20idei_media20
    03.03.2010 00:10
    Рубрика:

    Сергей Казарновский: У нас учатся дети, чье будущее не безразлично их родителям

    Сергей Казарновский создал школу, где способом образования и воспитания становятся музыка и театр

    Сергей Казарновский - директор знаменитого московского "Класс-центра". В нем он соединил общеобразовательную, музыкальную и театральную школы.

    Две сцены - большая и малая, комнаты для музыкальных занятий, оркестровый и танцевальный залы, изомастерская, студия звукозаписи, теле- и радиосеть, издательский комплекс с типографией, где печатаются школьные издания (газета, литературные альманахи), программки спектаклей. На каждом этаже - не только туалет, но и душевая для своих и гостей. Во дворе - музей камней, ротонда с дорической колоннадой, греческий амфитеатр и золоченое изваяние Карабаса-Барабаса. Это называется - образовательная среда. Создал ее, между прочим, не дипломированный педагог, а выпускник МИСИ и режиссерского факультета Щуки.

    - У вас два образования. Вы окончили МИСИ - и не стали инженером-строителем. Окончили Щукинское - и не пришли в режиссуру.

    - Вы ошибаетесь. В той или иной мере я реализовался и как инженер, и как режиссер.

    - Вы работали где-то по первой специальности?

    - Да. Я восемь лет занимался бетонами на заводах и позже шесть лет вплотную участвовал в проектировании и строительстве школы, а вечерами репетировал спектакли в школьном театре.

    - Школьных театров полно. Но повсюду театр отделен от школы, как церковь от государства. Вы же взяли и соединили их. Ради чего?

    - Ради того, чтобы возник такой вот способ образования и воспитания - через сценическое творчество.

    - Традиционные способы вам не очень нравятся?

    - Обратите внимание: детская жизнь построена по принципу "взять". Взять знания, взять родительскую заботу, взять, взять... А человек становится человеком, когда понимает, что дарить и отдавать - это большее удовольствие, чем брать и получать. Так вот, театр учит дарить и отдавать. Ты отдаешь себя зрителю, ты выкладываешься... Суть нашей школы в том, чтобы эмоциональную жизнь человека сделать предметом образования. Чтобы он не только знал, но и чувствовал. Чтобы помочь ему обрести чувство собственного достоинства. Наша цель - формирование открытой миру личности, понимающей культуру как процесс присвоения и усвоения общечеловеческого опыта.

    - Ваши выпускники не становятся актерами, музыкантами?

    - Кто-то становится, кто-то нет. Нашу школу заканчивали Кирилл Пирогов, Олег Долин, Арина Маракулина, Андрей Щенников, Витя Добронравов другие замечательные актеры. Но "Класс-центр" - это не подготовка к работе в театре, не подготовка к музыкальной деятельности. Это образование и воспитание посредством театра и музыки. Это, если хотите, технология. У нас ведь до сих пор преобладают два типа школьных учреждений - основного образования и дополнительного. Все, что связано с человеческим чувством, считается дополнительным. Представление о том, что мир - многоцветный, многозвучный, является не обязательным, дополнительным. Мы же пытаемся утвердить равноправие, чтобы образование в области постижения законов природы и образование в области чувств были одинаково важны.

    - Образование в области чувств можно получить и на уроках литературы.

    - Можно. Но это не полное образование. Более или менее полное образование в области чувств дают театр, кино, музыка, живопись...Особенно когда ты сам занимаешься каким-то из этих искусств. Что такое актерское мастерство? Это умение слушать и слышать друг друга, достигать своей цели не бицепсами, а каким-то более гуманным способом. В этом смысле драматическое искусство важно для любого человека. Умение правильно взаимодействовать с окружающими тебя людьми можно назвать актерским качеством.

    - Вам никто не говорит, что вы воспитываете романтиков, идеалистов, не приспособленных к нынешним жестким реалиям?

    - Иной раз приходится слышать такое. Но, поверьте, наши ученики в облаках не витают, романтическим мечтаниям излишне не предаются. В большинстве своем они - люди своего времени. Вот, скажем, известно ли вам, что в 91-м году мы открыли у себя детскую школу менеджеров. А пятнадцатилетний мальчик, который занимался у нас актерским мастерством, основал первую детскую биржу труда и попал в российскую книгу рекордов "Диво-93". Он после окончил экономический факультет университета, хотя играл Ромео в нашем театре, а еще был отличным саксофонистом. Мы пытаемся с помощью музыки, театра разбудить и другие таланты, заложенные природой в человеке. В свое время из названия школы мы убрали слова "музыкально-драматическая", чтобы не смущать родителей. Нам важно, чтобы эта часть образования помогала детям найти свою профессию. Возможно, совсем другую - не связанную с театром или музыкой. Хотя скажу вам с гордостью, что в лучших московских джазовых оркестрах сегодня играют мои выпускники. Георгий Гаранян, царство ему небесное, в течение нескольких лет руководил у нас джазовым отделением. А Олег Лундстрем дирижировал нашим оркестром.

