Новости

01.02.2010 00:20
Рубрика: Общество

Двуликий Янус

Почему закон и "четвертая власть" разошлись в оценке ситуации с Речником?
Текст: Леонид Бочин (гражданин строящегося правового государства, руководитель департамента природопользования и охраны окружающей среды Москвы)

Информационный бум последнего времени, связанный со сносом незаконных построек Речника в природно-историческом парке "Москворецкий", спровоцировал широчайшую палитру публикаций в газетах, сюжетов на телевидении, комментариев на радио.

Средствами массовой информации преподнесены шокирующие факты выселения людей московскими властями из своих жилищ. Отдельные журналисты старались сделать акцент на том, что этот "триллер", который происходит в Москве, противозаконен.

В нашем обществе давно сложилось понятное отношение к словам "потеряю", "сломано", "лишиться". Как правило, эти слова вызывают у людей чувство сожаления, сострадания и поддержки обделенного. Безусловно, процедура утраты собственности - вещь неприятная. В новейшей истории государства вполне объяснимо желание обеспечить защиту собственности. И это справедливо. Но есть "маленькая" деталь. Собственность делится на государственную и частную.

В России выделяется несколько ветвей власти: законодательная, исполнительная и судебная. При этом особая роль принадлежит так называемой четвертой власти - СМИ. Они независимы и весьма активно защищаются нормами действующего законодательства о СМИ. Если СМИ объективны и нетенденциозны, адекватно показывают конфликты и проблемы через мнения всех заинтересованных сторон, то у зрителя и читателя есть возможность определиться самому с позицией к происходящему. Если нет...

Прописная истина гласит, что крепость любого государства мира зависит от устойчивости и уважения всех ветвей власти. Раскачивание лодки всегда приводит к известному результату - государство как минимум ослабевает. Эти далеко не новые постулаты мы попробуем применить к ситуации с Речником и с позиции ответственности "четвертой власти", и с позиции способности государства обеспечить букву закона и защитить свою собственность от посягательств и авантюр.

Как один из соавторов Конституции России, позволю напомнить, что субъект РФ является также государственной властью (ст. 5, 10 Конституции). Следовательно, исполняя решения суда, власть города защищает интересы государства и его собственность. В нашей Конституции нет ничего по поводу приоритетов личной собственности над государственной. В Конституции ничего не сказано и о том, что члены Общественной палаты вправе приостанавливать или запрещать исполнение решений суда. И, наконец, в Конституции нет ни слова о том, что изымать собственность, принадлежащую ему по праву, свою собственность, государство должно сначала у состоятельных граждан, а потом уже у остальных.

Возвращаясь к нашей теме. Кроме Албании и бразильских фавел, не припомню, чтобы государство мирилось с самозахватами и самостроями. Нетрудно догадаться о последствиях построек 3-4-этажных "времянок" на берегу Средиземного моря и перед Белым домом. Вот и поселок Речник, как всем известно, тоже обосновался не в Жулебино или Капотне, а в одном из самых живописных парков Москвы, недалеко от центра города. Рублевка позавидовать может! Новость о том, что сносят СНТ Речник моментально облетела все средства массовой информации. И сразу многие "акулы пера" заговорили о том, что всю процедуру по сносу поселка можно было провести в более щадящем режиме, а лучше оставить всё, как есть, по причине давности лет. Некоторые журналисты даже придумали, как "по-правильному" нужно освобождать территорию природного комплекса Москвы от незаконных застроек. Оказывается, в первую очередь самовольно захваченные земли должны освобождать граждане с высоким уровнем благосостояния, далее - в убывающем порядке, видимо, сверяясь с заполненной декларацией о доходах. Начать с богатых - идея не новая, принципы диктатуры пролетариата до сих пор находят горячий отклик в сердцах многих людей, и не только в нашей стране.

Но при чем здесь право? К чему нас агитируют? К искусно и искусственно раздуваемому конфликту между государственной властью и населением с помощью "четвертой власти"? Заставить людей сомневаться в праве государства исполнить ЗАКОН - не лучший выход (подрыв основ государства).

При исполнении решений не важно, богат ты или беден, звезда журналистики или важный чиновник. В правовом государстве с развитым гражданским обществом, о котором у нас так давно и много говорят, необходимо соблюдать главное правило: жить и работать по закону, даже если этот закон суров. Жители поселка Речник не имели законного права проживать и строить на этой земле. И когда совершали самовольное строительство, заведомо знали, что нарушают закон, в данном случае посягают на государственную собственность.

