Новости

21.04.2010 00:35
Рубрика: Происшествия

Тихое дело

Коптевские следователи отыгрываются на инвалидах

Легче легкого получить судимость за ложные показания, помогая друзьям в простой житейской ситуации.

Четверо подруг не убивали губернатора в центре столицы, не взрывали метро, не крали миллионы пенсионных денег. Они простые пенсионерки, которые случайно попали в поле зрения тех, кто должен расследовать серьезные преступления, но занимается совсем другими делами.

- Мы не собираемся с вами говорить. Наша позиция - результаты уголовных дел, - Татьяна Нефедова, руководитель следственного отдела по Коптевскому району Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Москве.

А я всего-то хотела поинтересоваться у нее очень странными уголовными делами.

Из письма пожилых женщин в редакцию: "Нас обвиняют в даче заведомо ложных показаний на судебном заседании, которого не было! Наше дело инспирировано, чтобы защитить судью, сфальсифицировавшего документы судебного заседания от 23 июня 2008 года, где мы якобы выступали свидетелями по гражданскому делу. Но мы на судебном заседании не присутствовали! И, разумеется, на нем не выступали!"

Летом 2008 года некий молодой человек - Александр Зинковский, сын их умершей подруги по работе, нашел женщин с просьбой о помощи. Он хотел, чтобы пожилые женщины встретились с его адвокатом. Речь шла, как объяснил он, о том, чтобы помочь ему как наследнику получить право на комнату в коммунальной квартире, которой они с матерью пользовались.

Комнату, которая оказалась в центре странной истории, его мать получила в 70-х годах прошлого века. Подруги умершей - Валентина, Наталья, Татьяна и Любовь - почти все пенсионерки, кто-то из-за инвалидности.

Встреча с адвокатом состоялась в здании Коптевского районного суда.

- Мы по очереди беседовали в одной из комнат, никак не похожей на зал судебных заседаний, с какой-то женщиной лет сорока, представившейся адвокатом, - рассказывает одна из подруг. - К сожалению, за давностью времени никто из нас ее фамилию не запомнил. Отвечая на вопросы адвоката, мы рассказывали, что наша коллега с сыном Александром периодически проживали в этой комнате. Все, что мы знали, нам было известно в основном со слов самой Валентины, с которой дружили. Некоторые из нас в этой комнате были и, соответственно, как могли, хотя с тех пор прошло больше 30 лет, описали обстановку.

Наши рассказы адвокат записывала от руки на листах бумаги и просила каждого подписать лист об ответственности за дачу ложных показаний. Нам объяснили, что так положено, и мы отнеслись к этому как к необходимой формальности для дальнейшего вызова нас в суд. Все поставили свои подписи.

Больше женщин никто не тревожил. Но осенью 2009 года это дело получило неожиданное продолжение. Наталью, одну из женщин, вызвал следователь Николай Телышев. На допросе "выяснилось", что у женщины не было никакой встречи с адвокатом, а был самый настоящий суд, где все подруги умершей давали "ложные показания". Процесс тот состоялся, оказывается, под председательством судьи по фамилии Митюшов.

Дальнейшая судьба спорной комнаты в коммуналке, о которой никто из женщин не знал, оказалась весьма любопытной. И криминальной. На освободившуюся после смерти женщины комнату претендовали сын умершей и соседи по коммуналке - семейная пара Артановых. Спорная комната не была приватизирована. Александр решил, как потом выяснится, пойти неправовым путем. Он нашел неких граждан, которые за весьма солидную плату обещали ему решить проблему в его пользу. Для этого он обратился к маминым подругам и пригласил их на встречу. Кто была та женщина, которая им представилась адвокатом, так и осталось неизвестным. Кто были те "помощники", что пообещали за деньги решить квартирный вопрос, тоже неизвестно. Никого из этих людей следствие не искало и не ищет. Вероятно, на то есть причины.

