Новости

17.03.2010 00:20
Рубрика: Общество

Чтоб альтернатива медом не казалась

Альтернативную службу в армии молодые москвичи и питерцы проходят в Сибири

Berliner Zeitung, Кристоф Керсинг

Служба Андрея Насырова начинается в 7.00. Он работает санитаром в онкологическом отделении одной из пермских больниц, пишет автор публикации. По виду он ничем не отличается от коллег, однако у себя на родине он воспринимается как экзотика: он "альтернативщик", как называют в народе призывников, которые выбирают альтернативную службу на гражданке. Для него, рассказывает молодой человек, служба в армии была исключена по религиозным соображениям.

До сих пор мало кто из молодых людей, подлежащих призыву в армию, сделал выбор в пользу альтернативной службы, что не в последнюю очередь объясняется сроком ее несения. Если в 2008 году срок службы в армии был сокращен до 1 года, то альтернативщики отдают долг родине в течение 21 месяца, сообщает автор публикации.

Кроме того, для многих недостатком альтернативной службы является то, что жителей Москвы и Санкт-Петербурга отправляют, например, в Сибирь или на Дальний Восток, и наоборот. По словам координатора Всероссийской коалиции общественных объединений "За демократическую альтернативную гражданскую службу" Сергея Кривенко, акклиматизация, неизбежная при переезде за тысячи километров, приводит к различным заболеваниям у молодых людей.

20-летний Руслан Пшенко из Армавира проходит службу в одном из московских почтовых отделений. По приезде в Москву, рассказывает Руслан, все пошло не совсем гладко, начиная с места размещения. Вместе с товарищем их поселили в 12-метровой комнате в общежитии, в которой уже жили несколько человек. И только после обращения в Роструд, который обязан координировать вопросы, связанные с альтернативной службой, молодым людям была выделена двухкомнатная квартира в пригороде, но теперь им приходится тратить на дорогу по 2 часа.

Многие родители призывников стараются сделать все возможное для того, чтобы сын не попал в армию. Самая распространенная в России практика - подкуп врача, который ставит фиктивный диагноз, сообщает корреспондент.

"Даже если бы альтернативная служба длилась в два раза дольше армейской, я бы не изменил своего решения", - говорит Андрей Насыров. Так же считает и Руслан Пшенко.

Из статьи "На альтернативную службу в Сибирь". (www.inopressa.ru)

И стал мамонт рамочкой

Целые деревни живут за счет торговли мамонтовой костью

Los Angeles Times, Меган К Стэк

Давно вымершие и почти позабытые зверюги многие тысячи лет до нашей эры покоились, скованные вечной мерзлотой, глубоко в земле.

Но последнее время вечная мерзлота северных российских территорий стала выбрасывать на поверхность кости и бивни мохнатых мамонтов, некогда сотрясавших просторы тундры. Из них с успехом делают рамки для картин и фотографий, шахматы, украшения. Их собирают, складывают, режут и строгают, покупают и продают в Интернете.

Федор Романенко, геолог Московского государственного университета, рассказывает о случаях, когда тысячелетия пролежавшее замороженным мясо мамонтов размораживали и готовили из него еду или скармливали собакам. Сейчас целые деревни кормятся торговлей мамонтовой костью. В местном языке появилось даже новое слово - "мамонтить". Это означает "отправляться на поиски кости".

В большинстве обитаемых участков кость выбрали уже дочиста, и теперь в погоне за добычей собиратели кости все глубже и глубже вторгаются в дикие места. Самая гладкая кость попадает к коллекционерам и в музеи всего мира; образцы качеством похуже отправляют в мастерские резчиков, чаще всего в Китай, где из них изготавливают предметы домашнего обихода и сувениры.

Федор Шидловский, руководитель национальной ассоциации - сети исследовательских групп, береговых баз исследования, реставрационных мастерских и бутиков, где продаются резные изделия из кости, давно уже заразился страстной любовью к великому белому Северу России. С 1979 года он каждый год, с июня и до глубокой осени, совершает рискованные экспедиции по Сибири, собирает кость. Остальную часть года он живет в Москве, где работает руководителем довольно захудалого музея ледниковой эпохи, приторговывая своими находками в надежде насобирать средства для экспедиции на будущий год.

"Раньше, когда мы находили кости, мы отдавали их в музей для демонстрации и взятия проб, - говорит Романенко. - Теперь мы их регистрируем, определяем возраст радиоуглеродным методом и либо раздаем на подарки, либо..." - он замялся. "Из них получаются хорошие сувениры, - сказал он наконец, пожав плечами, и застенчиво улыбнулся. - Вообще-то мамонты считаются национальным достоянием России".

Из статьи "В Сибири из-под земли всплывают мамонты мохнатые"

"Квота на русских" нерентабельна

Перед праздниками европейские курорты наводняют российские туристы

Sueddeutsche Zeitung

Русские в дальних странствиях - это новая глава в истории постмодернистских путешествий. Сегодня их можно встретить во время прогулок на водных лыжах на острове Лансароте, на сафари в Кении, во время занятий медитацией в Гоа или на коралловых рифах Козумеля.

Вот уже несколько лет описания некоторых отелей выглядят примерно так же, как реклама Aspendos Beach: "Очень большая территория. Очень чисто. Никаких русских".

При этом у российской незатейливости есть свои почитатели. Так, например, молодой египтянин Мохаммед работал в одном из отелей в Хургаде и смог оценить одну вещь - российские клиенты открыто говорят о том, что они хотят и чего они не хотят. Немецкие отдыхающие погружаются в течение нескольких недель в обычаи принимающей страны, они обращаются с персоналом с изысканной вежливостью, но "в последний день забираются в свои номера и пишут свои отвратительные отзывы". А кто еще дает так много чаевых? Ни индийцы, ни саудовцы этого не делают, и уж точно в этом не были замечены немцы. Мы в поте лица вкалываем в течение всего года, говорят русские. Но когда мы на отдыхе, то слова "завтра" не существует. Домой мы ничего не забираем.

О Китцбюэле заговорили, когда дирекция по туризму этого австрийского курортного города попыталась ввести "квоту на русских". Нежелательно, сказали там, чтобы их число превышало десять процентов. Городские власти быстро опровергли это. Они провели необходимые подсчеты и установили, что российские туристы тратят в два раза больше денег, чем представители других стран. Владельцы гостиниц пришли к таким же результатам и быстро перевели свои меню на русский язык. Теперь они направляют своих официантов на курсы русского и стараются изо всех сил снять напряженность, возникающую между новыми постояльцами и традиционными клиентами.

Из статьи "Просто русские - они такие". (www.inosmi.ru)

Общество СМИ и соцсети