Новости

24.03.2010 00:50
Рубрика: Экономика

Модернизация в минималистском стиле

Текст: Николай Злобин (директор российских и азиатских программ Института мировой безопасности, Вашингтон, США)

Дмитрий Медведев пытается повернуть Россию на путь инновационного развития, то есть добиться, чтобы ее место в мире было обусловлено не запасами ископаемых, которыми обладают ее недра, и не сырьевой, как сейчас, экономикой, задача которой сводится к энергетическому обслуживанию других стран, а полноценным участием России в глобальном научно-техническом процессе, который все стремительнее разделяет страны на две группы.

В первую группу входят страны с передовой экономикой, основанной на инновациях, которые, собственно, и определяют направление цивилизационного развития, правила и рамки нового мирового порядка. Причем не только в экономике, но и в политике. Во вторую группу входят страны, задача которых состоит в том, чтобы эти экономики обслуживать, поставляя им энергетические и трудовые ресурсы, полезные ископаемые, транспортные пути и рынки вторичного сбыта. Страны этой второй группы фундаментально зависят от тех, кого они обслуживают. Не только экономически, но и политически, ибо нельзя иметь зависимую экономику, но при этом претендовать на проведение самостоятельной, суверенной политической линии. Если у страны создана обслуживающая других экономика, то рано или поздно ее политика тоже превращается в политику, обслуживающую другие страны и интересы. Это вопрос степени национального суверенитета и безопасности, возможности защитить свои интересы и поставить другие страны в зависимость от них.

Сырьевая экономика предельна не только количественно, ибо любое сырье исчерпаемо, а запрос и цены на него могут непредсказуемо меняться, но и качественно, так как неспособна стабильно обеспечивать конкурентно высокий уровень и качество жизни населения, надежно гарантировать их безопасность, создавать стимулы для образования и интеллектуального развития людей, повышать качество человеческих ресурсов и т.д. Весь современный мировой опыт это подтверждает.

Сегодня Россия относится ко второй группе стран. Ее экономика носит сырьевой экстенсивный характер и зависит от факторов, находящихся вне страны и ее влияния. Президент Медведев полагает, что Россия может и должна находиться в первой группе стран. Действительно, у нее есть все фундаментальные предпосылки для того, чтобы в ближайшие десятилетия туда переместиться. Стать, если хотите, одной из стран - законодательниц мод в мировой экономике, определяющих ее стратегическое развитие. Это даст России новые конкурентные преимущества, позволит проводить более независимую политику, защищать свои национальные интересы на другом качественном уровне, а главное - стать одним из звеньев цепочки мирового технического и инновационного развития, что гораздо более выгодно, нежели просто продавать свое сырье, давая возможность другим экономикам использовать его для повышения своей конкурентоспособности.

Однако это крайне непростая задача, требующая не только политической воли президента, не только целеустремленности и упорства национального правящего класса, но и хорошо продуманной стратегии подготовки и проведения национальной технологической революции, точного определения ее целей и задач, создания оптимальных условий для инновационного развития. Как одиннадцать звезд футбола не создадут команды, способной выиграть у других, так и отдельные разрозненные усилия не приведут к нужному результату. Важна системность подхода, системность мышления и действий.

В последние месяцы основное внимание придается идее создания российских аналогов Кремниевой долины, первый из которых должен уже в этом году начать строиться в Сколкове. Другая идея заключается в том, чтобы начать кампанию по возвращению уехавших за рубеж российских ученых. Третья - меры по созданию спроса на инновации в национальной экономике через государственные заказы и стимулирование частного бизнеса. Все это правильные идеи и шаги. Важно, чтобы они осуществлялись не только комплексно, но и в целях, ради которых они задумывались.

Президент США - ведущей в технологическом отношении страны мира - обладает двумя резиденциями: весьма скромным Белым домом в Вашингтоне, где кроме него располагается значительная часть администрации, и еще более скромным Кэмп-Дэвидом в штате Мэриленд. Кэмп-Дэвид любому приезжему из бывшего СССР своими щитовыми домиками и непафосным месторасположением сразу напомнит старый добрый пионерский лагерь, которых было немало в Советском Союзе. Это не мешает президенту руководить самой влиятельной страной, напротив, создает правильную рабочую атмосферу. Если приехать в любой из инновационных центров США, в том числе в знаменитую Силиконовую долину, то и там не увидишь фундаментальных зданий с мрамором и позолоченной мебелью. Тот же минималистский стиль в сочетании со всеми необходимыми для работы условиями.

Создание правильной творческой атмосферы является главной задачей российской технологической революции. Конечно, важны научные города, нужны ученые из-за границы и т.д., но без свободной творческой атмосферы все это будет только имитацией инновационного развития, в лучшем случае способного, как это было в свое время в Японии, доводить до совершенства чужие купленные разработки и идеи. Это совсем не то, о чем говорит Медведев. Для формирования такой атмосферы России важнее не привоз ученых из-за рубежа или новые стройки, а, скажем, создание гарантий надежной правовой защиты интеллектуального продукта, прав на изобретения и инновации, а также возможностей для ученых хорошо заработать на результатах своего труда.

Так, практически у каждой исследовательской группы в Америке есть в соседнем помещении своя частная компания, работающая по модели "стартапа", задача которой в случае успеха исследовательского этапа немедленно капитализовать его и начать приносить доход. То есть преобразовать науку в бизнес. Там нет государственных чиновников, но работают юристы, защищающие права ученых, а также эксперты, тщательно отслеживающие ситуацию на рынке инвестиций. Там находятся компании, которые моментально из своих денег готовы обеспечить любые лаборатории и экспериментальные площадки, любые материалы и приборы для ученых. Кого там точно нет - это бюрократов. Там нет откатов и взяток, людей с печатями и машин с мигалками.

Это только часть айсберга, дно которого покоится на атмосфере творчества, созданной в системе образования. Американские университеты, скажем, не могут уволить преподавателя, раз они его уже наняли на работу, а подавляющее их большинство не берет к себе на работу собственных выпускников: нужно обновлять кровь и поддерживать свободу академических взглядов. На кампусах нет полиции, каждый университет создает свою, независимую от государства. Там нет даже профсоюзов, ибо в науке не может быть корпоративных интересов. Наука, инновации, исследования, передовые технологии и т.д. - это поле для индивидуалистов, смотрящих на государство как на помощника, а не как на хозяина. Если государство в России сумеет сыграть именно такую роль, то можно рассчитывать на успех проекта российского президента.

По крайней мере, так это сегодня видится мне из Вашингтона.