Новости

01.04.2010 17:17

Кладоискательница

На границе между прошлым и настоящим нет верстовых столбов, считает режиссер Алла Сурикова

Сегодня вручаются премии правительства РФ 2009 года в области культуры. Среди лауреатов - писатели Валентин Распутин, Альберт Лиханов, Александр Кабаков, модельер Вячеслав Зайцев, директор Фонда "Русское Зарубежье" Виктор Москвин, руководитель народного хора имени М.Е. Пятницкого Александра Пермякова и другие деятели культуры. С одним из лауреатов, режиссером Аллой Суриковой, создателем документального цикла "Провинциальные музеи России" побеседовал наш корреспондент.

Российская газета : Музей помогает открыть прошлое?

Алла Сурикова : Он помогает человеку открыть самого себя. Для меня, по крайней мере, это было так. Летом 1999 года газета "Культура" пригласила меня в поездку по Волге. Я открыла для себя удивительные музеи: Ярославский, Угличский… Фантастические по богатству материала, захватывающе интересные. У меня было ощущение человека, который нашел клад и хочет всем показать его.
Тогда как раз оканчивали курс мои студенты, у которых я вела мастерскую по режиссуре. Работа им не светила. На киностудии в павильонах были склады. Помню на "Мосфильме" отощавшую лошадь, уныло жевавшую сено, которой, видимо, предназначалась роль лихого скакуна в каком-то сериале. Мне хотелось как-то помочь выпускникам, я вспомнила о волжских впечатлениях - и начала предлагать продюсерам, министерствам и ведомствам идею документального цикла о российских музеях. Первым откликнулся институт "Открытое общество". Но основная наша поддержка все 10 лет - это министерство культуры РФ и Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям РФ. Благодаря их поддержке мы сняли уже 55 фильмов.

РГ : Как выпускники восприняли идею ехать "в глушь, в Саратов" снимать музеи?

Сурикова : Конечно, всем им прежде всего хотелось снимать кино. Они смутно подозревали, куда они отправляются и кто их там встретит. Встреча с музеями была для многих культурным шоком. Ребята немедленно влюблялись в город, музей, людей и начинали снимать все подряд. Это, конечно, замечательно. Но зато в монтаже, когда им требовалось из всего отснятого материала оставить 26 минут по формату телефильма, начинались страдания.

Как бы там ни было, но помимо профессионального опыта эти фильмы многое дали самим авторам. Прежде всего возможность соприкоснуться с восхитительным, несуетным, глубоким миром.

РГ : Оказалось, что музей не далекое пыльное прошлое, а современность?

Сурикова : Дело как раз в том, что прошлое, даже если оно кажется далеким и пыльным, определяет нас сегодняшних. Иначе говоря, на границе между прошлым и настоящим верстовых столбов не поставлено.

С другой стороны, музеи сегодня очень активны в формировании современного имиджа города. Более того - они участвуют в социальной политике. С этой точки зрения очень интересен опыт краеведческого музея в Тольятти. Фильм о нем "Музей, который мы выбираем" снимал Женя Юликов. Этот музей, если так можно выразиться, пошел в народ, в пространство города. Музей устраивает экспозиции под открытым небом. Он не боится очень острых и болезненных тем. В частности, говорит о проблемах наркомании. В музее есть черный, красный и белый залы. В черном - рассказ о людях, которые не смогли избавиться от наркотической зависимости. В белом - о тех, кто смог вырваться, соскочить "с иглы". Красный зал - о тех, кто между, кто еще выбирает. Или думает, что выбирает.

РГ : Ваш документальный цикл рассказывает прежде всего о музеях, а не о проблемах, с которыми сталкиваются музеи?

Сурикова : Проблемы так или иначе проступают. Мы же снимаем в основном о небольших городах. Наши фильмы были о музеях Тотьмы и Вельска, Бежецка и Хвалынска, Выксы и Сапожка… Проблемы музея тесно связаны с проблемами города. Но, между прочим, часто именно музей становится опорой в формировании городского пространства, туристической инфраструктуры. Это ярко видно, к примеру, в Мышкине.

Но он может стать точкой опорой не только для города, но и для личности. Музей может предложить человеку самоидентификацию. В этом смысле показателен первый фильм, который мы снимали со студентами в Карелии. Режиссер - Аркадий Гриднев. Фильм назывался "Рюрик и его Шелтозеро" и был о музее вепсов. Его создал Рюрик Лонин, 37-летний электрик, который жил-жил, как все, и вдруг осознал, что принадлежит к народу, древнему, дружившему с природой, чья культура на грани исчезновения. Он начал собирать все, что связано с историей, культурой своего народа. Ему стали помогать окружающие. Даже нашли для музея старый деревянный дом, построенный в XVIII веке. Вспомнили язык. Сейчас есть музей. Финны туда приезжают - в поисках уже своих корней. Оказалось, что у них с вепсами общие далекие предки. И жизнь не то чтобы совсем другая, но какие-то перспективы в ней появились новые.

Не менее интересно, что эта история показывает, что культура не сундук с золотом, который можно унести с собой. Культура - процесс, который запускается, поддерживается только личным усилием, поступком.

Мы так привыкли, что музейные работники - подвижники, что вроде это само собой разумеется. Но когда с ними встречаешься, понимаешь, что это особые люди. Мы все живем на поверхности дня сегодняшнего, они знают о глубинах истории. Они глубокие люди. Как правило, не громкие, не пафосные, не гламурные. Только благодаря их усилиям Россия сохранила то наследство, которое воспринимается как "культурный бренд". Для них оно не бренд, а соль жизни.

РГ : Как происходил выбор музеев для съемки фильма?

Сурикова : Во многом это личный выбор студентов. О Саратовском музее картину делала Елена Зыблева - она родом из Саратова. Юра Кузовков из Воронежа. Снимал фильм о музее Дурова в Воронеже. По-моему, хорошая картина получилась. А Илико Читашвили и Оксане Ткач я предложила снять фильм о музеях Мурома. Этому городу я очень благодарна за помощь в съемках моей новой картины "Человек с бульвара КапуцинОК".

РГ : Есть ли специфика съемки в музее и о музее?

Сурикова : Специфика съемки определяется не тем, что снимается, а тем, кто снимает. Я стараюсь не нивелировать авторское видение режиссеров. Скажем, Артем Исаакян, который много лет жил в Рязани, сделал фильм о рязанских музеях - краеведческом, музее Есенина. Он много работал с компьютерной графикой. Ему хотелось внести в фильм свое умение. Почему нет, если за приемом не теряется суть? А Боря Дворкин, Маша Волчанская и Марина Сулейманова - больше по людям, по личностям, по их судьбам, привязанностям и внутреннему миру…

РГ : Музеи, о которых снята картина, получают диск с фильмом?

Сурикова : Режиссеры обязательно дарят музею свой фильм на DVD. Но хотелось бы иметь фильм в таком количестве, чтобы мы могли его дарить другим музеям, школам, библиотекам, культурным центрам за рубежом, которые продвигают нашу культуру. А так получается: фильм показали по "Культуре" (за что мы каналу очень благодарны!), и на этом жизнь фильма заканчивается, если не считать пиратского скачивания фильмов в Интернете. Очень важно тиражировать наши фильмы. Конечно, "нам не дано предугадать, как наше слово отзовется". Но хочется надеяться, что, по крайней мере, оно будет услышано.