Новости

27.01.2010 00:25
Рубрика: Культура

Скверно живете, господа

Почему родовое гнездо великого писателя находится в забвении

Литературная столица Юга России город Таганрог напряженно готовится к 150-летию Антона Павловича Чехова.

На фоне триумфальных сообщений об организационных свершениях, приуроченных к юбилею, история того, как уходит в небытие родовое гнездо писателя, выглядит достойной ироничного пера самого Антона Павловича.

Но говорить об этом приходится нам - с чувством вины и обиды за происходящее. Почему сохранение комплекса зданий, имеющего прямое отношение к семье Чеховых, выпало из поля зрения государевых людей и стало сугубо частным делом?

Странные вопросы

Речь идет о находящихся по соседству трех строениях. Это дом отца Чехова - Павла Егоровича - единственный дом, который ему удалось построить за всю свою жизнь. Именно здесь юный Антон создал первое произведение. Рядом лавка родного дяди - Митрофана и дом деда - Егора. Для любого историка, литературоведа, просто интеллигентного человека - это настоящее богатство.

У жителей Таганрога отношение к писателю особое, об Ольге Книппер-Чеховой здесь говорят как о супруге собственного дядюшки и с большим жаром обсуждают, где же в те времена надо было открывать лавку, дабы не разориться. Чехов знаменитый, да, но и очень родной писатель. Никак не упрекнешь горожан в незнании памятных мест, связанных с именем Антона Павловича, однако в большинстве своем они не смогли пояснить, как найти родовое гнездо Чеховых. Работники местной администрации различного ранга, с энтузиазмом рассказывавшие о своей любви к писателю, узнав, что конкретно интересует корреспондента "РГ", вдруг ссылались на крайнюю занятость и исчезали в неизвестном направлении. Мы уже начали сомневаться, не миф ли это? Но музейный работник очень высокого уровня, нервно сбиваясь, сказала: "Нет, не миф. В наших списках комплекс так и обозначен - "родовое гнездо", оно имеет непосредственное отношение к Чехову и подлежит сохранению. Но дома эти музейному комплексу не переданы, находятся в частной собственности. Нам не в чем себя упрекнуть! Мы дорожим каждой вещью, принадлежавшей Чехову, каждой фотографией. А про родовое гнездо не спрашивайте. Это странные вопросы. Потому что это наша боль, понимаете?"

Кризисное дежавю

В одном из центральных объектов музея-заповедника - классической гимназии, где учился Чехов, - острый запах лака, краски и свежей древесины. Работа кипит, здесь ждут высоких гостей. Гимназия выглядит "с иголочки", в каждом зале цифровые планшеты, плазменные панели, что для провинциального музея пока отнюдь не норма.

Придраться не к чему, даже если было бы желание. Среди великолепных залов есть и экспозиция, посвященная периоду, когда отец Чехова построил дом.

- Тогда были времена очень похожие на наши, - рассказывает заведующая литературной частью музея Зоя Высоцкая. - Чеховых подвел кризис. Судите сами, у Павла Егоровича было две мечты: собственная торговля и свой дом. В 1874 году ему наконец удалось построить жилье, казалось, все налаживается. Но уже в 1876-м пришлось бежать от долгов.

Выручил Чеховых их бывший квартирант Селиванов, избавив от долгов, но и от жилья. Антон в 16 лет остался в этом доме один, теперь уже на правах квартиранта. Он распродавал семейную мебель, занимался репетиторством и посылал в Москву пятаки, чтобы поддержать родственников. Мать писала ему душераздирающее: "...хоть что-то нам пришли, продай хоть что-нибудь..."

- Чехов был мощной несущей конструкцией, - говорит Высоцкая. - Он не просто поддерживал семью, но и сам не опустился в тяжелейший период. Знаете, есть люди - вот чтобы ни случилось, как бы их жизнь ни терла, они не спят в одежде, не плюют на пол, не делают подлостей. Исключают подлость из арсенала борьбы за выживание. Таким был Чехов. Скажите, вы сейчас много людей с подобной психологической конструкцией встречаете?

На проводе Москва

На улице Розы Люксембург расчищает дорожку от снега местный житель. Лишь скромная табличка "...с домом связаны годы юности и первых литературных проб будущего писателя...", оповещает, что место это необычное. Экскурсии сюда не водят.