А что же государство, может ли оно оперативно и эффективно защищать право на свою собственность? Предвижу ответ: конечно, да! Но с одной оговоркой, у нас, в России, как почти нигде в цивилизованном мире, государство - самый незащищенный объект права. Оно заведомо находится в неравных условиях с нарушителями законов. Поэтому, зная такую особенность современной действительности, все шаги, которые мы предпринимали, были строго последовательными и максимально прозрачными. Процессуальные сроки выдержаны и выиграны все возможные обжалования. Государственная власть защищает и свои интересы, и интересы граждан, в том числе и тех, кто желает проводить свое свободное время на природе и совершать прогулки в Москворецком парке, не утыкаясь носом в заборы новомодных шале и проволочные ограждения стихийных "шанхаев", возведенных теми, кто проигнорировал закон. Осмелюсь утверждать, что городская власть действует строго в рамках закона, выводя все незаконно находящиеся строения на особо охраняемых территориях, от автозаправок и производств до так называемых объектов временного дачного проживания.

Мало для кого секрет, что на территории Речника садовые участки и дачные строения делятся на две группы. Одна "каменно- состоятельная" - от трех этажей и выше, с теннисными кортами и причалами для яхт, личными зоопарками. Вторая - гораздо скромнее, которую населяют люди, ранее работавшие на федеральном предприятии ФГУП "Канал им. Москвы". (Несколько семей в 1956 году добились того, что им разрешили выращивать яблоневые сады, правда, без права какой бы то ни было застройки.) Но, к сожалению, постепенно с попустительства дирекции ФГУП "Канала имени Москвы", яблони стали заслонять стихийно возникающие дачные постройки.

По понятным причинам, в состоянии обиженных пребывают жильцы скромных дачных участков. Нетрудно предположить, что именно эти люди стали ярким, социальным щитом в "священной борьбе" за права "несправедливо обездоленных". Я с большим уважением отношусь к ветеранам войны, это поколение - с колоссальным жизненным опытом. Несмотря на суровую школу жизни, они не растеряли большой доли наивности, доверчивости к людям, присущих тем, кто вырос при советской власти. Именно эти старики по призыву своих более обеспеченных соседей из другой части парка сейчас защищают тех, кто, не имея на руках никаких разрешительных документов, легко расставался с деньгами, вкладывая в возведение своих дворцовых комплексов от пяти и более миллионов долларов.

Странно даже предположить, что эти люди не могли или не знали о незаконности застройки, не могли не знать об отсутствии прав на землю, не могли не знать о возможных перспективах. Страшно другое, похоже, они уверовали в то, что своими деньгами и своими связями победят власть закона! Нам, чиновникам, часто ставят в вину тот факт, что мы не умеем и не желаем разговаривать с людьми, не объясняем свои действия, прежде всего законные. Но здесь я приведу некоторую хронологию. Информация о незаконности дачных строений в товариществах Речник и Огородник, официальные разъяснения, комментарии, позиция правительства Москвы были озвучены еще в 2007 году. Информация о решениях судов с завидной регулярностью докладывалась на моих пресс-конференциях, размещалась на сайте департамента природопользования, публиковалась на сайтах префектуры Западного округа.

Эта информация не была ни для кого тайной. Вопрос в том, хотели ли люди ее слушать и слышать? Убежден - нет. Зато возмущению не было предела, когда техника для разбора домов прибыла на территорию, а СМИ рапортовали, что "жители Речника отстаивают свои интересы", намеренно опуская слово "законные". Многие интересуются, почему в такие морозы и ночью, но никто не задает вопрос: почему жители забаррикадировали дороги? А погода не подчиняется никакой власти, ни федеральной, ни московской, к тому же в это время года на территории всей страны обычно случается зима. Никто не мог предвидеть, в какую погоду судебные приставы получат на руки исполнительные листы еще и потому, что, для того чтобы ликвидировать самострой, органы государственной власти были обязаны провести конкурсные работы по выбору подрядчика. При этом, повторюсь еще раз, на протяжении всего конфликта самозахвата земель в парке "Москворецкий" владельцы домов знали о предстоящей судьбе и ничего не предприняли для исполнения закона. Вместо этого Речник выбрал сторону противостояния, напрасно понадеявшись на поддержку многих известных и влиятельных людей, также проживавших в поселке.

Интересен еще один момент. Как это часто бывает в современной практике мошенничества, фамилии реальных владельцев многих коттеджей нигде не фигурируют. Дома их оформлены на подставных лиц, но в то же время какая-то хорошо организованная сила активно дирижирует "хором обездоленных и бездомных", которые на самом деле имеют не одну и не две квартиры в Москве, но желают проживать на берегу реки, в окружении зелени на территории природно-исторического парка, охраняемого государством. Ан нет! Государство не позволяет. Тогда была сделана попытка прибегнуть к помощи депутатов Государственной Думы, уповая на дачную амнистию. Но и эта попытка провалилась! Депутаты Госдумы дали заключение о том, что к СНТ Речник этот закон не применим. Заранее предвидя, что предстоит борьба за землю с государством таинственной группой товарищей, тщательно сохраняющих свое инкогнито и вложивших немалые средства в бизнес-проект "Садовое некоммерческое товарищество Речник", был разработан сценарий "протестов и возмущения общественности".

