Новости

18.02.2010 00:15
Рубрика: Культура

Миллионер из милиции

На вопросы "РГ" отвечает "писатель в погонах" Данил Корецкий, общий тираж книг которого в России перевалил за 16 млн экземпляров

Популярный российский писатель, доктор юридических наук Данил Корецкий - о том, почему люди все чаще стреляют друг в друга; об оружии, которым Каин убил Авеля, а также о загадочном "ДК" в новом блокбастере "Антикиллер ДК"...

Дэн, Красный, Хасан и Молекула

Российская газета: В вашем детстве были моменты, предопределившие, так скажем, судьбу милиционера с миллионными тиражами?

Данил Корецкий: Со школьной скамьи у нас сложилась компания: я, Валера Краснопольский, Толик Несмеянов и Игорь Скоров. У всех были прозвища: Дэн, Красный, Хасан и Молекула. К несчастью, Толик-Хасан погиб в армии, Игореша-Молекула трагически погиб несколько лет назад. С Красным мы поддерживаем отношения и сейчас, вспоминаем приключения молодых лет. А они не всегда соответствовали родительским предписаниям и требованиям учителей.

Жили ведь мы на Богатяновке - это довольно криминализированный район Ростова-на-Дону. Для самозащиты отливали из свинца тяжеленные, похожие на дверные ручки кастеты, носили с собой большие складные ножи или завернутые в газету заточенные напильники. После выхода на экраны фильма "Великолепная семерка" тренировались в метании ножей, я лично в этом деле преуспел.

РГ: Отличное начало для будущего милиционера!.. Кем видели вас родители?

Корецкий: Мои родители - врачи по профессии - естественно, мечтали, чтобы и я продолжил их дело. К юридической специальности относились очень настороженно: ведь то поколение выросло в обстановке массовых репрессий. Профессия следователя, в которую я рвался, вообще пугала. Но я сделал, как хотел, и не жалею об этом. А вот мой сын уже пошел по моим стопам. Думаю, что и внуки пойдут по юридической специальности. Что же касается отца... Отец, Аркадий Львович, был настоящим примером для подражания. Помимо много прочего он же был еще и фронтовиком!

РГ: Вы писатель-миллионер (общий тираж книг Д. Корецкого, изданных в России, перевалил за 16-миллионный рубеж. - М.С.). А какую роль сыграли книги в вашей собственной судьбе?

Корецкий: Разбирал буквы лет с пяти, к семи уже вполне прилично читал. Это мне очень нравилось, я полностью погружался в вымышленный мир и каждую свободную минуту проводил с книгой. Пытался читать за едой и в постели под одеялом с фонариком, но родители такие вольности, естественно, пресекали. В качестве наказания они запрещали мне читать и отправляли гулять.

Книги сыграли значительную роль в моем выборе профессии, во всяком случае, продолжать династию врачей я не захотел. С детских лет хотел стать сыщиком или журналистом, и, в принципе, свое желание реализовал.

РГ: Так кто вы, Данил Аркадьевич: писатель или милиционер?

Корецкий: Ну, простым милиционером я никогда не был: не таскал пьяных с улицы, не отбирал ножи у хулиганов, не сидел в засадах... Прокурорским следователем работал: осматривал места происшествий, делал обыски, проводил допросы и очные ставки, арестовывал преступников, отдавал их под суд. А милицейскую форму носил только в связи с преподавательской работой, и под ней находился научный работник - доцент, потом профессор, который еще и пишет книги. Я никогда не стоял перед выбором - книги или работа. Я просто жил. И жизнь моя состояла из двух дорог. Не хвастаясь, скажу: второго примера, когда писатель с такими тиражами одновременно является действующим профессором, основателем новой науки, председателем докторского диссертационного совета, научным руководителем 35 кандидатов наук, я не знаю.

РГ: А как начальство относится к такой разносторонности?

Корецкий: Как ни странно, положительно. Когда я писал повесть о работе "расстрельной группы" - "Привести в исполнение", то был готов к неприятностям. А получил литературную премию МВД - кстати, всего их у меня три. И медали - ведомственные, одна государственная. А главное - именное оружие, я очень люблю такие машинки. "ПМ" с именной надписью для меня дороже ордена.

