Новости

23.04.2010 00:38
Рубрика: В мире

Морская болезнь

Кто и как сможет справиться с сомалийскими пиратами в Аденском заливе?

На пальцах можно пересчитать тех журналистов, кто смог съездить и вернуться живым из одной из самых горячих точек последнего времени - Сомали. Две недели в раскаленном броневике в поиске ответа на вопрос, почему в этой африканской стране не удается навести порядок, провел автор телевизионного фильма "Черная метка", который уже смогли увидеть зрители телеканала "Вести 24", Владимир Синельников. Вернувшись из Сомали, он приехал в редакцию "Российской газеты" рассказать о том, у кого покупают боеприпасы боевики и как ему удалось не попасть в руки пиратов.

Российская газета: Последние несколько лет НАТО, ЕС, США, Россия пытаются нащупать новую стратегию борьбы с сомалийскими пиратами. Эксперты сходятся во мнении, что, с одной стороны, необходимо увеличивать военное присутствие в Аденском заливе, а с другой, попытаться создать международную правовую базу, на основе которой можно будет сурово судить пиратов. Насколько я понял из вашего фильма, вы достаточно критично относитесь к подобной стратегии. Почему?

Владимир Синельников: Я скорее отношусь иронично. Я хочу понять, можно ли с комарами в тайге бороться ковровыми бомбардировками? Почему бы цивилизованному миру наряду с раздумьями о воссоздании для пиратов Нюрнбергского суда не помочь создать с помощью международной военной силы береговую охрану, которая бы привлекла молодых парней - сомалийских рыбаков - на доброе дело вместо преступного. Чтобы они могли заработать копейку не разбоем, а защищая свою акваторию от пиратов-браконьеров, плывущих сюда отовсюду без лицензий. А если этого не делается, у меня возникает вопрос: зачем сюда приплыли ракетоносцы? Что сейчас происходит на одном из крупнейших в мире морских автобанов? Значит ли, что и сегодня, когда "холодной войны" вроде бы нет, Сомали - зона чьих-то интересов, чьего-то влияния? Если это так, тогда понятно, что нужен повод для присутствия. Пиратство - повод прекрасный.

РГ: Для того чтобы присутствовать, к примеру, в Индийском океане, совсем не обязательно таких вот суперзатратных поводов искать. Ведь только на выкупы захваченных пиратами судов ежегодно уходят сотни миллионов долларов.

Синельников: Я хочу понять, что там делают американские, европейские и русские корабли. Невозможно сопровождать каждый торговый корабль, идущий по Аденскому заливу. В то же время по существующим юридическим нормам запрещено, чтобы на гражданском торговом судне было оружие. Тогда у меня возникает вопрос: почему комитет ООН из 24 стран, созданный специально для борьбы с пиратством, борется только с сомалийскими пиратами?

У меня размышления о новом Нюрнберге ничего, кроме недоумения, не вызывают. Мне кажется очень важным, даже если я останусь в меньшинстве или вообще один, чтобы цивилизованный мир посмотрел на пунтлендскую тюрьму и задумался: о каком Нюрнберге может идти речь! Речь должна идти совсем о другом. Я не знаю, насколько справедливо утверждение экспертов, что миру сегодня не нужна нефть Сомали, а понадобиться она может лет через 10 или 20. Но знаю, что сомалийские рыбаки (хотите, называйте их пиратами) столько не проживут, не дождутся денег, вырученных за сомалийскую нефть.

РГ: В своем фильме вы задаете много вопросов. Но они так и остались без ответа. Вы пытались получить эти ответы?