По какой причине многие СМИ оказались в группе поддержки Речника, остается только догадываться. В трактовке и способе подачи материалов практически все сюжеты в различных средствах массовой информации насквозь были пронизаны чувством сострадания к незаконным застройщикам парка. Изо дня в день по телевидению периодически повторялись наиболее трогательные сюжеты, например, как женщина со слезами на глазах рассказывала журналисту, что она продала свою "двушку" в одном из московских районов и на эти деньги построила коттедж в парке "Москворецкий". Возникает ряд резонных вопросов: где она проживала долгий период времени после продажи квартиры и до постройки коттеджа, где и по какому адресу эта дама в данный момент зарегистрирована. Вторая история также обошла многие средства массовой информации. История о страстной любви некой вполне взрослой, но очень сентиментальной особы к своему древнему родовому гнезду, которому на самом деле исполнилось пять лет с момента возведения. Таким историям нет числа, достаточно открыть газету или включить телевизор - только и слышно, что представители власти то и дело обижают, оскорбляют, унижают жителей поселка, но почему-то ни один журналист не попросил ни одного человека в Речнике показать документы, подтверждающие право собственности на землю и дом. И никто из журналистов не обмолвился о том, какой вред был нанесен природному комплексу, Москве-реке, экологии города в целом!

Смакование тем "несправедливо страдающих" в Речнике размывает единственный и главный вопрос: по закону ли действует власть?" Да, по закону! И ее действия правомерны! Тогда возникает другой вопрос: "Четвертая власть" против государственной власти? Такое провокационное освещение конфликта нашей свободной прессой не дискредитирует ли весь институт государственной власти нашей страны? Или зодчие пиар-кампаний, организовавшие потоки лжи о якобы неправомерных действиях властей в Речнике, открыто бросают перчатку государству, будучи уверенными, что СМИ сыграют на их стороне? Поэтому скажу так, меня не покидает ощущение, что отдельные представители "четвертой власти" позиционируют себя в образе двуликого Януса: с одной стороны - за построение правового государства, с другой - за сострадание к правонарушениям.

Сам по себе факт сноса незаконных домов - вещь исключительно неприятная, никому не пожелал бы оказаться в этой шкуре. Но прошу читателей еще раз задуматься, что ценнее для общества и государства: взывание к жалости и состраданию или поддержка законного решения, не оспоренного судом. Это утверждение возникает еще и потому, что, проводя простой анализ частоты освещения в СМИ трагедии в Гаити и сноса самостроя в Речнике, предпочтение отдают последнему. Думается, что сострадание не бывает далеким и близким, и очень важно осознавать ответственность "четвертой власти" за тот путь, которым она приглашает следовать общество.

Я взялся за перо не ради защиты чести мундира или по поручению начальника. Вспоминается конец 1980-х - начало 90-х годов - период зарождения гражданского общества в нашем государстве. К концу 80-х годов группе энтузиастов удалось организовать Федерацию обществ потребителей СССР, первым президентом которой стал А. Собчак. Я горжусь, что я входил в этот блок энтузиастов. Я горжусь, что я представлял первый закон о защите прав потребителей СССР в двух палатах Верховного Совета СССР. Также в 90-м году, уже работая в правительстве РСФСР, я представлял и защищал закон о защите прав потребителей России. Сегодня этот закон имеет лучшую правоприменительную практику, что подтверждается несколькими пленумами Верховного суда России. Именно этот закон, несмотря на ёрничество и скептицизм, в эпоху тотального дефицита и пустых прилавков стал первой опорой для простых граждан, позволившей им защитить свои права. Именно к тому периоду относятся первые суды против нечестности и фальсификации, против брака и некачественных товаров и услуг. Именно к этому периоду я отношу начало формирования гражданского общества в нашем государстве. Историкам еще предстоит осмыслить роль этого первого закона в истории России.

Глубоко убежден, что правовое государство состоится только в том случае, когда законное, а не мнимое (надуманное) право будет торжествовать - право на качество, право на землю, право на собственность. Подменяя торжество закона торжеством фальшивого популизма, всячески показывая наивность и слепую веру в правоту застройщиков Речника, представители СМИ оказывают медвежью услугу гражданскому обществу.

Не сомневаюсь, что эта статья сподвигнет некоторых мастеров эпистолярного жанра ёрничать и находить примеры, убеждающие одних граждан сочувствовать, других - сопротивляться закону, третьих - бросать вызов власти. Дав слабину, власть потеряет и веру, и надежду. Останется любовь, вот только к чему и к кому?

От редакции

"Российская газета" продолжает публикацию разных мнений о ситуации, сложившейся со сносом Речника (читайте в номере на с. 10: "Бульдозерная выставка" - за и против). Мы готовы предоставить слово всем заинтересованным лицам, в том числе и "четвертой власти".

Общество Соцсфера Экономика Недвижимость Земля Снос незаконных построек в России