Новости

17.05.2010 00:40
Рубрика: Экономика

Баррель раздора

Алексей Кудрин и Эльвира Набиуллина не сошлись в цене на нефть и в расходах бюджета-2011

Минфин и минэкономразвития так и не смогли договориться по ключевым вопросам социально-экономического прогноза, несмотря на неоднократный перенос сроков совместной коллегии. Камень преткновения - цена нефти, которую надо закладывать в бюджет следующего года. И, соответственно, завис вопрос - сколько расходов может позволить себе казна. Публичная дискуссия в присутствии премьер-министра не помогла достичь согласия.

Вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин считает, что при верстке бюджета надо исходить из стоимости нефти не выше 70 долларов за баррель. И это, по его словам, самый мягкий ограничитель. Эльвира Набиуллина настаивает на 76 долларах и утверждает, что это консервативный прогноз, который намного ниже оценки ведущих аналитиков. Каждый доллар в цене нефти приносит России почти 3 миллиарда долларов экспортных доходов, подсчитывали раньше аналитики.

При этом, что любопытно, оба министра предупреждают о неустойчивом и медленном восстановлении мировой экономики. А рост российского ВВП на этот год обещают на уровне 4 процентов. Их, впрочем, превзошел в оптимизме первый зампред Центробанка Алексей Улюкаев. "Я сильно удивлюсь, - сказал он, - если рост экономики в 2010 году будет меньше 5 процентов". На столько же, по его мнению, в реальном выражении увеличится кредитование, упадет инфляция и снизится дефицит бюджета. "Меня очень вдохновили четыре пятерки Улюкаева", - заметил Кудрин. Но тут же добавил: "Мы вас за язык не тянули. Теперь ждем результатов".

Правда, что касается бюджетного дефицита на 2010 год, то тут у главы минфина тоже неплохие ожидания. Дыра в казне, по свежим подсчетам Кудрина, будет не больше 5,2-5,4 процента ВВП, а не 6,8 процента, как планировалось раньше. И этому, конечно, помогла высокая цена на нефть - в среднегодовом исчислении она сейчас составляет около 75 долларов за баррель. В бюджете, напомним, заложено 58 долларов. За счет нефти удастся сохранить до 2011 года и остатки Резервного фонда. Но даже такая прибавка свести к нулю разницу между расходами и доходами не позволяет. Сбалансированным бюджет этого года может быть лишь при стоимости мерной бочки 95 долларов, подсчитал Кудрин. Днем позже, выступая перед питерскими студентами, министр предостерег: высокие цены на сырье поддерживаются рынком искусственно. А значит, не исключено и очередное снижение.

Если в следующем году нефть будет стоить 70 долларов, можно рассчитывать на дефицит в 4 процента ВВП, но при падении цены до 50 долларов дыра в казне разверзнется уже до 8 процентов. А это рискованный предел, выдержать который сложно, даже занимая деньги на рынке. Так что министр финансов остается верен себе: строить план по доходам и расходам, исходя из консервативных ожиданий, не наращивать, а лучше сокращать траты казны, бросить силы на подавление инфляции. А если нефть все-таки будет расти в цене, дополнительные доходы лучше бросить на сокращение дефицита.

"Да, слышу упреки, что Кудрин опять не даст денег на поддержку инноваций и модернизации", - признал министр финансов, словно предвидя последовавшее за этим выступление своей коллеги Эльвиры Набиуллиной. Но тут же дал разъяснения. Во-первых, поддержкой бизнесу будут макроэкономическая стабильность и снижение инфляции - так, например, если сократить среднюю ставку по кредитам с нынешних почти 15 процентов до 5-7, это позволит предпринимателям ежегодно экономить 700 миллиардов рублей. Во-вторых, Кудрин делает ставку на повышение эффективности госрасходов, перераспределение денег и переход к планированию бюджета на основе госпрограмм. Но при этом, не стал скрывать своих намерений глава минфина, неплохо бы провести ревизию обязательств государства, и особенно Федеральных целевых программ (ФЦП), то есть фактически отказаться от некоторых прежних планов.

С необходимостью повышать отдачу от бюджетных вливаний Эльвира Набиуллина, конечно, согласилась. Однако это займет время. Кудрин и сам признал, что переход к формированию бюджета на основе долгосрочных государственных программ займет не менее 2-3 лет. Тогда искусственное занижение прогнозных цен на нефть обернется тем, что расходы на образование, здравоохранение и ФЦП придется урезать за три года почти на треть, предупредила глава минэкономразвития. Решать проблему сбалансированности бюджета за счет механического сокращения инвестиционных расходов нельзя, отстаивала свою точку зрения Набиуллина. А бюджетная и налоговая политика, напомнила она, должны являться инструментом развития экономики. Причем несмотря на неплохие прогнозы по темпам роста ВВП в этом году, его нынешние показатели пока отнюдь не столь блестящи.

