Новости

19.03.2010 00:12
Рубрика: Культура

Эполеты власти

Сергей Пускепалис репетирует "Трех сестер" в Ярославском драматическом театре

В Петербурге состоялся пресс-показ фильма Алексея Попогребского "Как я провел этим летом", достойно представившего нашу страну на Берлинском кинофестивале. Но наш разговор с исполнителем одной из главных ролей Сергеем Пускепалисом, признанным на Берлинале лучшим актером конкурса, оказался прежде всего - про театр.

Второй год Пускепалис работает главным режиссером Российского государственного академического театра драмы имени Федора Волкова в Ярославле. Сейчас он репетирует "Три сестры" и, подобно погорельцам из чеховской пьесы, вынужден искать приюта за стенами театра, закрытого по распоряжению суда. Так отреагировали пожарные города на пермскую трагедию, до начала апреля закрыв театр, находящийся на пике своей рабочей формы. С вопроса о том, как работать в таких условиях, мы и начали наш разговор с Сергеем.

Сергей Пускепалис: Те справедливые замечания, которые нуждаются в реализации, должны стать общим делом, а не головной болью одного директора. Решать их надо всем миром. Все-таки у нас не развлекательный клуб, а учреждение федерального значения, которое до этого как-то эксплуатировалось. Конечно, вопросы безопасности людей стоят на первом месте. И в то же время иногда такое радение имеет совсем другую мотивацию, становится "охотой на ведьм". Не хочется обижать людей, в которых моя вера все равно не иссякнет, но неразбериха, кампанейщина, страх перед вышестоящими танком прошлись по нашей жизни в течение этих двух месяцев.

Но тот энтузиазм, который у меня и моих товарищей существует уже полтора сезона, не иссяк, напротив, стал еще сильней. И город как-то сплотился, помогая нам. Мы сейчас репетируем у наших коллег, в Камерной театра. А в апреле вроде обещали открыть.

Российская газета: Вы репетируете "Три сестры", где в третьем акте как раз - пожар. Ваша история с пожарными наложила отпечаток на решение спектакля?

Пускепалис: Я понимаю, что это самонадеянно, но таких "Трех сестер", какие выходят у нас, я еще не видел. Там сгущенность невероятная - не продохнуть. Весь смысл пьесы стал раскручиваться стремительно и страшно. Ничто не переменилось с тех пор в нашей жизни.

РГ: Они прекрасны - ваши сестры?

Пускепалис: Никакой благости в них нет. В пьесе мне слышится бешеный пульс, попытка выбраться, найти виноватых в несчастье. Когда человек спасается, у него совсем иной ритм, не благостный. А там все спасаются, ищут выход. Еще бы - смерть совпадает с рождением! Отец умер, а у Ирины - именины. Ольга в истерике кричит: и я умру, и меня так же, как папу, забудут. Об этом же она будет говорить и в финале. Там все отчаянно.

А сцена пожара у нас будет оглушительно страшная: то там загорелось, то там, и одна несчастная лошадь с повозкой бегает от одного дома к другому. Это ужас. Чехов настолько запечатлел там жизнь, что, когда начинаешь понимать, что стоит за этими словами, - берет жуть.

РГ: В чем феномен такого стремительного прорыва Волковского театра? Вот уже и "Горе от ума" - в программе "Золотой маски".

Пускепалис: Там все созрело к переменам. Люди больше не могли находиться в том творческом застое, в котором они были накануне нашего прихода. Это наше взаимное желание, которое нам помогает идти вперед.

Ну и директор театра Борис Михайлович Мездрич, конечно, фигура уникальная. Я только благодаря ему вернулся в театр. Он один из немногих, кто считает, что сначала - творческая идея, полная свобода для художника, но и такой же полный с него спрос. Это уникальная ситуация. В основном же сейчас самое страшное - нивелирование значения театра у городских властей. Именно от них зависит насыщенная жизнь театра. Театр - это ведь эполеты власти, ее имидж. Но этого никак не поймут городские чиновники в большинстве регионов. Я приехал в Магнитогорск, проработал там пять лет, наш театр получил "Золотую маску". И что? Ничего! Им все равно, что их театр стал лучшим не где-нибудь, в России!

РГ: Как вы относитесь к своему успеху на Берлинале?

Пускепалис: Я отношу свой успех прежде всего к Алексею Попогребскому. Весь его комплекс - мыслителя, рассказчика, просто человека, после разговора с которым становишься выше, заставляет меня уже второй раз с наслаждением работать с ним. Фильм должен быть, как мне кажется, честным. Таким же честным, как "Простые вещи". Он про жизнь. Как говорил Леша, "тектоническая история". Когда нет места наносной человеческой природе, где цена сухого носка неизмеримо выше, чем обладание "кадиллаком". Ценности расставляются более четко.

Справка "РГ"

В Ярославском академическом театре драмы им. Волкова сейчас репетируют: Евгений Марчелли - пьесу Леонида Андреева "Екатерина Ивановна". Виктор Рыжаков - пьесу Вины Дельмар "Дальше - тишина". Премьера спектакля Тимофея Кулябина "Кармен" по новелле Проспера Мериме была назначена на 20 февраля, но события с Госпожнадзором заставили ее отложить. 5 апреля в рамках "Золотой маски" будет показан спектакль Игоря Селина "Горе от ума".

Культура Кино и ТВ Лучшие интервью