Новости

Новый проект Парфенова "Зворыкин-Муромец" - лучшее, что было на минувшей неделе. Худшее, что оказалось - "Девчата". Сенсационнее прочего - выпуск программы "Справедливость", посвященный коррупции на высоком уровне. Скандальнее, по обыкновению, - ток-шоу "Пусть говорят".

Тот, кто учит, не умеет

Ну, каким еще скандалом способен удивить Малахов после разборок между равно уважаемыми семействами Пугачевых и Байсаровых? То есть я хочу спросить, что может быть пикантнее этой тяжбы?

Казалось, что ничего. Ан, может.

По первому впечатлению очередная склока между мужем и женой (между двумя сатанами) в студии "Пусть говорят" выглядела вполне рутинной: мужик побил свою бабу до крови. Тут нам и фотография: окровавленная личность женщины рядом со своим суженым. Тут нам и гневные обличения высокоморальных теток с улицы, и сочувствие мастеров шоу-бизнеса и парламентариев, резоны адвокатов...

Пикантность в другом: мужем битая баба Роза Сабитова сотрудничает с Первым каналом. А самая большая пикантность в том, что эта Роза работает свахой в популярной программе "Давай поженимся!" и учит население страны, как строить семью, как распределять в ней роли, как быть счастливыми в браке.

Программа некоторое время назад помогла Розе найти свое счастье, и вот результат, во-первых, налицо, а во-вторых, на лице.

Стало быть, кто не умеет, тот учит. Забавно, что через два дня вышла "Большая разница" с пародией на матримониальную программу. В ней в основном передразнивали другую ведущую - Ларису Гузееву, мило флиртующую с симпатичными ей женихами. Сабитова была в тени. И кто бы мог подумать, что именно она такая разумная, опытная, воспользовавшись своим "служебным положением", так позорно сядет в лужу. Как говорил, кажется, Бернард Шоу: "Кто не умеет, тот учит".

В еще большую лужу сели создатели проекта "Девчата", что свалился на зрителей канала "Россия", как снег на зеленые деревья этой весной.

Девчонки Марина Голуб, Тутта Ларсен, Ксения Собчак и еще одна девушка с незапомнившейся фамилией рискнули посоревноваться в чувстве юмора с мальчишками из "Прожекторперисхилтона". Шутили про полушария, которыми можно трясти, про извержения, которые можно поиметь... Шутки были казарменными. У "прожектористов" они тоже случаются. Но там юмор ниже пояса скрашивается обаянием и артистизмом шутников. А здесь...

О Ксении Собчак теперь неловко упоминать всуе. Да и боязно как-то. Может, она стала начальником над телевизором. Неформальным, конечно. Уж так ее рвут на части во все проекты и все каналы... К "Дому-2" и "Блондинке в шоколаде" прибавились в последнее время "Свобода мысли" на Пятом, "Идеальный мужчина" (СТС), "Танцы со звездами" ("Россия") и теперь вот - "Девчата" ("Россия"), где она играет первую скрипку. Боюсь, что скоро о ней можно будет говорить либо хорошо, либо ничего.

О том ли мечтал в начале прошлого века мальчик Володя Зворыкин из Мурома, будущий изобретатель телевидения, с кем нас близко познакомил Леонид Парфенов в двухсерийном проекте "Зворыкин-Муромец"?

Избушка на деревянных ножках

Визуальной отбивкой стал телеящик на ножках, что кружит в космосе вокруг земного шара. Смотрится этот спутник, как избушка на деревянных ножках и с одним окошком. И ведь правда: телевизор - из тех изобретений, что представляет собой явление космического порядка

Парфенов ищет ответ на вопрос, как купеческому сынку в начале прошлого века забрела в голову мысль сочинить прибор, позволяющий передавать изображение на большие расстояния. Сейчас, когда позади первые телерепортажи с Луны, этот вопрос практически никого не волнует.

Это, если не рефлексировать по поводу технологических как революции, так и эволюции.

Парфенов рефлексирует. Он вернулся к истокам, чтобы осознать почти физически этот ментальный прыжок человечества. Первая телепередача - это изображение листа белой бумаги с начерченными на ней параллельными линиями, переданное из одного здания в другое на расстояние 100-250 метров. Автор и ведущий проходит этот путь пешком, считая шаги. Путь мучительно долог. Сейчас благодаря ТВ мы не замечаем расстояния в тысячи километров.

Биография отца электронного ТВ в общих чертах известна. Как, впрочем, и биография самого телевизора. Весь интерес к тому и к другому в подробностях, в человеческих сомнениях и решениях. Под конец жизни Зворыкин, который не однажды оказывался на исторических развилках, несколько остыл к своему детищу. Он стал одним из жестких критиков последствий своего изобретения. Он, как прежде думал, подарил человечеству инструмент прогресса во многих сферах деятельности человека, а увидел, как волшебная избушка на деревянных ножках все чаще поворачивается к человеку задом. И в окошке все больше приходится видеть нечто, профанирующее высокую культуру.

Это как нам: все чаще приходится задерживать свое внимание на Ксении Собчак, на однофамильцах Малаховых...

Штука, наверное, в том, что изобрести телевидение - это даже не полдела, а всего лишь четверть, или того меньше; остальные четверти - как его окультурить и цивилизовать.

Телевидение - это просто; это ящик с экраном и прилагаемый к нему пульт.

Не просто - телезрение. Его освоить гораздо сложнее. Ему учат, в частности, работы Леонида Парфенова.

Он интересно развивается. Был момент, когда, честно признаюсь, думал, что он остановился. Поскольку видел, что его навыки и приемы переняли и рабски повторяют другие, а он рабски повторяет самого себя. Но две его последние работы "Хребет России" и "Зворыкин-Муромец" свидетельствуют о пришедшем к мастеру втором дыхании.

Открытый и развиваемый им жанр телеэссеистики взял, на мой взгляд, новую высоту. Что-то не могу припомнить в практике нашего ТВ такого органичного сочетания игровой реконструкции исторического прошлого, традиционной документалистики и авторского присутствия в кадре, как это вышло у Парфенова в "Зворыкине".

...Опыт телезрения есть, как бы мы ни бранили телевидение. И он не исчерпывается работами одного Парфенова. Проект "Школа" по-прежнему напрягает внимание. Очень хорошо работает Андрей Макаров (ток-шоу "Справедливость" на Рен ТВ). Рядом с ним в этом формате сегодня, пожалуй, некого поставить. И об этом надо будет написать отдельно.

Муромец Зворыкин все-таки не зря придумал телевидение.

Фраза недели

В программе Виталия Третьякова "Что делать?", посвященной 140-летию такого забытого политического деятеля прошлого века, как В.И. Ленин, прозвучала мысль, что бывший вождь мирового пролетариата был не просто гением, но и хорошим товарищем, поскольку никого из своих близких друзей и родственников не расстрелял.

Как в анекдоте про грузинского дедушку: "...А ведь мог бы зарэзать".

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Теленеделя с Юрием Богомоловым
Добавьте RG.RU 
в избранные источники