Новости

Андрей Кончаловский знает, почему русские актеры не делают карьеру в Голливуде

7 марта американская киноакадемия с присущим ей размахом вручит свои главные награды.

В этом году российские фильмы на "Оскар" не номинированы, хотя в двух номинациях на высокую награду претендует картина The Last Station, сопродюсером которой выступил Центр Андрея Кончаловского. В русской версии фильм будет носить название "Последнее воскресение" и выйдет в прокат в ноябре 2010 года. В номинации "Лучшая главная женская роль" представлена Хелен Миррен за роль Софьи Андреевны. Номинантом на "Лучшую мужскую роль второго плана" стал Кристофер Пламмер - исполнитель роли Льва Толстого. Накануне церемонии обозреватель "РГ" встретился с Андреем Кончаловским.

Российская газета: Андрей Сергеевич, вы изначально были сопродюсером этой картины или подсоединились на каком-то этапе?

Андрей Кончаловский: Вы знаете, продюсеры появляются по мере надоб ности. Основной продюсер - это человек, который взял сценарий и решил для него найти финансирование. Потом, как это обычно в Штатах происходит, почувствовали, что необходима помощь со стороны России, и обратились ко мне.

РГ: Как объяснить широкому читателю, что конкретно Андрей Кончаловский сделал для этой картины? В чем он помог?

Кончаловский: Во-первых, достал деньги. Небольшие, но достал. Во-вторых, я консультировал и старался помочь группе и авторам фильма избежать серьезных несоответствий и ошибок.

РГ: Фильм исконно русский по тематике. Почему он без русских актеров? Почему из россиян там только вы?

Кончаловский: Это очень просто. У нас нет русских артистов, которые прилично говорят по-английски. Кроме Юлии Высоцкой. Еще Владимир Машков начал говорить более-менее...

РГ: Но русских артистов даже на эпизодические роли не взяли...

Кончаловский: Нет у нас русских артистов, которые свободно владеют английским. Представьте себе, что в России снимается "Гамлет". И вы - английский журналист - спрашиваете у продюсера, а почему там нет английских артистов? Что он ответит? Потому что мы снимаем это в России и на русском языке, и что тут будет делать английский артист? Ведь нет английских артистов, которые хорошо говорят по-русски. Козинцеву не пришло в голову, когда он ставил Шекспира позвать англичан. Когда Масленников ставил "Шерлока Холмса", он взял на главную роль Василия Ливанова, а не предлагал позвать английского артиста.

РГ: И Гамлет, и Шерлок Холмс - выдуманные персонажи. А Лев Толстой - реальный.

Кончаловский: В данном случае это не имеет значения. Есть пьеса про Бернарда Шоу, про его переписку с женщиной. Играл его Ростислав Плятт. Но никто же не говорил, почему русский артист играет Бернарда Шоу? Почему я это объясняю. У нас есть некоторая пристрастность к тому, что про Россию фильмы и спектакли должны делать только русские. Но нет никакой пристрастности, когда про Англию или про Америку снимаем мы. Это вопрос языка, на котором делается картина. Кино языка. Фильм о Льве Толстом был задуман американским режиссером как кино о том, кого он себе представил. Он хотел отдать дань русской культуре и жизни этого великого человека. Он делал его для мирового зрителя, а не для русского.

Безусловно, фильм о Льве Толстом, сделанный в России, был бы гораздо ближе русскому зрителю. И был бы гораздо более аутентичный. Но его бы увидели только в России, а также в некоторых странах, где еще люди читают субтитры.

РГ: Андрей Сергеевич, я не зря спрашиваю. Мой вопрос связан с тем, что наши актеры не выходят на международный рынок.

Кончаловский: Русские артисты ничего не делают для этого. Ксения Раппопорт начала осваивать итальянский и французский. Она и играет в Италии. Елена Сафонова, которая снималась у Никиты Сергеевича в фильме "Очи черные" по чеховской "Даме с собачкой", освоила французский и снималась во Франции. Для того чтобы русские артисты выходили на международный уровень, надо, чтобы они учили язык. Я Миронову Жене сказал лет 20 назад, когда он у меня озвучивал "Ближний круг" Тома Халса: "Женя, ты - большой артист. Хочешь иметь международную карьеру? Изучай английский".

"Да, Андрей, конечно, но вот если бы меня пригласили..." - ответил тогда он. Тебя никто никогда не пригласит! Сначала выучи язык, а потом будут приглашать.

РГ: Сейчас наших студентов учат на голливудской базе. И Бекмамбетов открыл школу, чтобы учить писать сценарии, едут сюда из Голливуда со спецсеминарами, нью-йоркская киноакадемия привозит людей. То есть пытаются что-то сделать в последнее время.

Кончаловский: Я вам должен высказать по этому поводу свой очень осторожный оптимизм. Даже скорее - осторожный пессимизм.

РГ: Почему?