Сомали - зона чьих-то интересов? Если это так, тогда понятно, что нужен повод для присутствия. Пиратство - повод прекрасный

Синельников: Есть масса вопросов. На одни из них мне интересно получить ответ, на другие - нет. Меня спрашивают, в каких банках оседают деньги, отданные пиратам в качестве выкупа за корабли. Почему вы не сообщили в фильме названия этих банков? Мне не интересно, в каких они банках. Это не принципиально. Источники в Сомали мне рассказали, что часть гуманитарной помощи не дошла до места назначения. В частности, МЧС России закупило 26 тонн лекарств на миллион долларов, под контролем посла Сомали в России они дошли до тех, кому были нужны. Проконтролировали бы и других адресатов. Это мне интереснее, чем названия банков, где краденое осело.

На мой взгляд, самый интересный вопрос: что такое сегодня Сомали как зона влияния и кому она нужна? Нужна ли Сомали России или не нужна? Зачем американцам нужна эта зона? А вот кто будет в Сомали очень скоро, это я знаю.

РГ: Кто?

Синельников: Аль-Каида.

РГ: Там она уже давно осела.

Синельников: Согласен, но совсем скоро террористы будут в Сомали абсолютными хозяевами положения. Я хотел показать цивилизованному миру, что все в Сомали не так, как кажется издалека. Да, есть пираты. Они же бандиты. Но надо осознать, что они еще и жертвы. Это очень важно хотя бы для того, чтобы понять, откуда в Сомали взялись пираты. На мой взгляд, если эксперты будут продолжать заниматься исключительно поиском современного "Нюрнберга", очень скоро все закончится.

РГ: Чем?

Синельников: Тем, что в Африке появится форпост радикального исламизма.

РГ: Но ведь он уже появился. И именно по этой причине у берегов Сомали сейчас столько военных кораблей. С форпостом ведь что-то надо делать.

Синельников: Кто сегодня президент Сомали? Руководитель движения "Союз исламских судов" - еще недавно самой радикальной организации. Заметьте, когда они пришли к власти, правда, ненадолго, они скрутили пиратов в бараний рог. Они объявили: Сомали - мусульманская страна, она будет жить по законам шариата. А по законам шариата нельзя хулиганить, нельзя воровать, нельзя грабить чужое. Они придавили пиратство. Получился коктейль "два в одном": и шариат, и искоренение пиратства. Теперь бывший руководитель движения "Союз исламских судов" - умеренный политик. Но появился еще более радикальный Аль-Шабаб. Вот на него-то в Сомали и ставит Аль-Каида.

Президенты Сомали и Пунтленда через фильм "Черная метка" обращаются к цивилизованному миру: помогать надо живым! Чего все ждут? Пока всех умеренных политиков в Сомали перережут?

РГ: А как, на ваш взгляд, нужно помогать? Кто даст гарантии, что выделяемые средства пойдут именно на создание береговой охраны, а не на закупку оружия для пиратов. Вы им разве не задали вопрос - как вам помочь?

Синельников: У меня другой вопрос. А если не помогать? Не помогать создавать береговую охрану. Что тогда будет?

Вы уже не раз в нашей беседе упрекали мой фильм в том, что он ставит вопросы, но не отвечает на них. Я как-то в период перестройки был на "круглом столе", который проводил журнал "Вопросы философии". Все там на главного редактора налетели, он в ответ говорит: вы понимаете, что мы издаем журнал "Вопросы философии", а не "Ответы философии". Я как художник, как публицист не должен отвечать на вопросы. Мы привлекаем внимание к зловещей туче, которая нависла над Сомали. Набирающий обороты ураган не остановится на границе Сомали.

РГ: И все же период оглашения вопросов явно прошел. Наступил период поиска ответов, а их нет.

Синельников: Вы удовлетворены ответом, что нужно создать аналог Нюрнберга? Я - нет. Все ваши вопросы корректны и имеют полное право на существование. Возможно, другие фильмы, другие журналисты ответят на все эти вопросы. Правда, замечу, на них до сих пор не ответили объединившиеся в специальный ооновский комитет по пиратству представители 24 стран. Уверен, что не журналисты первыми должны отвечать. Эксперты должны искать ответы. Я же в своих фильмах иду от частного к общему. Иду от людей. Это мой принцип, мой взгляд на жизнь.

