Новости

16.03.2010 00:30
Рубрика: В мире

Стариков не дадут облапошить

Собственные корреспонденты "РГ" единодушны: аферы с захватом имущества пожилых людей в зарубежье почти исключены

У всех в Париже на слуху история о том, как самая богатая француженка, владелица концерна "Л'Ореаль" Лилиан Бетанкур поссорилась со своей собственной дочерью. Дело в том, что 86-летняя дама за последние годы передала в дар своему приятелю модному фотографу и в прошлом известному плейбою Франсуа-Мари Банье денег и произведений искусства на фантастическую сумму - почти миллиард евро.

Франсуаза, ее единственная прямая наследница, возмутилась и подала в суд, заявив, что материнский любимчик воспользовался преклонным возрастом родительницы и, как говорится, "развел" ее. Намек на то, что у нее не все в порядке с головой, настолько разозлил хозяйку концерна по производству косметики, шампуней и прочей парфюмерии, что она прекратила с дочерью какое-либо общение, заявив при этом, что лучше знает, как распоряжаться собственными деньгами.

Так вот, судебное разбирательство, направленное против Франсуа-Мари Банье, адвокаты дочери миллиардерши инициировали на основании статьи 223-15-2 Уголовного кодекса Франции. Она защищает пожилых и больных граждан, которые в момент душевной или физической слабости могут совершить шаги в ущерб себе или своим наследникам. Такие акты отчуждения имущества, в том числе, естественно, и недвижимости, "если они совершены по обману или в результате насильственных действий", как гласит закон, считаются недействительными. Мошенникам же грозит тюремное заключение до трех лет и штраф до 375 тысяч евро.

Судебная тяжба, затеянная Франсуазой, надо полагать, будет длиться еще долго. Однако она имеет шанс выиграть лишь в том случае, если докажет, что у матери действительно "поехала крыша". Это значит, что впереди разнообразные медицинские экспертизы и прочие "радости", которые наверняка не скрасят годы миллиардерши на закате ее жизни, а тем более не умерят гнева по отношению к дочери.

Оставим в стороне Лилиан Бетанкур. В конце концов, миллиард евро - всего лишь одна шестнадцатая ее состояния. Ну а как обстоят дела с другими, может быть, не столь обеспеченными пожилыми французами, которые тем не менее обладают тем или иным состоянием? Их и их близких, помимо обозначенной выше статьи, от поползновений всякого рода мошенников охраняет хорошо проработанное наследственное право. По нему француз может завещать какому-либо третьему лицу, с которым он не связан родственными узами, всего лишь часть своего имущества. Причем это лицо обязано уплатить гигантский налог - до 60 процентов от предполагаемой стоимости доставшегося ему имущества, к примеру, квартиры. Близким родственникам, рассказала "РГ" эксперт нотариальной конторы "Ненер и Ассье" Инна Паделко, кстати, наша соотечественница, полагается львиная доля: на сына или дочь приходится одна вторая доля состояния, если их двое - каждому по трети, свыше - две трети на всех.

Но этого мало. Допустим, француз доживал свои годы в одиночестве. Так вот после его смерти, и не важно, оставил он завещание или нет, по инициативе социальных служб или префектуры контроль за судьбой его имущества и прочих авуаров поручается нотариусу. Тот открывает наследственное дело и выходит на специальный генеалогический архив. Его работники обязаны разыскивать родственников усопшего аж до пятого-шестого колена, частенько осчастливливая людей, которые слыхом не слыхивали о дальнем родственнике. Понятно, что им придется уплатить немаленький налог, а также покрыть суммы, затраченные на услуги нотариуса и архивариусов.

Положим, что какому-то аферисту все-таки удалось втереться в доверие к парижанину - обладателю квартиры и убедить продать ее за смехотворную сумму или обменять на хибару где-нибудь у границы с Испанией. Во-первых, он сразу попадает под статью 223-15-2 со всеми вытекающими. Во-вторых, при оформлении бумаг ему придется иметь дело не с одураченным стариком, а с нотариусом, который своей головой отвечает за справедливый характер сделки. Если суммы купли-продажи не соответствуют средним рыночным или обмен не равноценен с учетом возможных доплат, то он никогда ее не заключит, а сразу же поставит в известность социальные службы и полицию.

Кроме того, все деньги, которые фигурируют в сделке, проходят через нотариуса, хранятся на его специальном счету до тех пор, пока не будут сняты все вопросы. Именно нотариус, а не покупатель передает деньги продавцу, гарантируя тем самым его от обмана.

И еще одна важная деталь. Французский закон запрещает делать какие-либо завещания на тех, кто по характеру своей профессиональной деятельности часто общается с гражданами, которые потенциально могут стать жертвами мошенничества. В эту категорию входят среди прочих патронажные сестры, врачи и священники.

За подделку - в кутузку

В Китае переступить черту закона в борьбе за наследство могут и ради миллионных состояний, и ради крошечного уголка. Как-никак недвижимость.