РГ: В людей вам приходилось стрелять?

Корецкий: Бог миловал. Это ведь не такое веселое дело, как в кино показывают.

Закон об оружии - реальная защита!

РГ: Почему в наше время люди все чаще стреляют друг в друга?

Корецкий: Потому что улыбаются друг другу все реже. Народ обозлен, напряжен, малокультурен и нетерпим. Телевидение насаждает стандарты агрессивного поведения, при этом уровень наказуемости таких действий все ниже, санкции все мягче.

Преступность стала гораздо опасней: сожгли на костре прохожего, убивают детей, прямо в храмах расстреливают священников, подрывают поезда... Преступность объявила обществу войну. А общество вывесило белый флаг гуманизма. Преступники вооружились, законопослушных граждан разоружают. Я почти 40 лет изучаю вооруженную преступность: раньше очень редко в ход шли обрезы или допотопный "наган" с двумя патронами. А сейчас и автоматы, и гранатометы, и мины, и боевые отравляющие вещества... И все делают вид, что, как было, так и есть. Вроде как и делать ничего не надо.

РГ: Вы предлагаете что-то конкретное?

Корецкий: Да многое. 11 моих предложений вошли в законодательство и подзаконные акты. Не потому, что я так сказал - просто они реально востребованы жизнью. Пару лет назад я опубликовал монографию "Криминальная армалогия" - это новое учение об оружии, его правовом режиме, вооруженной преступности и мерах борьбы с ней. Там еще больше нереализованных предложений.

Не востребованным оказался и проект закона о правовом режиме оружия. Еще в 90-х отправил его в Верховный Совет: ни ответа, ни привета. Потом доработал документ, опубликовал в нескольких журналах, книгах... Направил в Госдуму, но опять внимания он не привлек.

РГ: Если бы ваш закон приняли, что изменилось бы в нашей жизни?

Корецкий: Не надо абсолютизировать законы, тем более что в России они традиционно не исполняются. Но если закон принять и неукоснительно исполнять, то принципиально меняется отношение вообще ко всему. Граждане с безупречной правовой репутацией приобретают право хранить и носить короткоствольное огнестрельное оружие. Риск неблагоприятных последствий возлагается на преступника.

Например, если хозяин застрелит проникшего в дом постороннего человека, его действия считаются правомерными, если не будет доказана их противоправность. Если человек незаконно хранит оружие, но применяет его для пресечения преступления, то он освобождается от уголовной ответственности.

РГ: Сегодня же за это сажают!

Корецкий: Именно. Институт необходимой обороны практически уничтожен судебной практикой. Граждане не умеют защищаться, они безоружны. Лицемерно выглядит на этом фоне призыв "активней бороться с преступностью".

РГ: Какое оружие вы могли бы рекомендовать сегодня законопослушным гражданам носить или просто иметь под рукой - на всякий случай? Что-то ведь, наверное, разрешено?

Корецкий: Газовые пистолеты и электрошокеры можно отмести сразу: ни одного случая их успешного применения для самообороны я не знаю. Газовый, а лучше перцовый баллончик в кармане не помешает: он компактен, эффективен и не требует никаких разрешений. Достаточно надежны резинострелы, я предпочитаю "Осу", как самый мощный. А дома пригодится револьвер в прикроватной тумбочке или курковая двустволка - в правом стволе резиновая картечь, а в левом - свинцовая. Хотя, что это я говорю! Она должна храниться в разобранном виде, в сейфе, отдельно от патронов, а револьвера взять и вовсе негде...

Невыдуманные истории

РГ: Фирменный стиль писателя Корецкого - уникальные, мало кому известные детали. Невольно задаешься вопросом: откуда у вас столь глубокие познания, скажем, об устройстве преступной структуры? И тут же подробное описание разведывательной деятельности за рубежом или розыск шпиона в Москве...

Корецкий: Ни в руководство ОПГ никогда не входил, ни в спецслужбах не работал. Преступную среду изучил неплохо, писал о криминальной субкультуре, это, конечно, пригодилось. А все остальное... Встречи с интересными людьми, изучение литературы, логическое развитие ситуаций. Вот и получается достоверно.

РГ: С кем, например, из интересных людей общались? Вы могли бы назвать какие-то имена или, как там принято, больше - кликухи?