Моя поездка в Сомали перевернула мне душу. Я видел людей, которые просыпаются только с одной мыслью: где найти поесть. У них нет ни радио, ни телевизора, ни музыки. Нет родных. Вот это меня действительно касается. А когда я вчитываюсь в четыре пункта программы госсекретаря США Хиллари Клинтон, касающейся Сомали, где речь идет только о морских и воздушных морпехах, у меня перед глазами встают голодные сомалийцы.

Я считаю своей задачей обращаться к зрителям, не ко всем, а к каждому. К моей съемочной группе в Сомали была приставлена охрана - 14 солдат, каждый вечер они ко мне приходили и просили: "Дай денег на чат" (местный легкий наркотик. - "РГ"). Они не могут охранять, если его, этот чат, не жуют. Так вся страна живет, все жуют. Чат свободно продают на базаре. Рядом лежат патроны - на вес или поштучно. Помните, так папиросами у нас когда-то в ларьках торговали. Вот это я хотел показать в моем фильме. Я, конечно, не могу ответить на все ваши вопросы, каждый из них - это новый фильм. На часть вопросов я не знаю ответов. Но я понял главное - чем там "пахнет".

Влиятельные люди, от которых многое зависит, говорили мне: ты не поедешь в Сомали. Я говорю: почему? Во-первых, рисковать тобой, отвечают они, не хотим, а

во-вторых, нет денег тебя выкупать. Но посол Сомали в России очень хочет, чтобы мир увидел, что происходит в Сомали. Он стремится к воссозданию деловых контактов между Россией и Сомали. Его там один из кланов приговорил к смерти, но он Сомали нужен, потому что его здесь в России все знают. Он-то и помог мне добраться туда. Но я все-таки взрослый человек. У меня дети есть, внуки. Я его и спрашиваю: слушай, а я вернусь? С его помощью получил письма от президента Сомали и от президента Пунтленда с гарантиями государственной безопасности.

РГ: Кто с вами отважился в Сомали поехать?

Синельников: Я, оператор и переводчик. В стране говорят только на сомалийском языке. К слову, ни в одной другой стране Африки на нем не говорят. А переводчик - единственный в России человек, знающий сомалийский язык. Сам выучил. Ему 70 лет. Оказалось, что в Сомали его голос знают все, потому что он много лет вещал туда по "Голосу России". Теперь, когда мы вернулись, можно рассказать, что нас в действительности там было не трое, а четверо. Посол сказал мне: "С вами поедет моя жена. Это и будет ваша гарантия безопасности". Так что нас было четверо.

РГ: Где вы жили в Сомали?

Синельников: Одну гостиницу в Магадише, в которой живет правительство, охраняют очень хорошо. По периметру стоят вооруженные солдаты в бронежилетах и касках. Вокруг полно броне-транспортеров. В ней жили и мы. А вокруг разруха.

РГ: Сколько вы там времени провели? Страшно было?

Синельников: 14 дней. Дело в том, что с места на место мы летали. Ехать пришлось только в Эйль - 300 километров по пустыне. Это, конечно, ни с чем не сравнимое ощущение. В бронетранспортере ехать тяжело, жара, песок из-под колес. Ничего не видно. Дорог в пустыне не бывает. Я вообще не понимаю, как водители ориентировались. Кустарники приходилось объезжать стороной. В них могли прятаться боевики.

Вы о страхе спрашивали. Поверьте, страх не приходит заранее. Кто-то застрелил американского журналиста на рынке, когда мы там снимали. Сопровождающие говорили, что неизвестно, за кем они охотились, может, и за нами. Там ничего не поймешь: когда говорят правду, когда неправду. Вроде доброжелательные ребята вокруг нас были.

РГ: После просмотра вашего фильма трудно отделаться от ощущения, что вы симпатизируете пиратам.