    - Вы говорите, образование посредством приобщения к искусству - это технология. Как она выглядит на практике? Вот идет урок химии - и что?

    - Предположим, на этом уроке учитель рассказывает о растворах и смесях. Они еще именуются композитными материалами. Значит, можно сказать: "Как вы помните, композиция существует в изобразительном искусстве и в музыке. Композиция - это сочетание разных элементов для получения нового качества. Как правило, это очень художественная работа. И она делается по определенным законам. В химии тоже есть свои законы, и сегодня мы в них попробуем разобраться. Обратимся к Периодической системе Менделеева..." Вот примерно так можно проводить урок химии.

    - Но они же у вас еще и эссе пишут. Эссе по истории или литературе я представить себе могу. А эссе по физике - это что такое?

    - Да, каждая четверть завершается написанием эссе. Тема его позволяет соотнести проблемы и понятия разных предметов, провоцирует неслучайные ассоциации и образные аналогии. Скажем, что такое масса? С точки зрения физики, масса - мера инертности тела. А инертность - свойство тела, благодаря которому это тело невозможно сразу остановить. Поэтому, говорит ученик, я не согласен с мнением, что масса в социальном смысле слова - это толпа, множество, общность. Масса в моем понимании - это то, что трудно остановить. Или вот вам ответ на вопрос, почему декабристы вышли на Сенатскую площадь. Камень падает с горы, потому что там высоко, а тут низко. И еще потому, что у материи есть разные потенциалы. Потенциал декабристов был настолько выше потенциала большинства, что не двинуться на Сенатскую площадь они не могли.

    - Это кто-то написал в своем эссе?

    - Нет, это было в устном ответе. А в десятом классе ребята читают публичную лекцию по какой-нибудь теме. Например, по такой: толкование сновидений. Тут речь может идти о различном - научном и религиозном - понимании природы сна.

    - Отдавая своих детей в "Класс-центр", чего хотят родители?

    - Они по-прежнему хотят, чтобы их дети знали английский, французский, немецкий, чтобы они поступили в престижный вуз. Когда я работал с незначительным количеством детей (все же началось с небольшого детского театра), я старался с родителями не общаться. Мне достаточно было общаться с детьми, и я с ними решал все проблемы. Если педагог не в состоянии договориться с ребенком и вызывает к себе родителей, значит, у него что-то неладно с профессией.

    - У вас, я слышал, родители по школе не расхаживают. Это правда?

    - Да, для них существует специальный холл, где они могут получить любую информацию и встретиться с любым учителем. Они также могут прийти на открытый урок. Но свободное хождение по классам и коридорам им воспрещено. Они спрашивают почему. Я отвечаю: "У меня замечательные отношения с моей женой. И с ее родителями, и с моими родителями. Это потому, что у нас никогда не было общей кухни. Так вот, школа - это кухня. Вы придете сюда, и вам будет казаться, что масло чуть-чуть не такое, как надо, что котлеты слегка подгорели, а суп пересолен...Поэтому лучше постойте в сторонке. А вот когда мы родителей пригласим, тогда уж обязательно приходите. Если дети увидят ваш интерес к школе, мы сможем вместе договориться, как нам дальше жить. Мы - это ученики, учителя и родители. Я всегда подчеркиваю это триединство.

    - Не все дети имеют способности к музыке, не у всех есть сценические данные. Набор в школу производится по конкурсу?

    - Это не конкурс, это прослушивание. Его цель - выяснить, нужны ли мы, педагоги "Класс-центра", данному конкретному ребенку, будет ли он успешен в нашей школе с первых своих шагов. В принципе можно с каждым ребенком заниматься и как-то его развивать, но - не в условиях специализированной школы, где знания и умения предъявляются для оценки. Для общего развития лучше заниматься дома.

    - Что значит - прослушивание? Если после него кто-то уходит в слезах, то, по сути, это конкурсный экзамен.

    - Никакого экзамена. Мы формируем группу в пять человек и начинаем играть в разные игры. Играем часа два. Это, можно сказать, дуракаваляние, хотя очень важные вещи тут проявляются. Мы смотрим, обладает ли ребенок фантазией, образным мышлением, коммуникабельностью, способен ли он играть в команде. Вот, например, задание - пройти по досточке, проложенной на камешках через большую лужу. Не изобразить, а пройти, это разные вещи. Тут требуется вера в предлагаемые обстоятельства.

    - Поиграли два часа. А потом что?