Корецкий: В числе моих собеседников были оперуполномоченный контрразведки "Смерш", ответственный сотрудник НКВД СССР, работавший под началом Л.П. Берия, боевой пловец, участники группы, приводившей в исполнение смертные приговоры, контрразведчики, следователи, оперативники, прокуроры и судьи. И, конечно, люди из противоположного мира. Многие из них вполне адекватны и очень откровенно рассказывают о том, что меня интересует. Избегая, конечно, конкретики. Криминальные люди на меня особого впечатления не произвели. Да и разговаривал я "по душам" лишь с представителями "новой волны", в прошлом - сотрудниками милиции. С уголовниками я наобщался, когда работал следователем. Мы как сидели по разные стороны стола, так и остались.

РГ: Как полагаете, каков век детектива? Когда закончится повальное увлечение сыщиками и ворами?

Корецкий: Детектив никогда не умрет. Потому что вся жизнь человеческая - детектив. Первое описанное тяжкое преступление - это убийство Каином Авеля в Ветхом Завете. Указаны и место преступления - поле, и мотив - зависть. И только со способом полный туман. Сказано: Каин восстал на Авеля и убил его.

РГ: Чем, кстати, убил-то?

Корецкий: Я специально это анализировал. Убить брата голыми руками Каин не мог. Единственное объяснение, что орудием убийства стал нож. Грубо выкованная полоска металла, которым они распускали сыр, резали мясо, и вот при случае Каин убил Авеля. Такое я сделал умозаключение.

300 евро за выстрел

РГ: Что интереснее, как вы думаете: ваши романы читать или смотреть? Сколько фильмов снято и снимается сегодня по вашим произведениям? Расскажите о них.

Корецкий: Сейчас готовятся к постановке "Атомный поезд" и "Рок-н-ролл под Кремлем" - это будет 20-серийный телевизионный фильм. Сняты и прошли по экранам "Антикиллер", "Антикиллер-2", "Оперативный псевдоним", "Код возвращения", "Секретные поручения", только что вышел "Антикиллер ДК".

РГ: Съемки кино - особая песня, наверняка далеко не все идет по сценарию. Вас, как автора, это раздражает или бодрит?

Корецкий: Вообще-то я - человек спокойный и на многое реагирую, как на улыбку судьбы. Помню, снимали мы с режиссером Игорем Талпой, прекрасным актером Александром Дедюшко, к большому несчастью так рано покинувшими этот мир, телесериал по моему роману "Оперативный псевдоним". Начали, понятно, в Ростове-на-Дону. На Богатяновке нашли захолустный дом, как у меня описан, такой же двор гнусный... Заплатили женщине деньги, чтобы у нее в квартире снимать. За это ее возненавидели все соседи: народ небогатый, испитый, завистливый и злой.

Саша Дедюшко в первых кадрах играл бомжа. Отрастил щетину, прикид соответствующий образу. Снималась сцена в настоящей чебуречной. А у входа сидит на корточках настоящий бомж и... лает на собаку. Собака на него, оба заливаются. Увидел нашего актера, встал, поздоровался за руку, как со своим. Дедюшко говорит: "Здорово, братела! Рубен у себя?" А тот почесал затылок: "Да хрен его знает!" Очень естественно получилось, а Рубен - это персонаж нашего фильма... Если бы с ходу все сняли, получилась бы достоверная сцена.

РГ: Преступный мир как-то на ваши съемки отреагировал?

Корецкий: Как без них... Мы на ресторан, который был на ремонте, повесили вывеску "Чебуречная" и занялись интерьером. Подъезжают на джипе братки: "Ну что, чебуреки собираетесь продавать?" "Да", - ответили им не очень уверенно. "Надо бабки платить, - говорят. - Наша территория". Ту "Чебуречную" по сценарию нужно было взрывать. Вот бандитам и говорят: "За бабками приезжайте завтра, часика в три". Взрыв как раз на это время назначили. Уж не знаю, подъезжали они или нет, там милиция все оцепила. Но взрыв получился что надо.

РГ: Однако действие вашего романа "Оперативный псевдоним" проходит не только в Тиходонске...