- Сам я живу там, где у Чеховых был небольшой каретный двор, - говорит наш собеседник. - По соседству лавка брата Павла Егоровича - Митрофана. Недавно нынешний владелец заявил: "Что я должен тут мерзнуть?" И все перестроил, обложил кирпичом, над лавкой появилась мансарда. Бегали тут музейщики, за головы хватались, мол, потеряли такой объект... А мы его не осуждаем, действительно, замерзать, что ли, человеку? Вот там, подальше, дом деда Антона Павловича. Он принадлежит его прямому потомку - Дмитрию. А в чеховских комнатах уже 80 лет живет семья Марии Ивановны Базыль. Сейчас Людмила Кононова - дочка Марии Ивановны - у нас главный боец, это она всех переполошила и даже с президентом поговорила по телефону про родовое гнездо писателя.

Людмила приглашает войти.

- К нам всегда паломничество, останавливаются туристические автобусы, люди просят впустить их. Сколько знаменитостей было, всех не вспомнишь. Каково жить в музее? Здесь подлинные рамы на окнах, двери с массивными ручками, до которых дотрагивался писатель, полы, по которым он ходил. Мы тут с 1929 года, живем, как в святом месте. Пытаемся ничего не испортить, но рассчитывать приходится только на свои силы. Однажды к 125-летию Чехова за счет городского бюджета отремонтировали крышу, да и то кое-как. При этом чиновники грозят нам пальцем, мол, не смейте ничего менять. А мы решили - стыдно перед людьми, которые приходят поклониться Чехову, надо приводить дом в порядок, а то совсем развалится.

Мария Ивановна, получив компенсацию как малолетняя узница фашистского концлагеря, все деньги потратила на реставрацию потолков, стен и фасада. Но вопросов осталось очень много: рушится кирпичная кладка, дом проседает... А власти города изображают незнакомый цвет лица, мол, не существует такой проблемы. Нет, кое-что, конечно, делается. Например, с семьи Базыль недавно истребовали две тысячи рублей, вручив им некую охранную грамоту. Что и от кого эта грамота реально охраняет и куда ушли деньги, выяснить не удалось.

Людмила написала письмо президенту Дмитрию Медведеву: "Я, конечно, понимаю, что вы не Дед Мороз, но очень хочется чуда..." и получила приглашение к разговору.

- Тут власти и забегали. Сколько раз я пыталась попасть к мэру города Федянину, но у него времени не находилось. После моей беседы с Медведевым было выделено 1 миллион триста тысяч для ремонта фасада и кровли и 100 тысяч на реконструкцию забора.

Усталость несущей конструкции

О проблеме родового гнезда Чеховых говорили многие. Кто-то называл свою фамилию, но большинство настаивали на анонимности - не хочется остаться без работы, да и стыдно за все, что происходит с чеховским домом. Вот некоторые из этих высказываний.

Директор музея-заповедника Евгения Коноплева:

- Родовое гнездо? А что мы можем сделать, это не в нашей епархии. Наилучшим выходом было бы расселить людей и передать родовое гнездо музею. Такая попытка предпринималась еще в годы советской власти, но не получилось. Не вышло и сейчас...

Представитель администрации города:

- В чем можно упрекнуть директора музея Коноплеву? Содержать частное жилье за бюджетные деньги она не вправе. Конечно, больно, что родовое гнездо разрушается. Но это не просто - расселить людей и открыть новый музей в маленьком городе. С 90-х годов повелось так - каждое такое учреждение должно давать прибыль. Музей Чехова в год приносит 2 миллиона 300 тысяч рублей. Частично они существуют на свои деньги, но остальное - бюджет. Если предположить, что в музейный комплекс войдет родовое гнездо, финансовый план по статье "прибыль" тут же увеличится. Потянут они такой план?

Житель Таганрога Сергей Бондарев, учитель на пенсии:

- Не расселить людей из родового гнезда писателя, значит, допустить риск исчезновения бесценного культурного наследия. Тут надо бы кричать во все горло, крутиться как юла, но мы равнодушны. Если Чехов был как несущая конструкция в своей семье и поддерживал всех, то какой диагноз можно поставить нам? Усталость несущей конструкции?

Помните, как Горький писал о Чехове: "Мимо всей этой скучной, серой толпы бессильных людей прошел большой, умный, ко всему внимательный человек и сказал: "Скверно вы живете, господа!" Интересно, что сейчас сказал бы Антон Павлович, прогулявшись по улицам родного города?

Справка "РГ"

В Таганроге за период с 2008 по 2009 год в рамках подготовки к празднованию 150-летнего юбилея Чехова на реконструкцию и восстановление объектов культурного наследия направлено 163,7 миллиона рублей.

Культура Арт Музеи и памятники Филиалы РГ Юг России ЮФО Ростовская область 150-летний юбилей Антона Чехова