Новости

19.02.2010 00:20
Рубрика: Общество

С правом пересадки

20 лет назад проведена первая в нашей стране трансплантация печени

В научном центре трансплантологии и искусственных органов имени В.И. Шумакова прошла конференция, посвященная двадцатилетию первой пересадки печени в нашей стране.

Двадцать лет. Много это или мало? Смотря как судить. Наша страна, которая первая в мире работами выдающегося соотечественника Владимира Демихова заявила о возможности пересадки органов, потом умудрилась отстать от других стран не на годы - на десятилетия в области трансплантологии. И, конечно же, было обидно, что впервые в мире сердце пересадили не в России - в ЮАР. Сделал это Кристиан Барнард, который в свое время приезжал в Москву, чтобы лично познакомиться с Владимиром Петровичем, его работами. Барнард, наверное, и представить не мог, что свою жизнь наш выдающийся соотечественник закончит в убогой хрущевке на окраине Москвы.

Это я к тому, что нет пророков в нашем Отечестве. Вот и с пересадкой печени мы отстали от цивилизованного мира почти на тридцать лет. Потому-то так значимо, на мой взгляд, событие, которое произошло на этой неделе. Как говорится, лучше поздно, чем никогда.

А история трансплантации печени не совсем обычна. Уже проводились первые операции по пересадке сердца, уже довольно успешно шли пересадки почек. А "ливерное дело" не двигалось. Может, потому, что печень не только самый большой орган человека, но и самый сложный по своей конструкции. Функций у него предостаточно. Но стоит выйти из строя хоть одной из них, и человек нередко обречен. Помню, в моей медицинской семье говорили так: "цирроз или рак печени - спасти невозможно. Это очень скорая смерть". И вот на Западе научились вытаскивать людей из такой беды с помощью пересадки.

...Конец восьмидесятых годов прошлого века. Даже в Москве перебои с хлебом. И именно в это время директор Всесоюзного научного центра хирургии Борис Алексеевич Константинов приглашает к себе двух своих сотрудников Александра Константиновича Ерамишанцева и Сергея Владимировича Готье. После непродолжительной беседы с ними о "ливерных проблемах", Константинов достал двести долларов, вручил каждому по сто и отправил этих двух тогда достаточно молодых, но опытных хирургов в Мадрид в клинику Порто Еро учиться трансплантации печени. Как они там просуществовали два месяца на двести долларов - это другая история. Но вкратце она сводится к тому, что испанцы, прознав о финансовом положении своих советских коллег, практически взяли их на свое попечение.

Испанская школа была высочайшего уровня. Кстати, и по сей день трансплантология Испании на первом месте в Европе. Именно испанцы буквально внедрили в менталитет своих католических соотечественников постулат, который ныне популярен и чрезвычайно важен для развития трансплантологии: "Не берите свои органы на небо. Они нужны нам здесь". Здесь, чтобы не было этой проблемы с донорскими органами.

Но вернемся к Ерамишанцеву и Готье. Прилетели они из Мадрида в Москву после самого Нового 1990 года. И 14 февраля 1990 года в Центре хирургии провели первую в стране пересадку печени. Так началась новая эра в отечественной трансплантологии.

Сказать, что пересадка печени с ходу пошла вперед семимильными шагами, было бы неправдой. Сперва делали не более двух-трех пересадок в год. И знаете, что более всего лично меня поразило на прошедшей конференции: на ней были эти самые первые пациенты. Вышел на сцену Андрей Пуршев из Йошкар-Олы, которому печень пересадили 19 марта 1991 года. Было тогда Андрею восемнадцать лет. И погибал он от цирроза печени. А после операции окончил школу, потом женился. Родилась у него здоровая девочка. Развелся, снова женился, родился еще один ребенок. Теперь Андрей возглавляет туристическую фирму.

Ныне в России делается более 150 пересадок печени в год. Честно говоря, эта цифра не греет душу. В Америке их каждый год почти пять тысяч. Не стану вдаваться в причины. Их много, о них мы не раз писали. Но главная, как мне кажется, в том, что у наших терапевтов нет, если так можно сказать, нацеленности на пересадку печени. Да и сами пациенты нередко думают о ней с ужасом и не решаются на такое оперативное вмешательство.

Но ныне все-таки пусть небольшой, но юбилей. Потому хочется говорить о другом. Например, о том, что сейчас в России действует уникальная по мировым меркам программа трансплантации печени детям первого года жизни.

Первую такую операцию провел нынешний директор Центра трансплантологии и искусственных органов Сергей Готье. Ту девочку из Уфы звали Юлей. И было ей тогда всего три года. Теперь ей уже 16 лет. И она тоже поднималась на сцену конференц-зала. А сегодня Сергей Готье пересаживает фрагменты печени пяти-, шестимесячным малышам.

А главное, что теперь у трансплантации печени несколько адресов: НИИ скорой помощи имени Склифосовского в Москве, Санкт-Петербургский центр рентгенорадиологии и хирургических технологий, пересаживают печень в Екатеринбурге, Белгороде, Нижнем Новгороде. Было о чем рассказать коллегам и Яну Геннадиевичу Мойсюку, и Алексею Владимировичу Джао, и Дмитрию Анатольевичу Гранову, и Михаилу Иосифовичу Прудкову, и Владимиру Евгеньевичу Загайнову...

Было на конференции еще одно важное событие. Есть у трансплантологов высшая награда - медаль "Академик Валерий Иванович Шумаков". Вручается она лучшим из лучших. На сцену вышел Эдуард Израилевич Гальперин. Помню его с тех пор, когда он, еще будучи сотрудником НИИ имени Склифосовского, занимался хирургией печени. А потом уже вместе с Валерием Ивановичем Шумаковым в семидесятые годы разрабатывал основы пересадки печени.

Без его трудов не было бы, в частности, детской трансплантации печени. И еще несколько слов. К сожалению, посмертно высокой награды удостоен Александр Ерамишанцев, который в 1990 году вместе с Сергеем Готье провел первую в нашей стране операцию по пересадке печени, - с чего и началась новая эра в развитии отечественной трансплантологии.

Общество Здоровье Проблемы трансплантации в России
Добавьте RG.RU 
в избранные источники