И сколько бы ни предупреждали доверчивых граждан, все равно число преступлений не сокращается. Наиболее сложными для правоохранительных органов являются дела, связанные с дележом наследства между родственниками. Как рассказала "РГ" нотариус одного из пекинских юридических агентств Ли Сюэмэй, престарелые владельцы состояний или недвижимости порой "забывают" составить завещания. И тогда начинается самая настоящая война между родственными кланами. В последние годы, говорит юрист, участились случаи "странных" или, точнее, неравных браков. Например, когда молодожену уже под 80, а невесте не более 40. "Конечно, мы не можем исключать сильных чувств между людьми, несмотря на такую разницу в возрасте. Но, к сожалению, происходит так, что вскоре после свадьбы супруг умирает. А по закону если нет завещания, то все его наследство переходит к жене. И вот тогда разгораются страсти, в эпицентре которых оказываются вдова, с одной стороны, а с другой - дети, внуки, а иногда и правнуки ушедшего".

Не менее драматично развиваются события и вокруг завещаний. Так, совсем недавно вокруг состояния покойной самой богатой женщины Азии Нины Ван разгорелась настоящая война. После смерти миллиардерши из Гонконга на ее состояние, размер которого по самым скромным подсчетам составил 4,2 миллиарда долларов, претендовал некий Тони Чан. Он предъявил тайное завещание, происхождение которого объяснил тем, что долгое время был любовником Ван. В широких кругах бывшая владелица строительной империи прослыла экстравагантным человеком. У нее не было детей, остались лишь некоторые родственники, которые, похоже, могли ожидать нечто подобное.

Но суд Гонконга, заинтересовавшийся деталями этого неординарного дела, в итоге постановил, что завещание поддельное. А Тони Чан уже дает показания в полиции. Похоже, ближайшие годы ему предстоит провести не в шикарных особняках, а на тюремных нарах.

Броня для квартиры

Текст: Павел Голуб

В Испании практически не приходится слышать про квартирные мошенничества.

Лишить собственности кого бы то ни было здесь может лишь суд. Выбросить кого-то на улицу из добросовестно приобретенного жилья практически невозможно. Манипуляциями с жильем занимаются в основном коррумпированные чиновники, наживающиеся на незаконном землеотводе при выдаче лицензий на строительство или на подмене ранее утвержденных архитектурных проектов, позволяющих на месте одноэтажного особняка, например, построить многоэтажный отель. Зачисткой муниципалитетов от таких ловкачей регулярно занимаются испанская полиция и прокуратура.

В результате коррупционных действий чиновников теоретически пострадать может и добросовестный покупатель какого-нибудь особняка, построенного в природоохранной зоне. Сооруженное за взятки строение может по решению суда угодить под снос гораздо позже его возведения, уже оказавшись в третьих руках. Однако на практике подобные мошеннические схемы раскрываются при первой же сделке с недвижимостью, требующей нотариальной регистрации. Поэтому в Испании обычным гражданам при совершении операций с жильем, как правило, ничто не угрожает.

Каких-либо особенностей в нотариальном оформлении прав собственности на жилье в Испании нет, заверил "РГ" глава мадридской адвокатской конторы "ГЛ" Олег Губарев, уже не первый год занимающийся оформлением сделок с недвижимостью. Так же, как и в России, при регистрации сделки нотариус обязан проверить дееспособность всех участников сделки, то есть убедиться в том, что ни один из них завтра не переуступит свои права десятку других претендентов на жилье или офис.

Все сделки непременно проверяются в регистрирующих органах, в кадастре недвижимости или, например, в загсе, где содержится информация о материальных обязательствах испанских и иностранных граждан, когда-либо вступавших в гражданско-правовые взаимоотношения. Эта информация централизована, сведена в государственный реестр, и проверка особенной сложности не представляет.

Ответственность нотариуса велика, и зарегистрированный им акт имеет силу закона. Должность нотариуса, кстати, весьма почетна, и о нотариусах-взяточниках в последнее время что-то не слышно.

Правоохранительная система в Испании работает дотошно и весьма эффективно. Контроль за действиями чиновников тоже отработан до мелочей. Если нарушены чьи-то имущественные, гражданские или иные права и если делу дан законный ход, можно быть практически уверенным: медленно (порой очень медленно), но верно испанская Фемида найдет злоумышленника и воздаст ему по заслугам.

Бал правят только адвокаты

В США все вопросы, связанные с юридическим оформлением недвижимости в собственность, прописаны в американском законодательстве буквально "до нитки".

Если речь, например, о процессе купли-продажи квартиры или дома между физическими лицами, то, как правило, сделку оформляют не напрямую покупатель и собственник, а их представители - сотрудник риелторской конторы со стороны покупателя и адвокат со стороны продавца, рассказали "РГ" в риелторской компании. Причем перед заключением любого договора по недвижимости в Америке, будь то продажа или аренда жилого помещения, продавец вправе провести предварительную проверку кредитной истории покупателя. С разрешения покупателя за 25 долларов можно получить данные о его финансовой состоятельности, а также добросовестности при выплате кредитов, ипотеки и других долгов. Эта информация предоставляется в виде кредитного счета, по которому можно составить представление о порядочности человека. Отказ от так называемого "кредит-чека" уже серьезный повод призадуматься над оформлением сделки. Нередко в договоре раскрывается последнее место работы покупателя, и продавец на всякий случай вправе сделать звонки его руководству. Кроме того, оформление любой сделки c недвижимостью потребует от покупателя предоставления индивидуального номера социального страхования, подделка которого или использование чужого номера являются уголовно наказуемыми преступлениями.

