Новости

Уникальный проект столкнулся с серьезными проблемами

Какой инновационный путь выбрать России? Как кризис отразился на проекте термоядерного реактора? Что следует реформировать в РАН? Об этом корреспондент "РГ" беседует с президентом РНЦ "Курчатовский институт", академиком РАН Евгением Велиховым, которому вчера исполнилось 75 лет.

Российская газета: Руководство страны заявило, что у нас нет иного пути, кроме перехода на экономику знаний. Но как двигаться? Многие считают, что ставку необходимо делать на малый научно-технический бизнес в особых экономических зонах, который быстро может наладить выпуск новой техники и заполонить рынок. Ваше мнение?

Евгений Велихов: Согласен, что малый бизнес крайне важен, но ведь речь идет не просто об инновациях, а о модернизации страны. Провести ее, по моему мнению, способны только масштабные проекты. А двигаясь мелкими шагами, Россия рискует остаться в аутсайдерах. Здесь важно еще учесть, что в ведущих странах большинство мелких фирм тесно завязаны на крупные компании, работают по их заказам.

Вообще инновации сами по себе мало что дают, важно, помогут ли они занять свое место на мировом рынке. И здесь надо исходить из реалий, а они таковы. Нам пока трудно пробиться в "высшую лигу" инноваций, так как, к сожалению, не можем конкурировать с тем же "Боингом", "Интелом", "Мерседесом", "Сони" и прочими законодателями мод в своих областях. Как же в таком случае занять свою нишу в сфере высоких технологий? Надо делать ставку на то, где мы находимся на мировом уровне и даже превосходим его. Повторяю, это должны быть масштабные проекты, способные оживить и модернизировать всю экономику. Одна из возможностей, на мой взгляд, мощные энергоустановки, но работающие на новых принципах.

РГ: Что мы здесь можем предложить миру?

Велихов: Несколько лет назад Россия предложила ведущим странам свое видение развития атомной энергетики, где учитывалось и строительство АЭС, и создание центров по работе с ядерным топливом, и его захоронение и т.д. Данная инициатива затем обсуждалась на заседании "большой восьмерки", что стало важным событием на пути к ядерному ренессансу. Ведь долгие годы к ней относились с определенной долей скептицизма, но сейчас отношение меняется. Многие начинают понимать, что ядерная энергетика - это не только источник энергии, который не зависит от цен на углеводородное сырье, но и важнейший стабилизирующий фактор.

Правда, есть проблемы, и главная - как предотвратить распространение этих технологий и материалов в руки тех, кто может ими воспользоваться во вред человечеству. Россия предлагает свое решение. В частности речь идет о том, что международный консорциум ядерных держав возьмет на себя сооружение и эксплуатацию АЭС в странах, которым это самим не под силу. Россия может играть в такой кооперации одну из ведущих ролей, так как накопила огромный опыт в данной области. Конечно, говоря о ядерной энергетике, надо рассматривать не только задачи сегодняшнего дня, но и на будущее. Завтрашний день "мирного атома" - это реакторы на быстрых нейтронах, а послезавтрашний - термоядерная энергетика.

РГ: Вы один из инициаторов термояда, именно за эти работы вам присужден энергетический "Нобель" - международная премия "Глобальная энергия"? Разразившийся кризис ударил по проекту термоядерного реактора ИТЭР, который должны построить во Франции?

Велихов: Ситуация непростая. Дело в том, что все участники этого уникального проекта подписали соглашения, где взяли на себя конкретные обязательства. Их твердо выполняют шесть партнеров кооперации - Россия, США, Корея, Япония, Китай и Индия. Но у Европы есть проблемы. Речь идет о том, чтобы сдвинуть сроки работ на год. Вроде бы не так уж много. Но "машина" уже запущена, подписано 40 процентов контрактов на поставку оборудования, начато производство, и срыв сроков может нарушить такую синхронизацию. Все это в конце февраля обсудит совет ИТЭР, председателем которого я являюсь.

РГ: В период кризиса ведущие страны мира увеличили финансирование науки, считая, что именно она поможет преодолеть трудности. У нас средства в науку в 2010 году, наоборот, урезаны. Это неверие в российских ученых?

Велихов: Этот очень непростой вопрос требует очень обстоятельного разговора, может, целой статьи. Поэтому сейчас отвечу кратко и сошлюсь на недавно вышедшую книгу академика Галимова, где одна глава называется "20 лет бесплодных усилий". Речь о состоянии космической науки. Галимов недоумевает: как же так, деньги потрачены, а результат нулевой? А ведь существуют и научные советы, и люди в академии, которые за это отвечали. Вывод: у нас есть серьезные проблемы с организацией науки.

В СССР можно критиковать очень многое, но для реализации крупных проектов была создана жесткая и эффективная система. Кстати, в США есть нечто подобное. Но у нас после развала страны все посыпалось, и мы пришли к плачевным результатам. Только в последнее время начали приниматься меры, чтобы исправить положение. Например, создан РНЦ "Курчатовский институт", куда вошли несколько крупных научно-исследовательских коллективов. А вообще лицо института меняется, появились новые научные направления. Начали с нанотехнологий, а затем созданием национального исследовательского центра к ним присоединились еще и био, информационные и когнитивные технологии. Таких мощных научных центров, по словам премьер-министра Владимира Владимировича Путина, будет сформировано 5-6.

В целом в России идет очень сложный процесс реформирования науки. И главное - надо создать коллективы, которые будут эффективно использовать выделенные деньги, а не так, как в примере, который привел Галимов.

РГ: Вы участвовали во многих проектах. Чем особенно гордитесь?

Велихов: У нас в институте есть традиция. Когда Курчатов говорил, что он что-то сделал, то это подтверждалось испытанием бомбы или созданием атомного подводного флота. Когда о своих делах говорил Анатолий Петрович Александров, то за этим была атомная энергетика страны. Вот если бы удалось запустить термоядерный реактор, тогда и я мог бы сказать, да - сделал крупное дело. Но, увы, придется ждать 10-15 лет.

Если чем и горжусь, то привнесением в Россию международного движения "Достижения молодых". Это система обучения детей основам экономики и информатики, которой в 100 странах охвачены миллионы школьников. Например, в США такой курс прошел чуть ли не каждый президент, крупный политический и финансовый деятель. В его рядах побывали такие известные личности, как Коль, Миттеран, Вершбоу, Пикеринг. В России движению уже более 15 лет. Когда я его начинал, то думал, что удастся заинтересовать сотни тысяч молодых людей, но сегодня таких уже около пяти миллионов. Главное, чему она учит, - это умению свободно мыслить, не бояться принимать решения, добиваться поставленной цели.

Последние новости