    - Потом я долго разговариваю с родителями детей, которые еще не поступили и, возможно, не поступят. Я им объясняю, что и зачем мы делали и почему это существенно для того способа обучения, о котором мы говорим. Дети приходят на прослушивание абсолютно счастливые, радостные, уверенные в себе. Нам очень важно, чтобы такими же они и ушли.

    - Даже те, кто не принят?

    - Они - особенно. Но и родителям не стоит расстраиваться. Ничего ведь страшного не произошло. Просто кому-то наша технология подходит, а кому-то нет. Вот сегодня у нас побывал человек, который хотел бы здесь работать. Прошелся по этажам, посмотрел...И сказал: "Мне было бы очень интересно попробовать себя в вашей школе, а вот своих двух дочек я бы сюда, пожалуй, не отдал". Очень любопытный персонаж.

    - А бывает, что по прошествии какого-то времени родители забирают отсюда своих детей?

    - Бывает. Например, один известный актер забрал своего сына. Раньше к ним в дом приходила учительница музыки, и мальчик с ней играл на пианино в свое удовольствие. А у нас - зачеты, экзамены. Ему это было не нужно. И семье это было не нужно.

    - Сколько лет он проучился у вас?

    - Два года.

    - Вы обязаны принять в школу ребенка на том основании, что он живет неподалеку?

    - Я с удовольствием приму способного мальчика или девочку с соседней улицы, но принимать всех подряд по географическому принципу меня никто не обязывает. К нам едут со всей Москвы. Многие люди меняют квартиры, чтобы оказаться поближе к нашей школе.

    - А кто родители ваших учеников? Их материальная состоятельность имеет значение?

    - Нет. Я бы сказал так: у нас учатся дети, чье будущее не безразлично их родителям.

    - А педагогический персонал как подбираете?

    - Это один из самых сложных вопросов. Соискатели перво-наперво встречаются с нашими психологами. Школа ведь дело семейное: надо уметь выстраивать отношения с учениками, коллегами... Каждому человеку, которого я принимаю на работу, будь он даже бухгалтер или завхоз, я говорю: "Понимаете, вы здесь не просто завхоз, отвечающий за хозяйство. Или: вы не просто бухгалтер, сводящий дебет с кредитом. Каждый день, находясь в школе, вы будете: а) взрослым человеком; б) педагогом. Хотите вы того или нет. Если рядом с вами станет происходить нечто такое, что вас оскорбляет как человека, вы не можете этого не заметить как педагог. Если будут случаться вещи, которые вас потрясают, вы не можете их не заметить как педагог".

    - Вы педсоветы проводите?

    - У нас художественно-педагогический совет. Собираются художники, музыканты, географы, физики и обсуждают класс. Есть фантастическая возможность взглянуть на одного ученика под пятнадцатью-двадцатью разными углами зрения. Это мучительное дело - педсовет. Потому что - долго. И замечательное, потому что - продуктивно. Физик говорит: "Он абсолютно ничего не понимает". А художник: "Он потрясающе талантлив!" И вот уже физик начинает на этого мальчика смотреть по-другому.

    - Кто занимается с детьми актерским мастерством?

    - У нас есть целая кафедра, где собраны педагоги по актерскому мастерству, сценречи, сцендвижению. Это люди, имеющие театральные профессии. Они преподают, занимаются режиссурой. Но я и сам веду актерское мастерство и сам ставлю спектакли. Можно по-разному относиться к Макаренко. Но именно он замечательно придумал, что финалом образовательного процесса должен быть конечный продукт, который можно потрогать (если вы помните, у него это был фотоаппарат "ФЭД"). У процесса образования в нашей школе есть свой конечный продукт, который выражается в некоем перфомансе, спектакле. Это та самая последняя гайка, закрутив которую, вы получаете завершенную конструкцию. Спектакль учит ребят пониманию: делать подарки гораздо важнее, чем их получать.

    Досье "РГ"

    Между собой ученики зовут его не Сергей Зиновьевич, а Сэ Зэ. Он это знает и спокойно принимает. Стены школы пестрят листочками, в которых директор, не впадая в унылую дидактику, о чем-нибудь просит, предупреждает или отдает распоряжение. Эти тексты неизменно подписаны: "Ваш С. З.". Вот, например, обращение, вывешенное в холле:

    "Безмерно уважаемые мною педагоги, родители и посетители "Класс-центра"! Меня в детстве мама учила, что, заходя в приличный дом, верхнюю одежду следует оставлять в прихожей. Это уж потом кино растиражировало образы бородатых мужиков, в шинелях и сапогах топающих по паркетам дворцов и усадеб. А мама моя старорежимных, то есть человеческих взглядов. Мы столько сил потратили, чтобы наш дом был приличным и считался приличным, что хотя бы из уважения к моей маме прошу оставлять верхнюю одежду в прихожей (учительской раздевалке).

    Ваш С.З."