Синельников: Очень близкий мне человек заявил, что у меня есть все признаки "стокгольмского синдрома". Меня спращивают: почему вы бандитов жалеете, которые захватывают наших соотечественников? Я действительно их жалею. На сайте госдепа США опубликована программа взаимоотношений с миром. Мне хочется разобраться хотя бы на популярном уровне: каков интерес Америки в Аденском заливе?

Я почти три года занимаюсь сериалом о международном терроризме, который мы назвали "Третья мировая началась". Он стоит огромных денег. Людей, которые причастны к созданию этого цикла, беспокоит будущее их детей. Если бы это были мои деньги, я бы прямо сказал в следующей картине - выхода нет. Просто нет выхода, когда речь идет о конфликте цивилизаций.

Я хотел показать цивилизованному миру: то, что делается сейчас в Сомали, либо наивно, либо цинично. Если пиратство - это политическая декорация, тогда понятно, зачем там военные корабли.

мнения

Хаос на руку пиратам

Андрей Нестеренко, официальный представитель МИД России: Сомалийские пираты действительно становятся все активнее. Несмотря на предпринимаемые международным сообществом меры, количество пиратских нападений в 2009 году по сравнению с 2008 годом лишь возросло. Более того, пираты распространили свою деятельность далеко за пределы Аденского залива - на обширную акваторию северо-западной части Индийского океана. Совершая нападения на небольших быстроходных катерах, в качестве плавучих баз они используют захваченные ранее суда.

Государства и их объединения, являющиеся участниками международной антипиратской коалиции, намерены наращивать усилия в целях обеспечения безопасности морского коммерческого судоходства в регионе Африканского Рога. С этой целью туда направляются все новые и новые военно-морские корабли, шире применяется авиация, совершенствуются координация и взаимодействие между развернутыми там кораблями военно-морских флотов и их объединениями, отрабатываются каналы связи.

Однако, согласно доминирующей точке зрения, одних только силовых мер на море недостаточно. Практически общепризнано, что бороться с пиратами надо и на берегу. Имеются в виду не только силовые действия против, скажем, используемых пиратами портовых сооружений и т.п., но и комплексная, широкая профилактическая работа, направленная на ликвидацию причин, способствующих возникновению и распространению феномена пиратства.

А среди таких причин - двадцатилетняя война в Сомали, практически приведшая к распаду государства, в том числе и его силовых структур, и утрате федеральным правительством контроля над значительной частью территории страны. Конечно, тяжелая социально-экономическая ситуация является серьезным фактором, подталкивающим сомалийцев к занятию пиратством.

Многие государства оказывают сомалийскому правительству разнообразную помощь. Речь идет о содействии по многим направлениям, включая обучение и экипировку сотрудников силовых структур сомалийского правительства, которые были бы в состоянии взять на себя первоочередную задачу по профилактике пиратства на берегу.

Бесспорно также то, что оказание экономической помощи целесообразно только в той ситуации, когда страна в целом вернется из состояния хаоса и беззакония под более-менее упорядоченное управление. Другими словами, по мере укрепления законности и правопорядка Сомали будет оказываться помощь, нацеленная на устойчивое социально-экономическое развитие страны. В совокупности все эти усилия должны привести к полной победе над пиратством.

Проблема привлечения подозреваемых в совершении актов пиратства лиц к суду обусловлена рядом факторов, из которых основными являются установление государствами своей юрисдикции и совместимость уголовно-процессуальных норм. Как вы знаете, ряд государств, направивших свои военно-морские соединения для противодействия сомалийским пиратам, заключили с некоторыми региональными государствами двусторонние соглашения о передаче в эти страны задержанных пиратов в целях отправления правосудия. Практика показывает, однако, что путь заключения двусторонних соглашений не является надежным и долгосрочным решением проблемы привлечения пиратов к суду.

