к прошлому году. Население, напротив, наращивает потребление электро­энергии - от 1 до 5 процентов в среднем по году. 

РГ: Очевидно, наибольшее снижение потребления - у крупнейших потребителей, сильнее других пострадавших от кризиса?

Середкин: По итогам 11 месяцев максимальное снижение потребления - у Челябинского завода дорожных и строительных машин (48 процентов к уровню прошлого года). У Челябинского кузнечно-прессового завода - 41 процент, у "Лафарж-цемента" - 40, у "Станкомаша" - 38. На 16 процентов снизила потребление даже пивоваренная компания "Балтика".

РГ: Какова ситуация сейчас? Какие тенденции проявились к концу года?

Середкин: В ноябре мы достигли прошлогоднего уровня (на тот же период). Это говорит о том, что начался медленный, но устойчивый рост потребления, что, в свою очередь, свидетельствует об оживлении промышленности. В 2010 году мы прогнозируем рост потребления на три процента к уровню 2009-го.

РГ: Изменилось ли что-то в структуре рынка?

Середкин: Общая доля ОАО "Челябэнергосбыт" на рынке Челябинской области остается практически неизменной - чуть более 60 процентов. Но в структуре наших потребителей произошли серьезные изменения. Начиная с 2007 года доля промышленности постоянно снижается - с 53 до 40 процентов. Доля населения, напротив, выросла - с 7-8 процентов в 2001 году до 21 процента сейчас. Растет энерговооруженность каждого дома и квартиры. ЖКХ занимает в структуре потребления пять процентов, сфера обслуживания, малый бизнес - 23. Доля сельского хозяйства снизилась на четыре процента. Но это говорит не о спаде, а скорее о том, что аграрии стали более рачительно относиться к электроэнергии. И платежи идут нормально, вообще с этим сектором у нас проблем практически нет.

РГ: И все же неплатежи потребителей по-прежнему остаются главной проблемой?

Середкин: Абсолютно провальным был первый квартал. Уже за первые кризисные месяцы, к 1 января 2009 года, образовалась дебиторская задолженность в 760 миллионов рублей, которая к концу первого квартала выросла практически вдвое - до 1,4 миллиарда. С апреля по ноябрь нам удалось несколько снизить эту цифру, но все-таки задолженность остается большой - 1 миллиард 216 миллионов. Мы набрали очень много кредитов, что тоже усложняет положение компании.

РГ: Кто основные должники?

Середкин: 53 процента - промышленные потребители. Наиболее высокие темпы роста дебиторской задолженности у нескольких "лидеров": Златоустовский металлургический завод, "Станкомаш", Челябинский автоматно-механический, Усть-Катавский вагоностроительный заводы. Крупнейший должник - ЗМЗ, за ним 111 миллионов рублей. В апреле завод практически остановился, при этом продолжал потреблять электроэнергию. Мы, конечно, рады, что теперь у предприятия будет новый собственник, инвестор, известный металлургический холдинг, и ситуацию в какой-то мере удалось стабилизировать. Но, как я уже не раз говорил, в том, что завод удалось спасти, немалая заслуга и нашей компании. Эти 111 миллионов фактически мы дали в кредит - помогли предприятию не развалиться, не остановить мартеновские печи. Но теперь долг заморожен, введено внешнее управление. Мы понесли огромные убытки, делить их с нами не будут ни генерирующие, ни сетевые транспортные компании.

РГ: Много ли компаний обанкротилось, не рассчитавшись за потребленную электроэнергию?

Середкин: На начало 2009 года предприятия-банкроты были должны нам 43 миллиона рублей. За несколько месяцев цифра выросла до 250 миллионов. Это те же предприятия, что я уже называл. И должен сказать, что многие из них приближаются к стадии банкротства. Эта угроза вполне реальна даже для крупнейших наших потребителей, которые сегодня не справляются с платежами. С мелкими предприятиями-должниками мы сами порой инициируем процедуру банкротства: нередко в таких случаях сразу находятся деньги, чтобы расплатиться с поставщиком.

РГ: Как известно, в этом году вашу компанию лишали возможности работать на оптовом рынке из-за долгов потребителей. Какие проблемы это породило?

