07.04.2010 23:20
    Рубрика:
    Американский историк Марк Парилло: Злоупотребления историей легко выявляются образованными людьми

    8 апреля в Москве пройдет международная конференция, посвященная 65-летию Великой Победы.

    За "круглым столом" события 1941-1945 годов обсудят историки из разных государств, в первую очередь из стран-союзниц по антигитлеровской коалиции. В преддверии конференции корреспондент "РГ" побеседовал с ее участником, одним из ведущих американских историков, разрабатывающих проблемы Второй мировой войны, профессором Университета штата Канзас Марком Парилло.

    Российская газета: Скоро мы будем отмечать 65-ю годовщину общей Победы союзников по антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне. Какое место это знаменательное событие занимает в современной американской историографии?

    Марк Парилло: Вторая мировая война по-прежнему является важной частью историографии в Соединенных Штатах. Причем в последние пятнадцать лет охват и количество рассматриваемых сюжетов по данной теме существенно возросли. История той войны стала интересовать американцев так же, как история Гражданской войны в США в XIX веке. События Второй мировой рассматриваются американским обществом как период, который помогает определить, что на самом деле есть Америка и какой она должна быть. По этой причине историки обращаются к этой теме чаще, чем когда-либо.

    РГ: Какие конкретно темы представляют особенный интерес для разработки в современном историческом сообществе США?

    Парилло: Есть несколько аспектов участия США во Второй мировой войне, которые сегодня представляют интерес. В первую очередь для большинства американцев период Второй мировой войны был временем, когда добро и зло были четко разграничены, а американцы сражались на стороне добра против зла в облике фашистской тирании. Хотя, конечно, существовали моральные сомнения в различных аспектах Второй мировой войны. События 1941-1945 годов сегодня рассматриваются через призму опыта войны США во Вьетнаме, которая развела американскую политическую и культурную жизнь по разным полюсам. Сейчас в сознании американцев период Второй мировой войны видится временем, когда не было никаких сомнений, существовало единство.

    РГ: Второй фронт, ленд-лиз и встреча на Эльбе наиболее часто упоминаются в России, когда речь идет об участии США в войне. Впрочем, сегодня в нашей стране довольно широко распространено мнение, что многие американцы и особенно молодежь считают, что Вторую мировую войну в одиночку выиграли Соединенные Штаты. Правильно ли говорить о том, что большинство учебников в американских школах и вузах не информируют школьников и студентов о событиях на Восточном фронте - битвах под Москвой, Сталин-градом, Курском, а основные акценты расставлены на сражениях за Атлантику, Италию и битву в Пустыне, которые провозглашены решающими в исходе войны?

    Парилло: В Соединенных Штатах всегда существовало убеждение, что именно американское вмешательство во время обеих мировых войн стало решающим фактором в победе союзников, и такая точка зрения, конечно, не новое веяние. И это представление соответственно отражается в учебниках в ущерб участию в войне других стран. Это отчетливо видно и в широкой культуре, где гораздо больше внимания уделено достижениям американских военных, чем солдатам иных наций. Правда, надо отметить, что это явление вряд ли характерно только для США.

    Аналогичный подход наблюдается и во всем мире, в том числе в учебниках. Но будем объективными: хотя учебники и уделяют больше внимания и места американским военным свершениям во время войны, но справедливое и честное освещение вклада в победу всех членов "Большой тройки" также имеет место. Иными словами, в учебниках более широко и подробно рассказывается о высадке союзников в Нормандии, чем о битве за Сталинград, но оба эти события помещены в правильной перспективе. Это еще более справедливо для научных исторических трудов, в которых честно и правдиво отражается роль, которую все страны играли в войне.

    РГ: Лидеры "Большой тройки" - Рузвельт, Черчилль и Сталин - вместе создали так называемую Ялтинско-Потсдамскую систему мира, которая действительно поставила ряд восточноевропейских стран под контроль СССР. Но сейчас, например, страны Балтии, Польша и некоторые другие обвиняют современную Россию за это "несправедливое отношение". Кроме того, общественное мнение в таких странах стало возлагать ответственность за начало Второй мировой войны на Советский Союз и тем самым на современную Россию. А люди, которые сотрудничали с нацистами и сражались с Красной Армией, провозглашаются национальными героями. Не считаете ли вы, что самые сложные проблемы Второй мировой войны все больше и больше становятся политическими инструментами?

    Парилло: Нет, я не думаю, что сейчас история политизируется в большей степени, чем в прошлом. История всегда использовалась в политических целях. Существует старая сентенция, которая гласит: "История пишется победителями". И хотя это неправда в буквальном смысле, но смысл очевиден: история традиционно использовалась для оправдания определенных действий в прошлом, то есть в политических целях.

    О большей политизированности истории можно сейчас, пожалуй, говорить в связи с развитием Интернета. Ведь ныне любой может во Всемирной паутине "опубликовать" все, что хочет. И мнение таких людей доступно гораздо большему числу людей, чем точка зрения серьезных ученых, с которой можно познакомиться в библиотеках и архивах. Все это делает злоупотребление историей проще и обыденней.

    РГ: И как, по-вашему, можно воспрепятствовать этой тенденции?

    Парилло: Ничто не заменит образования. Искаженные исторические факты легко выявляются образованными людьми. Но нет никакого способа остановить людей от попыток извратить историю в своих целях. История - это наша коллективная память и идентичность, и до тех пор, пока существуют различные взгляды на мир (а они всегда будут существовать - такова природа человека), будут и люди, пытающиеся взять под свой контроль эту память и идентичность, чтобы пропагандировать свой особый взгляд на мир.

    РГ: Что вы можете сказать о сотрудничестве между российскими и американскими историками, в частности в подходе ко Второй мировой войне?

    Парилло: Со времени распада СССР сотрудничество между американскими и российскими историками постоянно расширялось, в том числе по вопросам Второй мировой войны и "холодной войны". В частности, открытие архивов бывшего Советского Союза существенно ускорило разработку в западной историографии всей советской эпохи в истории России.

    РГ: Чего вы ожидаете от конференции в Москве?

    Парилло: Я рассчитываю на еще один важный шаг на пути к пониманию самого крупного и, возможно, самого важного события в истории человечества - Второй мировой войны. Конференции подобного рода не дают окончательных ответов на основные вопросы, которые остаются в отношении этого величайшего конфликта. Обмен взглядами и мнениями разнообразной и представительной группой историков поднимет еще больше вопросов и тем самым вдохновит исследователей более вдумчиво и творчески подходить к изучению этого предмета.