Новости

19.02.2010 00:04
Рубрика: Общество

Звезда генерала Ульянова

Золотую Звезду Героя он получил в 18 лет. В День защитника Отечества ему исполнится 85

В Москве, на нешумной улице в зеленом районе Строгино живет человек с известной русской фамилией, которая в прошлом веке была особо почитаема в советской стране - Ульянов.

Впрочем, вождю мирового пролетариата он не родственник, просто однофамилец. Судьбоносным для него стало другое обстоятельство - он родился 23 февраля. Как потом шутили однополчане, ему на роду было написано стать военным.

В свои 85 лет Виталий Андреевич Ульянов выглядит вполне по-генеральски. Что ни говори - закалка. Военные люди сохраняют осанку и выправку, пока на плечах погоны. А генерал-лейтенант хотя и в отставке, но ему частенько приходится надевать мундир. Уже многие годы он трудится в Национальной ассоциации объединений офицеров запаса Вооруженных сил. Название у ассоциации тоже вполне боевое - "Мегапир". В переводе - жаростойкий сплав особой пробы. И работа там сродни привычной офицерской. За год мегапировцы успевают побывать в военных округах и на флотах, где и учения, и стрельбы, и "мелодии прибоя", и незабываемые встречи.

Война не отпускает генерала до сих пор. В "Мегапире" он возглавляет одноименный фонд, который создан для поддержки детей военнослужащих, погибших в локальных войнах и военных конфликтах. Осиротевшим ребятам выплачивают стипендии до окончания школы и помогают поступить в высшие учебные заведения. Фонд также оказывает адресную помощь ветеранам. Среди таких адресов два - на особом счету. "Мегапир" шефствует над домом ребенка N2 и над Московским домом Чешира. В доме ребенка - малыши, которых судьба обездолила с малолетства. В доме Чешира - инвалиды войн. Такие дома основал участник Второй мировой войны британский лорд Леонард Чешир - полковник, командир эскадрильи тяжелых бомбардировщиков "Галифакс". Они действуют и поныне во многих странах мира, в том числе один - в Москве.

Каждая встреча с участниками боев - как новая зарубка на сердце. Хочешь не хочешь, а память выхватывает откуда-то из своих глубин картины фронтового прошлого. Они возникают словно яркая вспышка и держат душу в напряжении. Война началась, когда Виталию едва исполнилось шестнадцать. Пошел на знаменитый "Арсенал" токарем. Но фронт подступал все ближе к Киеву и завод эвакуировали в Воткинск, в Удмуртию. Там наладили выпуск "изделия 2243-А", а на языке артиллеристов - 45-мм орудия, памятной "сорокапятки". Там же на заводе из молодых рабочих сформировали расчеты, и двенадцать орудий на конной тяге двинулись на фронт.

Окопная братва быстро дала неказистому "изделию 2243-А" свое название: "Прощай, Родина!". Но других пушек не было, а немецкие танки напирали стеной. Не раз выручало хорошее знание матчасти - не зря собирал ее своими руками. Если хватит выдержки не пальнуть фашистскому танку в лоб, а дождаться, когда страшная махина подставит бок, - загорится как миленькая!

Воевал на Воронежском, Степном, 1-м Украинском фронтах, под Сталинградом. Освобождал Кантемировку, Балаклею, Барвенково, Славянск, Красноград. К сентябрю 43-го вышли к Днепру. На груди юного артиллериста сверкали уже орден Отечественной войны и медаль "За отвагу".

Ну а сражение за Днепр и по сей день невозможно припомнить во всех деталях. Слилось оно, спрессовалось в памяти как один бесконечный рев орудий и пулеметов, извергавших огонь и смертельный свинец. Его расчет первым переправился через реку. Повезло - не попали, не убили и не потопили вражеские снаряды. Бойцы мигом развернули свое орудие и начали прицельно бить по врагу. Как напишут потом в донесении командиры - "подавили несколько фашистских огневых точек, чем обеспечили форсирование реки батальоном и полком". Но и враг, получив по зубам, пришел в ярость. Начались жестокие контратаки, бой покатился огненным смерчем по истерзанной металлом земле. Прямым попаданием разнесло в клочья одно орудие вместе с расчетом. Замолчало другое: пушка стоит, а стрелять некому, все полегли. Ульянов огляделся и похолодел - он остался один на два орудия...

Как заряжал и наводил, о чем думал в те роковые минуты, - не припомнить. Но из этих двух орудий в одиночку сумел подбить два танка и три бронетранспортера врага.

Этот подвиг гвардии сержанта Ульянова потом прогремит по всему фронту, о нем будут читать солдаты в окопах. Когда стихли жестокие бои и стало можно перевести дух, командиры взялись за представления к наградам. 20 октября 1943 года командир 280-го стрелкового полка гвардии подполковник Плутахин представил Ульянова к званию Героя Советского Союза. Уже на следующий день представление утвердил командир дивизии гвардии полковник Петрушин, еще через день - командующий 37-й армией генерал-лейтенант Шарохин.

Но сам геройский артиллерист узнает об этом лишь долгие месяцы спустя. Потому что 22 октября он примет еще один беспощадный бой, который оборвет удачливую фронтовую биографию 18-летнего гвардейца.

Тяжелое ранение, долгое метание в бреду между жизнью и смертью, череда скитаний по фронтовым госпиталям. Все это выпало на долю будущего генерала. Но то ли родился он под счастливой звездой и судьба хранила его, или молодой организм хватко цеплялся за жизнь, но юноша выжил. 22 февраля 1944 года - накануне 19-летия, ему вручили Золотую Звезду Героя. И гвардии сержант, оправившись от тяжелых ран, направился в Киевское училище самоходной артиллерии - осваивать ту науку, цену и суть которой он сполна познал на передовой. Потом были Военная академия бронетанковых войск, Военная академия Генерального штаба, многолетняя строевая служба. Началась вторая часть военной биографии отважного защитника Родины.

P.S.

Глава ассоциации Александр Каньшин и совет директоров готовятся тепло поздравить боевого товарища по офицерскому строю. Редакция "Российской газеты" присоединяется к этим поздравлениям!