Новости

В архивах удалось найти фамилии фронтовиков-инвалидов, захороненных в братских могилах на монастырском острове

Приближается 65-я годовщина со дня Победы в Великой Отечественной войне. Но, к сожалению, до сих пор есть категория фронтовиков, несправедливо забытых, вычеркнутых из списков тех, чьими усилиями была достигнута Великая Победа.

Среди них обитатели домов-интернатов для инвалидов и престарелых, куда с конца сороковых годов прошлого столетия свезли с улиц городов, поселков и сел неприкаянных безруких, безногих, слепых участников войны, просящих милостыню или жалобно игравших на гармошке на базарах и вокзалах. По мнению представителей советской власти, подобное явление позорило страну-победительницу.

В 1950 году по указу Верховного совета Карело-Финской ССР такое учреждение образовали и на Валааме: в бывших монастырских зданиях разместили дом инвалидов войны и труда.

Те, кто в состоянии трудиться, работали, а получив заработную плату или фронтовую пенсию, пропивали ее в одночасье, заливая алкоголем одиночество и тоску. Иногда они ходили на костылях или на своем инвалидном транспорте - колясках, каталках, передвигавшихся с помощью так называемых утюжков - специальных приспособлений на руках, ездили за шесть километров от поселка к причалу, когда туда приплывали пароходы из Сортавалы. А кому-то даже не удавалось хоть издали увидеть нарядных и веселых людей, посмотреть на настоящую жизнь - они вообще никогда не покидали своих мест. Инвалиды без рук и ног постоянно лежали в особых корзинах, заменявших им больничные койки.

На деревянном подобии памятника не писали даже фамилию фронтовика, только номер

"Показать же эту богадельню туристам во всей ее "красе" было тогда совершенно невозможно. Категорически воспрещалось не только водить туда группы, но даже и указывать дорогу. За это строжайше карали изгнанием с работы и даже разборками в КГБ. И все-таки кто-то прорывался и все равно ходил туда. Но, разумеется, поодиночке или группочками по три-четыре человека. Надо было видеть потом опрокинутые лица этих людей, их шок от увиденного. Особенно страшно было встретить женщин в возрасте, потерявших мужей на фронте, да еще получивших не похоронку, а извещение "пропал без вести". Ведь некоторые из них совершали самые настоящие паломничества по таким заведениям. Пытаясь отыскать своих мужей, сыновей, братьев", - писал в книге "Валаамская тетрадь" экскурсовод Евгений Кузнецов. Сколько их было на острове, сегодня не может сказать никто. Нет данных. Предполагают, что не меньше тысячи.

- К сожалению, все захоронения на кладбище практически утрачены, - сказал "Российской газете" директор Валаамского природного музея-заповедника Владимир Высоцкий. - На сегодняшний день визуально они не просматриваются. Нет точных указаний о месте захоронения того или иного инвалида.

На деревянном подобии памятника не писали даже фамилию фронтовика, только номер. Такова "благодарность" участникам войны за счастливую жизнь страны. Если кому-то и удавалось вырваться в другие условия, то только тем, кто находил себе в доме для инвалидов пару и женился. Такие семьи обустраивались отдельно, у них рождались дети, некоторые из которых до сих пор живут на острове.

В 1984 году дом для инвалидов войны и труда переехал в село Видлица, что в Олонецком районе. До сегодняшнего дня из бывших фронтовиков не дожил никто. Но слава богу, что в интернате решили восстановить фамилии ветеранов, изучить свои архивы. Этим занимается фельдшер Любовь Щеглакова, она сама родилась на Валааме, начинала работать в доме для инвалидов еще на острове, многих помнит.

- Раньше не было такого внимания к участникам войны, - говорит Любовь Павловна. - Жили они как обычные люди. Конечно, всякое бывало: и пьянство, и драки, и смерти. Медали они иногда надевали, я это помню.

- А куда подевались награды, документы?

- Не знаю. В архивных делах только у одного обнаружила красноармейскую книжку.

Колхозник Степан Данилин был мобилизован на фронт в августе 1941-го из Пряжинского района Карелии. А уже через три года его комиссовали по причине инвалидности. Вернулся домой без ноги, где Степана ждали жена и двое маленьких сыновей. Как встретили инвалида, что случилось потом, неизвестно.

У остальных обитателей интерната практически нет никаких фронтовых документов, упоминаний о наградах. О том, что это участники Великой Отечественной войны, можно судить лишь по годам рождения и медицинским записям о болезнях, там фиксируется, если человек получил травму на фронте. В основном это сильные контузии, слепота, отсутствие нижних или верхних конечностей. У Ивана Калитарова, 1924 года рождения, после тяжелого ранения была парализована правая сторона, он тридцатишестилетним замерз в десяти километрах от дороги на остров Валаам, как предполагают, хотел по льду озера пройти до материка. Нашли его через месяц. У Михаила Холодного, 1920 года рождения, атрофировались нижние конечности, не было ноги у Матвея Котова. Василий Меньшиков, представитель офицерского состава, после войны пытался жить в городе, снимал угол в частном доме, работал, но болезнь дала о себе знать, попал на остров. У инвалида войны Ивана Горина в Петрозаводске остались жена и дети. Раз в год супруга писала администрации учреждения, спрашивала, как там муж, жаловалась, что не отвечает. Ей сообщали: здоров, обещал написать. Через год женщина снова посылала письмо, но почему-то никогда не приезжала. Односторонняя переписка закончилась небольшим клочком бумаги, обнаруженным в архивной папке фронтовика, на котором было начертано: сообщить такой-то по такому адресу, что Горин умер.

- Пока мы восстановили 47 фамилий, - сказала "Российской газете" фельдшер Видлицкого дома-интерната для престарелых и инвалидов Любовь Щеглакова. - Работу продолжаем.

Но уже сегодня в село приходят письма из разных городов, в которых люди просят помочь отыскать своих родственников. Пока по обращениям никого найти не удалось.

Как рассказал директор музея-заповедника Владимир Высоцкий, предполагается облагородить кладбище на острове и поставить общий памятник всем захороненным здесь ветеранам Великой Отечественной войны с указанием фамилий. Справедливость должна восторжествовать, и надо вспомнить их имена.