Новости

28.12.2009 00:00
Рубрика: Культура

Секрет ее молодости

Старая "Эсмеральда" стала полигоном для молодых балерин

Большой театр оказался третьим в Москве, выпустившим за последнее время балет по мотивам "Собора Парижской Богоматери" Гюго. Его постановка следует версии Мариуса Петипа, премьера которой состоялась в 1899 году в Мариинском театре.

Большой, в последние годы вернувший себе статус законодателя мод в отечественном балете, одним из первых уловил всплеск интереса к старине, идеальным воплощением которой видится императорский балет Мариуса Петипа. Архив ассистента балетмейстера Николая Сергеева, хранящий частичные записи утраченных спектаклей, стал притяжением для современных хореографов.

Поле того как эти документы из чисто научного обихода вернулись к театральным практикам, оживление "Эсмеральды" было предрешено - слишком ароматен шлейф окутывающих ее легенд. Этот балет, впервые поставленный в 1844 году в Лондоне, оказался для балетмейстеров XIX века практически синонимом успеха. Петербург и Москва воспользовались услугами создателя "Эсмеральды" - спектакль в России ставил сам Жюль Перро. Несколько десятилетий спустя Мариус Петипа, тонко улавливавший запросы и претензии публики, вернул на сцену Мариинки "Эсмеральду". В Москве модернист Александр Горский в сотрудничестве с художником Константином Коровиным отметил наступление ХХ века собственной версией спектакля. Уже в советские годы Агриппина Ваганова воплотила его в очередной модернизации "Эсмеральды". Француз Ролан Пети выстроил свой "Собор Парижской Богоматери" как мюзикл, в котором не поют, а танцуют.

Юрий Бурлак и Василий Медведев, воскрешавшие "Эсмеральду" в Большом театре, собственные художественные амбиции пытались отодвинуть на второй план. Первый акт их версии хранит многочисленные следы Петипа, от общей конструкции сцен до отдельных танцев и мимических диалогов. Второй отсылает скорее к более-менее современным редакторам классики - схема дворцового праздника напоминает соответствующую картину "Дочери фараона" Пьера Лакотта, ансамблевые построения и лексика - гран па из "Баядерки" Вахтанга Чабукиани. В третьем акте балетные эпохи закручиваются в хороводе.

Микст стилей оказывается невероятно плодотворным плацдармом для танцовщиков. Причем главным героям порой приходится биться за зрительское внимание с второстепенными персонажами. Это происходит, когда на сцену выходят Геннадий Янин (Квазимодо), Алексей Лопаревич (Клод Фролло), Денис Савин и Денис Медведев (Пьер Гренгуар), Иван Васильев, Владислав Лантратов (Актеон), Екатерина Крысанова и Анастасия Сташкевич (Диана). Однако в центре спектакля остается Эсмеральда. Судьба танцовщицы-цыганки, чьи пляски заворожили четырех неординарных мужчин, воплощена в гигантском количестве разностильных танцев и мимических сцен. Мария Александрова представила ее Матильдой Кшесинской - прославленной примой императорского балета, для которой и создавал свою версию 1899 года Петипа. Наталья Осипова бурно переживала каждый зигзаг судьбы героини. Нина Капцова тонко играла на контрастах роли. И все они представили "Эсмеральду" как квинтэссенцию московского балетного стиля с его страстью к буйным эмоциональным порывам, экзотике и виртуозной чрезмерности. А это значит, что новый балет наполнится энергией балерин, что всегда гарантирует долговечность.

Культура Театр
Добавьте RG.RU 
в избранные источники