Новости

01.02.2010 00:20
Рубрика: Общество

Собеседник от бога

Текст: Андрей Максимов (писатель, член Российской академии телевидения)

1 февраля 2009 года в Москве в храме Христа Спасителя прошла интронизация шестнадцатого Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

Не так давно у одной моей знакомой случилась несчастная любовь. Оно, конечно, когда с другими случается, - думаешь, дело житейское. А ежели вдруг с тобой - бывает, что и жить не хочется. Моей знакомой вот как раз жить и не хотелось, и за помощью она пошла в храм. Впервые в жизни, хотя ей уже и было под тридцать.

Она выстояла очередь на исповедь. Священник спросил: "Невинна?" Она сказала: "Нет". Священник спросил: "Замужем?" Она сказала: "Нет". Священник обозвал ее грешницей и выгнал из храма. Она вышла на улицу и подумала: "А куда же идти, когда выгоняют из церкви?" Помните, почти, как в знаменитом фильме: "А зачем дорога, если она не ведет к храму?"

Когда я делал программу "Личные вещи" с архиепископом Волоколамским Иларионом, который еще и председатель Отдела внешних церковных связей, я рассказал ему об этом и подобных случаях. Не раз во время своих эфиров я говорил со священниками об этих проблемах. Иларион был первым, кто, глядя в глазок камеры, сказал: "Первым делом я хочу извиниться перед прихожанами за то, что такие случаи, увы, бывают". Я был потрясен.

Есть такая, может быть, грубоватая по форме, но по сути очень верная пословица: "Каков поп, таков и приход". Поговорив с Иларионом, я еще раз убедился в том, что Русская православная церковь сегодня становится другой.

Я сам - человек верующий, и в храм хожу без нервного волнения, там посещает волнение какого-то иного рода. Но я знаю немало людей, которых тянет в церковь, но они боятся... Боятся бабушек, которые могут обругать незнамо за что, боятся священников... Увы, за последние годы церковь стала довольно закрытым местом: иногда люди, которые ходят сюда - и священники и прихожане, - ощущают себя не призванными, а избранными. И это отпугивает от храма, а в конечном счете от веры миллионы людей. И поскольку Церковь у нас всегда находилась вне критики, про эту проблему никто не говорил. Ее как бы не замечали.

И тут Господь послал Патриарха Кирилла. Год назад, в те торжественные дни, Патриарх сказал: "В эпоху нравственного релятивизма, когда пропаганда насилия и разврата похищает души молодых людей, мы не можем спокойно ждать, когда молодежь обратится к Христу: мы должны идти навстречу молодым людям".

Очевидно, что сегодня будут подводиться итоги первого года служения Патриарха. Будут, видимо, говорить о нем как о политике и о том, как он перестраивает Церковь... И все это правильно. Все это верно. Но для меня не главное. Для меня главное, что Кирилл стал собеседником - собеседником от Бога. Глава Русской православной церкви обращает свои речи не только к верующим, но ко всем, кто хочет его слышать.

Вот о чем мы категорически забыли: Церковь должна помогать не только тем, кто уже нашел веру, но, может быть, в первую очередь тем, кто не может, не умеет ее найти. Разве не поразительно, что на своей первой встрече с молодежью Патриарх говорил не о Боге (хотя и о Боге тоже), не о церковных ритуалах и даже не о вере - он говорил о счастье. Потому что поиск счастья - это то, что в конечном итоге движет каждым молодым человеком. И когда молодой человек заблуждается - начинает блудить, это всегда происходит именно на пути к счастью. Многие ли услышали слова Патриарха: "Нужно помнить, и я думаю, с этой мыслью нужно жить: мы не знаем почему, это непостижимо для нашего разума, но Бог пожелал, чтобы человек был счастлив только в нравственной системе ценностей"? Но кто-то ведь услышал. Кто-то, убежден, задумался не только о философском и религиозном смысле этих слов, но и о своей собственной жизни. Как там сказано в Великой Книге: имеющий уши, да услышит...

Грустно жить в стране, где нет духовных лидеров, зато бездуховных - десятки. Патриарх Кирилл, как мне кажется, стал духовным лидером, причем не только православных христиан, а всей страны. Потому что он разговаривает не только с теми, кто верит, а с теми, кто думает.

А кто у нас еще разговаривает с теми, кто думает? Кто у нас вообще разговаривает, беседы ведет, а? Политики существуют в жанре отчета: они докладывают народу о том, что сделано, а также о том, что будет сделано непременно и в ближайшее время. К слову сказать, на свою телепрограмму "Личные вещи" я много раз пытался пригласить политиков, что называется, высшего звена: но то ли они просто не хотят говорить ни о чем, кроме политики, то ли просто разучились.

Деятели культуры появляются на телеэкране все больше в связи с какими-нибудь скандалами, которые носят гордое звание "информационный повод". Новая мысль, возникшая в голове писателя или ученого, информационным поводом не является. Есть ли философы в нашей стране - вопрос, но, если они и существуют, то, как правило, разговаривают на своем философском языке, который не всякий и поймет.

Умным сегодня быть не модно - умный называется "ботаником". Модно быть пробивным - пробивной называется "современным". Вы можете себе представить человека, который, скажем, пришел бы на работу и сказал коллегам: "Вчера по телевизору услышал такую потрясающую мысль..." Можете? Значит у вас - хорошая фантазия.

Не думаю, что это какая-то такая специальная политика по оглуплению людей. Просто умным быть трудно. Пробивным легко. И шутить так, как у нас на телевидении это принято, тоже невелика проблема.

Канал, который раньше назывался "Вести", а теперь - "Россия 24", транслировал встречу Патриарха с молодежью. Стоял красивый, мудрый человек, который каким-то непостижимым образом вдруг стал для всех этих молодых людей - своим. Священники вообще очень любят цитировать Библию: им справедливо кажется, что в этой Великой Книге уже все написано - вот же, понятно, ясно, четко. Но, как ни странно, подобное цитирование часто не служит, что называется "пониманию сторон". Молодой человек думает: это, конечно, все потрясающе, умно, гениально, однако мне до этой мудрости недорасти, и, значит, она не имеет ко мне отношения.

Патриарх Кирилл не увлекается цитированием, как бы еще раз подчеркивая: он обращается не только к верующим, но в первую очередь к ищущим. Ощущение, что он не из заоблачных вершин вещает, а просто идет впереди, и как бы говорит всем: идем за мной, там - правда и добро, пошли!

Мне кажется, что главный итог года, прошедшего после интронизации Патриарха Кирилла, для нас в том, что у страны появился духовный лидер. Подчеркиваю: не только религиозный, но духовный. Духовный лидер - это ведь совсем не тот, кто несет истины. Нет. Это тот, кто заставляет нас самих думать о своей жизни и делать собственные выводы о собственной жизни.

Случаются времена, когда такого лидера нет. У нас - есть.

Общество Религия Колонка Андрея Максимова