Новости

05.04.2010 00:22
Рубрика: Происшествия

Возвращение Мухтара

Кинолог с собакой - лучший барьер перед террористом, спускающимся в метро

Вчера на подступах ко многим станциям метро москвичей встречали патрули с собаками. На дежурстве в праздничный день было задействовано 118 специально обученных немецких овчарок, лабрадоров, ротвейлеров, спаниелей.

По мнению главы Московского метрополитена Дмитрия Гаева, кинолог с собакой - лучший барьер перед террористом, спускающимся в подземку. Однако на все 180 станций московского метро чутких носов не хватает.

"В эти дни дежурили все наши 25 собак, - рассказывает начальник Кинологического центра управления милиции на Московском метрополитене ГУВД по Москве подполковник милиции Владимир Алешкин. - В помощь были отряжены коллеги-кинологи из окружных отделов милиции, ОМОН и войсковой части N 5401. Без них организовать патрулирование станций метро, расположенных вблизи храмов и остановок, откуда отъезжали автобусы к кладбищам, было бы трудно".

Кинологическая служба УВД на Московском метрополитене появилась в 1996 году. Несколько лет десять лабрадоров (подарок лондонских полицейских) и немецких овчарок жили в Балашихинском зональном кинологическом центре, своих помещений не было. В Москве служивые псы прописались в 2004 году. Тогда благодаря заботе метрополитена за Останкинской телебашней у них появились собственные роскошные вольеры (с летней и зимней половиной). Рядом с ними - полигон, где они оттачивают свое мастерство. На нем тренажеры: два вагона метропоезда и эскалатор. "Подготовка собаки к работе - процесс длинный, - подчеркивает Алешкин. - Она набирает мастерство вместе с кинологом". Вначале три месяца уходит на стажировку человека, который впервые пришел работать в милицию. В это же время идет подбор собаки. Процесс непростой, им работать в связке, должно быть полное взаимопонимание, симпатия. Есть еще одна тонкость. "Это только в фильме "Возвращение Мухтара" умный суперпес одинаково хорошо находит самые разные предметы, - отмечает Алешкин. - В жизни по-другому. Если собака активная, по характеру - холерик, значит, натаскиваем на поиск наркотиков. А для обнаружения взрывчатки необходима спокойная, с крепкими нервами. Ведь ей нельзя хватать находку и радостно нести к кинологу. Но при этом никакой опасности для пассажиров их зубы не представляют, все наши собаки - самые добрые из служебных".

Пса не отправляют сразу на дежурство, а начинают постепенно выводить в метро, приучая к обилию пассажиров, шуму, блеску мраморного пола. Потом вместе с кинологом они вместе отправляются на 4-5 месяцев в спецшколу. В стране их три - в подмосковной Балашихе, Ростове и Уфе. Но и после возвращения оттуда практически каждый день кинолог отрабатывает вместе с хвостатым другом маневры на учебном полигоне.

Обычно специалистов вместе с собакой вызывают на станцию метро, когда обнаружен подозрительный предмет или поступил сигнал об угрозе теракта. Как правило, к их приезду милиция успевает поместить "бомбу" в особую "бочку" (такие есть на каждой станции), которая способна выдержать взрыв, эквивалентный 600 граммам тротила. Главная задача пса - распознать, действительно ли в "бочке" что-то взрывоопасное. Для нюхача не важно - тротил или гексоген, в обоих присутствует одно и то же химическое вещество, на которое его и натаскивали. Живой "миноискатель", учуяв струйку этого запаха, легко определяет источник, например, и в вагоне метро. И тут же ляжет или сядет, четко повернув нос именно в то место, из которого исходит опасность.

Но смогут ли собаки распознать взрывчатку в толпе пассажиров возле турникетов или на платформе? Например, в час пик только через один турникет на станции "Комсомольская" проходит 1,5 тысячи людей. Что здесь может унюхать самый умный пес?

"Чтобы патрулирование кинологов с собаками имело должный эффект, необходима слаженная работа разных силовых структур, - считает Алешкин. - Необходима четкая ориентировка на разыскиваемых лиц. Тогда кинолог сможет направлять собаку к подозрительным личностям, существенно облегчая ей работу. К тому же, человек, готовый пойти на смерть, возбужден, ведет себя нервно. Прежде всего его должен вычислить милиционер или кинолог и потом дать сигнал к работе собаке".

Однако, считает Владимир Алешкин, с таким количеством собак, как сейчас, с задачей - не пропустить на станцию взрывчатку - справиться сложно. Об этом же говорил на прошлой неделе и Дмитрий Гаев. Он пообещал обратиться к мэру Юрию Лужкову, чтобы попросить у МВД выделить дополнительно 300-400 нюхачей. В реальности может потребоваться еще больше. По словам Алешкина, собака в состоянии работать только четыре часа непрерывно. Причем в таком режиме: час патрулирует, пятнадцать минут отдыхает. Таким образом, на каждую станцию надо не менее трех собак, чтобы соблюсти график: одна - работает, другая - отдыхает, третья - готовится заступить в караул. Надо учитывать и то, что срок службы у пса специального назначения - 8-10 лет. Но на "пенсию" они выходят раньше. Стрессы, холодный пол метро делают свое дело. Кстати, никаких собачьих домов для престарелых нет, обычно кинологи забирают друга домой. "Это в других странах служивый пес приравнивается к офицеру полиции, - горько замечает Алешкин, - а у нас он - всего лишь "спецсредство".

На прощание Алешкин сказал: "Нам очень требуются люди, которые готовы работать с собакой. В нашем центре тридцать вакантных ставок кинологов. Можно приходить со своим щенком, главное, чтобы был обучаем".

Справка "РГ"

Глава Московского метрополитена Дмитрий Гаев через несколько дней после взрывов озвучил и другое предложение: установить на станциях специальные датчики, которые позволяли бы предотвратить химические атаки с использованием отравляющих и ядовитых веществ. Экспериментальные испытания планируется начать уже в ближайшее время на станции "Белорусская-кольцевая".

Происшествия Терроризм Антитеррор Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Годовщина терактов в московском метро