Кончаловский: Американские студии тратят миллионы долларов, чтобы сделать продукт. Каждая американская картина стоит не меньше 80 миллионов, сейчас, может быть, 60-70. Картины должны не только "отбиться", но и принести доход. Что интересует крупные американские компании? Интересует ли их российский продукт, который сделан абсолютно по американской школе, где артисты разговаривают на хорошем английском языке? Или их интересуют зрители, зрительные залы, рынок и голодные рты, чтобы окупить свой товар. Их не интересуют другие продукты! Их интересует рынок, а не русские картины, которые могут конкурировать с американскими, сделанными по голливудским масштабам. Если учесть, что 60-65 процентов мирового рынка заняты голливудскими студиями, то их не интересует сильная русская картина. А интересует только рынок, прокатчики. Их интерес - прислать сюда американскую картину, которая бы принесла еще 50-100 миллионов, и это позволит окупить затраты на нее. Бекмамбетов - молодец, старается, делает школу... Но только для того, чтобы эти артисты снимались в американском производстве. На американские деньги. И приносили доход американским студиям. Бекмамбетов работает на американские инвестиции. Русское кино тут ни при чем. Ни русское кино, говорящее по-русски, ни русское кино, говорящее по-английски.

Я еще добавлю. "20-й век. Фокс" в конце 2009 года должен был выпускать фильм Гарика Сукачева "Дом солнца". Накануне премьеры должен был состояться концерт в "Олимпийском". За 10 дней до выхода картины позвонили из Лос-Анджелеса и сказали: картину снять, поставить в наше производство другую. Там затраты 60-70 миллионов. А эту картину можно было купить за миллион. Что выгоднее? Вот это важно. Мы должны понять, что для того чтобы мы что-то сделали на международном уровне, нам нужно инвестировать в американское кино так, как это делают китайцы, индусы, японцы... Спилберг, например, снимает фильмы на индийские деньги.

РГ: Я слышала, что Вуди Аллен снял фильм "Матч Пойнт" на российские деньги...

Кончаловский: Это частные средства. А речь идет о том, что индийская промышленность вложила полмиллиарда в Спилберга. Зачем? Потому что они знают, что Спилберг сделает американское кино, которое выйдет на мировой экран, и деньги точно вернутся. И, конечно, это будет не антииндийский фильм.

РГ: Андрей Сергеевич, The Last Station работа сильная? Наверное, все-таки не зря Кристофер Пламмер номинирован на "Оскара". Он хорошо сыграл Толстого?

Кончаловский: Когда кого-то номинируют, уже не зря. Особенно артистов. Номинации на лучших артистов говорят о качестве фильма. Скажем, никто из артистов фильма "Аватар", по-моему, не был номинирован. Начнем с того, что Кристофер Пламмер и Хелен Миррен - выдающиеся артисты мирового кино. Кристофер Пламмер за 80 лет никогда не был номинирован на "Оскар". Он сыграл замечательные роли: у Калатозова, у Бондарчука в "Ватерлоо". Он большой артист. И то, что он согласился играть роль Толстого, - замечательно, потому что он донесет до зрителя всю глубину персонажа. В сегодняшнем западном англоговорящем мире, если и знает кто-то имя Толстой, то не всегда помнит, что именно он написал, за исключением тех произведений, которые на слуху, как "Война и мир"... И если сегодня англоговорящий мир увидит картину, где русские, даже с бородами, но не будут просто бегать с пистолетами и друг друга подрывать, - это уже хорошо. Я уже не говорю о том, что кто-то из молодых людей, которые уже ничего не читают, посмотрит кино про каких-то бородатых старинных людей и к тому же русских. Потому что для них бородатые люди либо какие-то казахи, либо Троцкий.

РГ: Насколько этот фильм будет интересен русскому зрителю?

Кончаловский: Это достойная картина, где - главное - есть искреннее желание понять проблему Толстого. И подано это в занимательной форме. Но для русского зрителя, да - это "клюква". Однако картина сделана для мира, и не только для русского мира. Многие же не знают, что все картины Голливуда про Америку - тоже "клюква". Потому что настоящие проблемы Америки - Ирак и прочее - в каких-то картинах выходят, но, в основном, это тоже полная "клюква", никакого отношения к американской реальности не имеющая. Голливуд вообще снимает сны. А картины, что отражают реальность, делаются независимыми американскими продюсерами, которые даже не рассчитывают, что их работы могут выйти на большой экран.

РГ: Сейчас Владимир Хотиненко снимает сериал про Достоевского по сценарию Эдуарда Володарского. Евгений Миронов, о котором вы говорили, играет Федора Достоевского. Что российскому зрителю окажется больше по душе: сериал про Достоевского с Мироновым в главной роли или эта американская картина про Льва Толстого?

Кончаловский: Не знаю, как Хотиненко трактует Достоевского. Но я думаю, что сериал про Федора Михайловича для российского зрителя будет гораздо ближе. Во-первых, потому что Кристофер Пламмер - это не артист, который играет Терминатора или Трансформера. Во-вторых, Миронов - это российская звезда. И, конечно, такой сериал будет воспринят у нас лучше, чем фильм, сделанный очень тщательно, но американским режиссером с нерусскими артистами.

Последние новости