Все это существенно затрудняет жизнь всевозможным мошенникам и лицам с преступными намерениями и делает практически невозможным "облапошивание" своих жертв, считают опрошенные "РГ" риелторы.

Как правило, пожилые американцы, составляя свое завещание, обращаются к профессиональным адвокатам, которые уполномочены решать от имени своих клиентов все вопросы, связанные с оформлением наследства. Никто иной как адвокат обнародует завещание, в котором прописан процесс предоставления недвижимости и любой другой собственности в порядке очередности претендентов. Рисковать своей лицензией, а главное - репутацией американским адвокатам невыгодно. Впрочем, и в США известно немало случаев, когда особо "ушлые" адвокаты уговаривали богатых пожилых и мало что понимающих людей поставить свою подпись под документами, передающими "попечителям" право распоряжаться недвижимостью, а зачастую и целыми благотворительными фондами. Однако всем в США хорошо известны ставки в этой "нечистой игре". В случае доказанного факта мошенничества при составлении любых юридических документов на недвижимость нарушителя ждут долгие годы тюрьмы, а на карьере можно ставить жирный крест.

Как рассказали "РГ" в школе юриспруденции Американского университета в Вашингтоне, если обеспеченные люди могут себе позволить дорогую и престижную адвокатскую фирму, то люди с более низкими доходами, зачастую живущие в домах престарелых, нередко обращаются к студентам юридических колледжей за помощью. При этом все заинтересованные стороны оказываются довольны: студенты на практике применяют свои знания, а пожилые американцы получают бесплатную юридическую помощь.

Свободны как птица

Текст: Анна Розэ

В Берлине квартирный вопрос не стоит. Где бы вы ни захотели поселиться - в центре или на окраине, - здесь всегда найдется подходящая и по цене, и по "квадратам" жил-площадь. Сами немцы вообще предпочитают жить на съемных квартирах. Так уж повелось испокон веку. Собственники домов - фирмы или частные лица - сдают их на любой срок, так что поселиться в них можно хоть на один месяц, хоть на всю жизнь.

На частной площади проживают не больше трети граждан ФРГ. Ведь в нынешней ситуации на рынке труда люди в поисках работы часто перебираются с места на место. Быть свободным как птица, а не привязанным навечно к лоскутку земли с собственным домом - это ценится больше всего у молодого и даже среднего поколения. К тому же плату за квартиру себе может позволить и стар, и млад. В Берлине, например, предложений о выгодном съемном жилье больше, чем желающих снять его. Потому многие квартиры пустуют.

Но если уж так приспичит и захочется обосноваться с супругой и детьми в собственном гнездышке, можно купить собственную жилплощадь. Недостаточно денег в настоящий момент? Если у вас есть постоянный стабильный доход, ежемесячное поступление на счет и нет других долгосрочных кредитов, в вашем банке вы сможете под небольшие проценты легко получить ипотечный кредит. Многие банки настойчиво завлекают молодые семьи своими предложениями кредитов под строительство домов, и немцы этой возможностью охотно пользуются.

Другими словами, убивать старушек для овладения их тридцатью квадратными метрами никому и в голову не придет. Есть тысячи других методов заиметь крышу над головой - менее рискованных и очень доступных, ведь квартиры у немцев дефицитом не считаются. Конечно, и в Германии бывают случаи, когда наследники пытаются завладеть имуществом престарелых родственников незаконно, однако это ни в коем случае не квартиры, а деньги, драгоценности и ценные бумаги.

Есть ли случаи подделки завещаний? Как рассказала "РГ" нотариус Эльке Окс-Груиссем, от подделок в Германии никто защитить не может. Однако здесь есть защита другого рода - оценка соотношения риска и прибыли. Ведь очень велики шансы, что подделка будет вскрыта. Поэтому затрачивать уголовную энергию из-за мизерных шансов на приобретение жилплощади не имеет смысла.

Окс-Груиссем подчеркнула, что все старики, которые боятся обмана, могут оставить свое завещание у нотариуса с публичным оповещением. А чтобы овладеть наследством, каждому необходимо прежде получить справку на право наследования. Для этого надо предъявить в суде подлинник завещания или дать присягу, что о других завещаниях ничего неизвестно.

Возможностей, что обман вскроется - миллион. Ведь почти всегда есть и другие родственники, близкие и знакомые, которым махинации сразу бросятся в глаза. А подкуп работников юстиции в Германии так и так абсолютно исключен. Они слишком хорошо зарабатывают, чтобы из-за пары тысяч евро рисковать своим положением, благополучием и должностью.

В мире Европа Германия В мире Европа Испания В мире Европа Франция В мире США А как у них?