Рост экономики в первом квартале по сравнению с таким же периодом прошлого года составил не 4,5 процента, как предполагалось еще в апреле, а всего 2,9 процента. А если сравнивать эту цифру с последним кварталом прошлого года, то рост будет и вовсе нулевой, пояснил журналистам позже замглавы минэкономразвития Андрей Клепач. Чем объясняется такая переоценка, в министерстве пока не уточняют. Но Набиуллина назвала несколько главных факторов, которые, по логике, должны вытянуть экономику: экспорт, инвестиции, потребительский спрос и государственное потребление. Пока все они дают сбой. Экспорт растет медленнее импорта в четыре раза, подсчитала министр. И это, помимо прочего, создает угрозу платежному балансу и может обернуться очередной девальвацией рубля. Потребительский спрос ползет вверх, но медленно. Роста инвестиций в первом квартале не произошло, госинвестиции в реальном выражении сокращаются. "Мы должны поддержать прежде всего те расходы и налоговые стимулы, которые создают новую экономику и будущую налоговую базу", - призвала Набиуллина. Что же касается экспорта, то тут, по ее мнению, надо переориентироваться с медленно растущей Европы на динамичные рынки Китая, Бразилии, Индии. На них, кстати, и войти проще.

Спор двух министров нашел горячий отклик в последующих выступлениях. Но и там мнения тоже разделились. Так, бывший глава ФСФР, а ныне банкир Олег Вьюгин явно поддержал министра финансов. "Нефть по 70 долларов за баррель - тот уровень, от которого можно отталкиваться", - считает он. А для бизнеса, утверждает Вьюгин, важнее не масштабные темпы роста экономики, а их устойчивость и стабильность, что дает уверенность в завтрашнем дне и позволяет строить собственные планы. К достижению бездефицитного бюджета в течение двух лет, а не к 2015 году призвал и Улюкаев. А вот президент "Деловой России" Евгений Юрьев, напротив, дал понять, что мер господдержки и налоговых стимулов явно недостаточно. Причем дополнительный риск несет Таможенный союз. С открытием границ, считает Юрьев, наша страна может запросто проиграть в деловой привлекательности партнерам. Казахстан, по его словам, на фоне России выглядит, как офшор. Налоговая нагрузка там в два раза ниже, кроме того, в стране принимается масштабная программа поддержки индустриального развития.

"Интересный пример по Казахстану, который может нас победить в конкурентной борьбе. Это так", - неожиданно согласился Кудрин. Но тут же повернул этот довод в свою пользу. Казахи, по словам главы минфина, в начале года пересмотрели все свои программы и метод управления ими. "А мы боимся это делать", - явно обратился Кудрин к главе минэкономразвития. "Мы инновации боимся смело поддерживать", - парировала в сторону минфина Набиуллина. "Боимся пересматривать ФЦП", - оставил за собой последнее слово министр финансов. На том, как говорится, и расстались.

Итак, что же в сухом остатке? У минфина и минэкономразвития по-прежнему сохраняются разногласия в подходе к формированию госпрограмм, признал директор департамента стратегического управления и бюджетирования минэкономразвития Олег Фомичев. Они, напомним, являются одним из ключевых элементов программы повышения эффективности бюджетных расходов. Позиция минфина, пояснил Фомичев журналистам, заключается в том, что фактически речь идет о перегруппировке бюджетных расходов - когда, например, все расходы по здравоохранению сводятся в одну программу. Но цели и задачи при этом не прописываются. Минэкономразвития предлагает делать госпрограммы в виде проектов - с целями, задачами, индикаторами и мероприятиями. И в зависимости от этого выделять деньги. При этом функции мониторинга за госпрограммами, считает Фомичев, может получить минэкономразвития, а за содержание будут отвечать ведомства-исполнители. Всего, по его словам, может быть составлено 40-45 госпрограмм, в них целыми пластами могут войти нынешние ФЦП, срок действия госпрограмм - не менее 6 лет.

Экономика Казна Федеральный бюджет Экономика Отрасли Нефть и газ Правительство Минфин Правительство Минэкономразвития Цены на нефть и газ Бюджет 2011-2013
Добавьте RG.RU 
в избранные источники