Позиция Российской Федерации в этом отношении строится на том, что желательно иметь универсальное решение, которое, очевидно, должно иметь многосторонний характер. Наверное, Организация Объединенных Наций является наиболее подходящей международной площадкой для разработки и принятия соответствующих решений.

Западная демократия мешает

Хандуле Мохамед Мохамоуд, посол Сомали в Российской Федерации: К сожалению, внешние противники стремятся создать из Сомали полигон для отработки враждебных экстремистских действий. Импорт насилия идет из Йемена, Ирака и Афганистана. Это те силы, которые когда-то боролись с Советским Союзом, воевали в Чечне. Теперь они отрабатывают взаимодействие на сомалийской территории.

Террористические организации держат людей в страхе. Мы не хотим быть объектом этого воздействия, стремимся к мирной жизни и стабильности. Но нам не нужна демократия по-американски. Мы страдаем из-за этого.

Происки в Сомали международных террористов всех мастей можно объяснить в том числе и тем, что у нас есть богатые природные ресурсы. Прежде всего речь идет о золоте, алмазах, нефти, газе, газовом конденсате и уране. Кроме того, страна занимает важное стратегическое положение на карте мира.

Я уверен, что проблема с пиратами на территории Сомали создана искусственно. В итоге под предлогом борьбы с этим злом все больше увеличивается военное присутствие разных стран в стратегически важном районе. Мы надеемся, что со временем создадим военно-морской флот. Береговая охрана - это не только вопрос противостояния терроризму. Это вопрос обеспечения безопасности нашей шельфовой зоны.

Подготовил Александр Саможнев

Без спецсуда не обойтись

Александр Звягинцев, заместитель Генерального прокурора РФ: Я с интересом посмотрел фильм "Черная метка". Его авторы на фоне борьбы с морским пиратством действительно подняли большой пласт проблем для Сомали в политической, государственной и экономической областях. Это государство нуждается в помощи мирового сообщества, в том числе и в борьбе с пиратством, в частности путем укрепления государственности Сомали, воссоздания эффективной системы правоохранительных и судебных органов, создания береговой охраны.

Но мы должны понимать, что в настоящее время без консолидированных усилий мирового сообщества, без создания специального международного, хотя бы регионального суда эффективное судебное преследование морских пиратов невозможно. Прежде всего надо покончить с безнаказанностью пиратов и четко дать понять тем, кто занимается пиратским промыслом, что ответственность неотвратима. И надо сделать так, чтобы к уголовной ответственности привлекались не только рядовые исполнители пиратских актов, но и те, кто организует и финансирует эту криминальную деятельность, оказывает иное содействие, а также, что не менее важно, осуществляет "отмывание" денег, полученных от пиратского промысла.

Предпринимавшиеся до настоящего времени усилия - это в основном временные меры, неспособные решить проблему в целом. В связи с этим следует признать необходимость комплексного международного правового ответа на пиратские акты. Очевидно, что государствам следует принять дополнительные меры на международном уровне, направленные на эффективную поимку, уголовное преследование и предание суду любых лиц, виновных в морском пиратстве, особенно тех, кто организует и финансирует такие действия.

Нельзя не учитывать и то, что необходимо обеспечить соблюдение прав человека в отношении подозреваемых, обвиняемых или подсудимых в связи с актами пиратства. Прав, закрепленных в конституции, уголовно-процессуальном законе и ряде международных договоров. Важно также выявлять и конфисковывать доходы, полученные от этого преступного промысла.

Пиратский кризис в Сомали высветил слабости как в международно-правовом, так и в национальном регулировании борьбы с пиратством во многих странах. В последнее время Бельгия и Испания приняли законы, регулирующие вопросы борьбы с пиратством; во Франции соответствующий законопроект внесен в парламент. Российское законодательство также нуждается в устранении ряда пробелов в этой сфере. Генеральной прокуратурой Российской Федерации внесены соответствующие предложения.

В мире Африка Сомали Нападения пиратов
Добавьте RG.RU 
в избранные источники