Новости

23.04.2010 00:25
Рубрика: Культура

Григорович попал в переделку

На сцене Большого театра капитально возродили "Ромео и Джульетту"

После 15-летнего перерыва на сцену Большого театра вернулась версия "Ромео и Джульетты" Юрия Григоровича, впервые поставленная в Москве в 1979 году.

Юрий Григорович возглавлял балет Большого театра более тридцати лет - с 1964 по 1995 годы. За это время он настолько радикально изменил репертуар труппы, что во всем мире ее воспринимали авторским театром Григоровича - таким же, как были New York City Ballet Баланчина, "Балет ХХ века" Мориса Бежара, Гамбургский балет Джона Ноймайера и наш Театр балета Бориса Эйфмана. Но в середине 1990-х Большой театр приступил к осуществлению сложнейшего проекта по смене курса. Вслед за другими крупнейшими театрами мира он начал ориентироваться на универсализм. В Москве впервые были поставлены балеты Баланчина и Роббинса, с коллективом работали Ролан Пети и Джон Ноймайер, целая обойма оригинальных спектаклей была создана Алексеем Ратманским, он же в годы руководства труппой пригласил на постановку молодых хореографов Кристофера Уилдона, Юрия Посохова, Раду Поклитару. В этом разнообразии балеты Григоровича никуда не исчезали, однако их место в афише сократилось пропорционально репертуарным новинкам.

Но интерес к советскому прошлому поднял новую волну спроса и на советский балет. В то время как Мариинский театр оживляет практически утраченные балеты Леонида Якобсона, Большой пополняет афишу артефактами от Григоровича. В его редакции идут классические "Жизель", "Баядерка", "Спящая красавица", "Раймонда", авторские варианты "Лебединого озера" и "Щелкунчика", оригинальные "Спартак", "Легенда о любви" и "Золотой век". Теперь настало время "Ромео и Джульетты".

Несмотря на долгое отсутствие в репертуаре Большого театра, этот спектакль хорошо известен по постановке в "Кремлевском балете" с незабываемой Джульеттой - Натальей Балахничевой, идет он и в других российских театрах. Единственный из балетов Григоровича, изначально созданный по заказу зарубежной компании, - Opera National de Paris (это была вершина международного признания хореографа), он много и неоднократно переделывался. И первый раз - при переносе в Большой через год после парижской премьеры, когда из камерного двухактного спектакля, которые любили французы, стал трехактным, габаритами сравнявшись с традиционными балетами Григоровича. Все оправдывал масштаб исполнителей - Наталии Бессмертновой и Александра Богатырева, Надежды Павловой и Вячеслава Гордеева, Людмилы Семеняки и Ирека Мухамедова, Александра Годунова, и кордебалета, вышколенного на ансамблях "Легенды о любви" и "Спартака".

В том промежутке, что отделяют нынешнее капитальное возобновление от предыдущей жизни спектакля, Большой театр успел вспомнить гигантскую предвоенную постановку "Ромео и Джульетты" Леонида Лавровского, сегодня сталинской высоткой возвышающуюся над остальными балетными версиями Шекспира, и окунуться в ледяной постмодернизм решения Деклана Доннеллана и Раду Поклитару, когда герои босиком прыгали по гигантской кровати, а нож в руку Джульетты вкладывал кордебалет. Теперь же Юрий Григорович предложил Большому театру промежуточный вариант, основательно сократив и переделав свой спектакль. Вместе с хореографией артистам предстоит освоить и тот имперский стиль, символом которого он являлся тридцать лет назад.

Культура Театр