Новости

Начинается суд над бывшими родителями Глеба Агеева

В городском суде подмосковного города Видное все готово к рассмотрению уголовного дела семьи Агеевых. Вокруг суда пока нет того ажиотажа, который был в прошлом году, когда вся страна узнала имя изуродованного трехлетнего приемыша Глеба Агеева.

Благополучная супружеская пара Лариса и Антон Агеевы были приемными родителями двух детей Полины и Глеба.

Лариса Агеева обвиняется следствием в преступлении по четырем статьям, в том числе за истязание и умышленное причинение вреда ребенку. Ее супругу Антону Агееву предъявили две уголовные статьи. Горе маленького Глеба уместилось в 9 томов.

По версии следствия начался кошмар с того, что Лариса Агеева мартовским вечером прошлого года в своем загородном доме избила приемного ребенка. Следователи казенно сформулировали это так: "...умышленно нанесла тупыми твердыми предметами многочисленные удары по всему телу: по обеим рукам, ногам, туловищу, лицу, голове, половым органам, облила горячей жидкостью левую половину лица и левую ушную раковину". Кроме многочисленных кровоподтеков врачи зафиксировали перелом костей носа, три выбитых передних зуба, сотрясение головного мозга, ожог 2-й степени кожи левой половины лица и левой ушной раковины. Медицинскую помощь приемная мать ребенку не вызвала.

Потом с работы возвратился Антон Агеев. Ребенка он видел, но "скорую" вызывать тоже не стал. Примерно через два часа увидели, что ребенку совсем плохо. Тогда Антон обратился к соседке, которая и настояла на медицинской помощи, в итоге мальчик попал в реанимацию.

Приемные родители тогда же заявили, что ребенок сам обварился, сам упал с лестницы и еще его покусала собака. Этой версии они придерживаются и сейчас. Но судебно-медицинская экспертиза пришла к выводу, что "исключается возможность образования указанных повреждений как при падении с лестницы, так и при падении на ней". Характер ожога тоже не соответствует показаниям супругов о том, что ребенок опрокинул чайник. Эксперты записали, что среди ран Глеба "каких-либо повреждений, причиненных лапами, когтями и зубами собаки крупной породы, не установлено". Приемных детей у Агеевых отобрали. И возбудили против них дело. Но все это случилось не сразу.

Прокуратура потребовала отставок сотрудников органов опеки и попечительства и органов дознания Ленинского муниципального района. По словам прокуроров, органы опеки должны нести ответственность за то, что не уследили за приемными родителями. В течение 2008 года, рассказали в прокуратуре, сотрудники опеки дважды посещали Агеевых. Но условия жизни и воспитания приемных детей не изучали. После визитов писались формальные отчеты, где неверно указывалось даже имя усыновленного мальчика. "Основным критерием положительной оценки был высокий доход семьи", - сказали в прокуратуре.

Жертвами домашнего насилия ежегодно становятся около тридцати тысяч детей

Удивительно, но через три дня после госпитализации мальчика сотрудники опеки написали очередной акт про хорошие условия жизни усыновленных детей. А ведь к этому моменту медики уже описали у мальчика многочисленные раны и ожоги. По словам работников прокуратуры, органы опеки даже не обратили внимание на тот факт, что родители Глеба с большим опозданием обратились к врачам и тем самым поставили под угрозу жизнь Глеба.

Беда в том, что подобных случаев в стране тысячи и не все доходят до общественности и правоохранительных органов. По данным милиции жертвами домашнего насилия ежегодно становятся около тридцати тысяч детей. Примерно от двух до трех тысяч из них погибают от рук родителей или опекунов. Милиция подчеркивает - самые вопиющие случаи происходят как раз в приемных семьях. Вот типичный жуткий и малоизвестный случай в Курской области. Там попечитель в "воспитательных целях" облил ребенка бензином и поджег. За такое "воспитание" суд приговорил его к 180 часам обязательных работ.

В Семейном кодексе записано, что любой специалист, работающий с детьми, - врач, воспитатель детсада, учитель, которому становится известно о жестоком обращении с ребенком, должен немедленно уведомить об этом органы опеки. То же самое есть и в законодательстве западных стран. Но там эта система прекрасно отлажена: при малейшем подозрении медики и педагоги информируют кого надо. У нас чаще молчат. В России за безразличие к судьбе ребенка соседям, врачам и учителям ничего не грозит. За несообщение наш закон не наказывает. В ныне действующем законодательстве нет даже правового определения термина "ненадлежащее воспитание несовершеннолетних". Это когда просто бьют или уже убивают?

По закону отреагировать на сигнал тревоги органы опеки обязаны в течение трех дней, а если дело серьезное - немедленно. Милиция тоже должна при сигнале, что ребенку плохо, прибыть на место и принять меры по его защите. Например, забрать ребенка и поместить в больницу или приют. Но это бывает так редко.