Корецкий: И наш фильм снимали не только в Ростове. О чем пришлось пожалеть. Тут практически все делалось из уважения ко мне - даже улицы перекрывали... А в Москве пришли в магазин телевизоров, в зале пустяшная съемка на полчаса: платите пять тысяч долларов! Обратились в другой магазин, так там уже семь требуют...

Потом надо было взорвать микроавтобус возле жилого дома. Пошли к властям, а чиновники чуть ли не в крик: "Вы что, сумасшедшие?! Народ от "Норд-Оста" отойти не может...". Сценарий пришлось переписывать.

РГ: Москва для съемок кино оказалась самым дорогим городом?

Корецкий: Нет, Ницца. Там требовалось запечатлеть перестрелку, в которой участвуют семь человек. Местные власти назвали условия: 300 евро за один холостой выстрел. Но нам-то для достоверности сцены надо хотя бы по одному магазину каждому отстрелять! Умножили 7 на 8, а потом на 300. Итого - 16 800 евро за одну перестрелку?!

РГ: Заплатили?

Корецкий: Сняли бесплатно. В какой-то промзоне на окраине Москвы, а уже следующий кадр - раненого тянут к морю - на Лазурном берегу.

РГ: Что означает "ДК" в названии третьего "Антикиллера"? В конце Гоша Куценко от себя презентует книгу "Антикиллер", где автор обозначен инициалами "ДК". Получается, что он и есть Данил Корецкий?

Корецкий: Это и для меня большая загадка. У "Антикиллера" один автор - я. А тут действительно создается аллюзия, что автор кто-то другой. Я, честно говоря, не понял, в чем тут "фишка".

РГ: Ваше впечатление от фильма: все ли в нем созвучно книге? И при чем тут "любовь без памяти"?

Корецкий: Впечатление двойственное. Если ни о чем не думать и просто смотреть, без памяти, то все здорово! Высокий бюджет, отличные саундтреки, головокружительные съемки, хорошая игра актеров, брутальный Гоша Куценко, которого я люблю. Но если память все-таки включить - ничего не понятно! Мой Лис - твердый, цельный оперработник угрозыска, профессионал, который хитроумными комбинациями срывает криминальные планы. А что в картине? В начале происходит взрыв у банка. Оказывается, что в результате со счетов пропали сотни тысяч долларов. Какая связь между этими событиями - непонятно.

Ну ладно, разберемся позже. А где же Антикиллер Лис? Оказывается... лежит в психбольнице, время от времени бросаясь головой в стену, на которой нарисовано море. Он называет это "скупнуться". Плохи у него дела, бедолаге еще лечиться и лечиться. Но его призывают искать пропавшие деньги. Что найдет бедный психбольной, который должен жить на таблетках? Опять непонятно... Есть еще ряд моментов. Но надо сказать, что молодые зрители приняли премьеру с восторгом. Я понял, что не следует придираться к мелочам...

РГ: Чего ждать в ближайшее время вашим читателям?

Корецкий: В начале года выйдет приключенческо-фантастическая повесть "Отдаленные последствия". Две книги в работе, думаю, они увидят свет в первом полугодии. И еще с десяток сюжетов ждут воплощения.

Досье "РГ"

Корецкий Данил Аркадьевич родился 4 августа 1948 года в Ростове-на-Дону в семье врачей. После школы окончил радиотехнический техникум, затем юрфак РГУ.

Службу в правоохранительных органах начал в должности следователя районной прокуратуры, потом работал в Центральной Северо-Кавказской лаборатории судебной экспертизы. С 1980 года по настоящее время - на преподавательской работе в Ростовском юридическом институте МВД РФ. Доктор юридических наук, специалист в области криминологии (автор более 210 научных трудов и 11 предложений, вошедших в законы и практику, разработчик альтернативного законопроекта "О правовом режиме оружия").

Трижды лауреат литературных премий МВД СССР и МВД РФ. Лауреат высшей юридической премии "Фемида".

Счастливо женат. Супруга Анна Вячеславовна по образованию радиофизик. Сын Аркадий доктор юридических наук, федеральный судья. Внук Даниил Аркадьевич учится в школе, внучка Настя собирается в первый класс, а внучка Арина только учится говорить.

Культура Литература Лучшие интервью