Середкин: Я уже говорил, что в Челябинской области снижение объемов потребления электроэнергии стало беспрецедентным. Мы "лидеры" среди сбытовых компаний России. Задолженность компании на оптовом рынке достигала 1,3 миллиарда рублей, за что нас отлучали от торгов с середины июля по 12 декабря. Только штрафов пришлось выплатить 69 миллионов рублей. Это потери компании в результате неплатежей потребителей. Беда в том, что реформа электроэнергетики, в частности введение свободных цен на оптовом рынке, задумывалась в период и при условии постоянно растущего спроса на электроэнергию. Кризис показал, что в ситуации падения спроса эта концепция ставит все с ног на голову: возникают неимоверные убытки, генерирующие компании отказываются от инвестиций в строительство новых мощностей, на оптовом рынке в нерегулируемом секторе цена электроэнергии растет. Если не изменить ситуацию, то переход с 2011 года на расчеты по свободным ценам с оптовым рынком будет означать существенную добавку для потребителей. Остается только надеяться, что проявившаяся тенденция к росту потребления сохранится. Благодаря этому в 2010 году мы надеемся полностью погасить долги перед оптовым рынком электроэнергии.

РГ: Удалось ли вашей компании в этом году заняться развитием или пришлось сосредоточиться на выживании?

Середкин: Несмотря на трудности, мы продолжаем развивать наш бизнес. Главная стратегия - развитие информационных технологий. Наша клиентская база - 1,2 миллиона физических лиц и более 30 тысяч юридических. Мы заботимся о том, чтобы потребителям было удобно. Сократили сроки печатания квитанций для физических лиц с 10 дней до пяти, а для юридических - с трех дней до одного, то есть в два с лишним раза. В этом году мы также разработали сервис для населения, позволяющий через интернет-сайт нашей компании или с помощью SMS-сообщений узнавать свою задолженность, передавать показания счетчика. Вскоре в союзе с "Уралсвязьинформом" введем сервис, позволяющий заплатить за потребленную электроэнергию с мобильного телефона.

РГ: Количество клиентов в 2009 году не сократилось?

Середкин: Нет, мы никого не потеряли, только приобрели. Правда, приобретение - не всегда благо: тот же Златоустовский метзавод вернулся к нам с оптового рынка. Кроме того, мы приобретаем клиентов одной небольшой компании - гарантирующего поставщика второго уровня, которая с 1 января уходит с рынка. Коркино, Еманжелинск, Красногорск, поселок Роза - все это теперь наша территория. Сейчас идет договорная кампания.

РГ: Традиционно в конце года решается вопрос о повышении тарифов, в том числе на электроэнергию…

Середкин: Да, правительство России решило, что рост для населения не должен превышать 10 процентов, хотя в Челябинской области говорили о другой цифре. Но теперь это не обсуждается. Значит, "перекрестка" в части, касающейся населения, вырастет - за энергию кто-то должен платить. И если население  недоплатит - будет платить промышленность, хотя у нее большие трудности.

РГ: А как, на ваш взгляд, можно наименее болезненно выйти из ситуации с "перекресткой"?

Середкин: Наш регион, наверное, единственный, имеющий эту проблему в таком объеме. Конечно, надо было ее решать в "тучные" годы. Планировали сделать это в августе 2008-го, но, когда начался кризис, стало не до того. Как выйти из ситуации? Может быть, выделить одну компанию - к примеру, ГидроОГК, которая вырабатывает дешевую энергию, и закрепить ее за населением всей страны, сделав для всех единый низкий тариф.

РГ: Тема энергоэффективности сейчас очень актуальна. Что, на ваш взгляд, необходимо предпринимать в этом направлении, помимо замены ламп накаливания на энергосберегающие?

Середкин: Об энергосберегающих лампочках мы впервые заговорили лет 10 назад. Их, конечно, надо менять. Но это не самое главное. Нужны новые технологии в промышленности. Энергосбережение - неотъемлемая часть повышения производительности труда. Когда два года назад принималась программа повышения производительности труда в четыре раза, говорили о снижении затрат, оптимизации численности работающих. Сейчас другая задача - не сократить людей, а сохранить рабочие места, и это правильно. Нужно строить новые заводы, развивать малые нетрадиционные формы энергетики, как это делают на Западе. Заводы у нас старые, энергетическое оборудование тоже. Нужны новые электростанции, в том числе атомные, но это очень дорого. Нужны значительные капитало­вложения - и частные, и государственные.

Экономика Отрасли Энергетика Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Челябинская область