Но поначалу Александру повезло. У него в руках появились документы с решением Коптевского суда под председательством судьи Митюшова. По ним комната перешла ему. Соседи опротестовали это решение, и оно было отменено городским судом. Скандальное дело вновь вернулось в Коптевский суд, где другой судья принял прямо противоположное решение: комнату отдать соседям. Ничего этого подруги не знали. После этого вердикта прошло четыре месяца. И вдруг в августе 2009 года судья Фролова из того же Коптевского суда выносит частное определение с требованием привлечь к уголовной ответственности свидетелей первого процесса за дачу ложных показаний. Никого из женщин на процесс судья Фролова даже не подумала приглашать. Получилась странная ситуация - судья Фролова, не присутствовавшая на первом судебном заседании, вынесла частное определение в адрес свидетелей, которых она не видела и не слышала. Судья Митюшов к этому моменту из Коптевского суда ушел, проработав там очень недолго.

Дело "лжесвидетелей" попало в СКП по Коптевскому району.

Первое уголовное дело в Коптево возбудили против Натальи.

Остальные "свидетели" тоже побывали на допросе у следователя и впервые с удивлением прочитали свои "показания", данные якобы на заседании суда 23 июня 2008 года. В них было множество искажений и приписанных им сведений, неточностей в изложении фактов. Но даже и в такой вольной интерпретации невозможно говорить о лживости их рассказов. Они не грешили против истины, когда говорили о том, что их покойная подруга вместе с сыном периодически жили в этой спорной комнате, оплачивали коммунальные услуги, делали необходимый ремонт.

Следствие женщин выслушало, но не стало проверять факты и искать реальных виновников фальсифицикации материалов судебного заседания. Дальше - больше. Следствие даже не пыталось доказывать и обосновывать обвинение против женщин. Быстро закончив дело Натальи, его первым отправили в суд. Естественно, в тот же Коптевский, где до недавнего времени работал судья Митюшов.

Дело Натальи рассмотрели влет - признали виновной и приговорили к штрафу. Но ни суд, ни следствие не доказали, что свидетели присутствовали на судебном заседании судьи Митюшова. Не доказали, что, рассказывая об умершей подруге, Наталья обманывала. Что у нее был умысел на дачу заведомо ложных показаний. Интересно, что все выступившие на процессе ничего про тот, первый, процесс не вспомнили. Логика суда и следствия оказалась примитивной: если есть протокол суда, значит, суд был.

Кстати, судья Митюшов так и не появился ни на одном судебном заседании. Сердобольные "лжесвидетельницы" предположили, что, может, ему стало стыдно смотреть в глаза пожилым женщинам, оказавшимся "живым щитом", закрывшим его от ответственности.

После успешного "процесса" в Коптевском следственном отделе бодро начали расследовать уголовное дело следующего свидетеля - Татьяны. Сразу после грубой отповеди корреспонденту "РГ" , данной госпожой Нефедовой, на следующий день в 7 утра домой к Татьяне был послан наряд милиции. Пятеро мужчин с автоматом сразу из двух отделений милиции вломились к инвалиду чуть свет, как будто речь идет о серьезном преступнике. Бравых сотрудников органов не волновало, что пожилая женщина на больничном. Час люди с автоматом пугали инвалида тем, что если женщина не пойдет добром, то ее в наручниках и домашнем халате доставят к следователю. Как потом оказалось, особой надобности в доставлении под конвоем не было: беседа следователя с инвалидом продлилась всего пятнадцать минут. После беседы в коридоре Коптевского отдела СКП женщине-инвалиду стало плохо. Приехала "скорая". На следующий день ее госпитализировали в больницу в тяжелом состоянии.

Напомним, что "свидетелей" на встрече с неизвестным "адвокатом" было шестеро. Так что впереди у Коптевского следственного отдела в запасе еще не одно уголовное дело, которое они, без сомнения, успешно расследуют.

Происшествия Правосудие Следствие