Новости

18.05.2010 00:04
Рубрика: Культура

Любовник - суперстар

Каннский фестиваль исследует психологию пожилого искателя приключений

Странный в этом году фестиваль: во внеконкурсных показах он интригует зрителя громкими именами значительно чаще, чем в конкурсе. Вот показали нового Вуди Аллена. Что тут скажешь - наслаждение!

"Ты встретишь высокого незнакомого брюнета" - комедия, снова снятая певцом Манхэттена в Лондоне. Но после "достоевских" страстей "Матч-пойнта", после комически кровавой детективщины "Мечты Кассандры" Аллен вернулся в любимое лоно манхэттенских семейных неврозов - измен, срочных разводов, спиритических сеансов и, конечно, к комплексам старения - безнадежным романам пожилого искателя приключений с эксцентричными особами много моложе его. В фильме есть весь фирменный набор Вуди Аллена, включая старые любимые песни, оперные арии и джаз. Но удивительным образом все это никогда не надоедает: Аллен не утрачивает ни остроумия, ни привычной иронической отстраненности, ни меланхолической грусти о том, что становится несбыточным. Он умеет в грустном видеть смешное, а в смешном - грустное.

Пожилого искателя приключений Элфи играет сэр Энтони Хопкинс. Его новая пассия (фантастическая Люси Панч) высока, как жердь, вульгарна, как елка на главной площади страны, и глупа, как пробка. Но в ней - сексуальность: она актриса-проститутка, есть такое амплуа. А в жене Елене (восхитительная британка Джемма Джонс) - сексуальности уже некоторое время нет. Отсюда буря страданий. Впрочем, жене Елене гадалка вовремя предскажет полный поворот судьбы, и она впадет в экстатическое блаженство.

Есть еще у Элфи дочка Салли (ее играет Наоми Уоттс), а у дочки - муж-писатель (Джош Бролин). Но Аллен не был бы Алленом, если бы хоть эта семья жила в благополучии и согласии. Поэтому Салли крутит любовь со своим начальником (неожиданно приглаженный Антонио Бандерас, напоминающий почему-то Иосифа Кобзона). А писатель видит в окне хорошенькую соседку-музыкантшу и тоже на нее западает. В роли соседки ослепительная Фрейда Пинто, сильно похорошевшая со времен "Миллионера из трущоб".

Между делом, как сказано, - оперные амфитеатры, арт-галереи и много закадровой музыки. "Человек нуждается в маленькой толике лжи, - втолковывал Аллен правдорубам журналистам на пресс-конференции. - Я не первый это говорю: до меня это говорили и Фрейд, и Ницше, и Юджин О Нил... Если смотреть на жизнь слишком честно, она становится непереносимой. Потому что, согласитесь, жизнь - это грустное развлечение".

74-летний режиссер со знанием дела объяснил: "В старости нет никаких преимуществ. Вы не становитесь умнее, ваш характер не делается приятнее. Ничего хорошего не происходит. Чаще болит спина. Чаще отказывает желудок. И зрение не становится лучше. И нужен слуховой аппарат. Это плохо - стареть, и вам советую этого не делать. Что касается самой смерти, то я по-прежнему против нее!".

На вопрос, почему дитя Нью-Йорка теперь предпочитает делать фильмы в Лондоне, ответил просто: "В Лондоне дешевле. К тому же лето там прохладное, небо пасмурное, что для съемок всегда лучше, там замечательные специалисты и удивительные актеры".

Сам Аллен теперь не снимается в своих картинах, и это его твердое убеждение: "Я всегда играл романтических героев, а теперь уже не могу их играть - стал слишком старым. А какой кайф играть героя, которого не любят девушки? И я взял себя в руки. Вы понимаете, чего это мне стоило, если в фильме играют Скарлетт Йоханссон или Наоми Уоттс, и любят они других парней!".

Надо сказать, меланхолически рассуждающий о старости человек выглядит так, что завтра он снимет еще сорок фильмов и получит наконец свою Золотую пальмовую ветвь.

Случайно или нет, но в один день с "комедией старения" Вуди Аллена показали конкурсную ленту Майка Ли "Еще один год" - и ее можно назвать "драмой старения". Перед нами еще один год жизни супружеской пары и их друзей-соседей по пригородным участкам. Супругов зовут Томом и Джерри (Джим Бродбенд и Рут Шин) - но комические ассоциации обманчивы: никто никого здесь не гоняет, все живут в мире. Разводят растения, играют в гольф, готовят ужин для себя и соседей. Много пьют, много разглагольствуют на разные темы.

Картина Майка Ли из тех, что ценят профессионалы и не жалует публика. Утонченный профессионализм в каждом кадре - и отсутствие явной интригующей фабулы. Отличные актеры - и ни одной звезды мировой известности. Квелое существование не очень симпатичных персонажей, вечно пасмурное, как британская погода, не сулит острых сюжетных поворотов.

Майк Ли настаивает на своей приверженности к кино, где человеческий быт предстает какой есть, без специальных драматургических подпорок. Он верен своей режиссерской манере: дает актерам полную свободу импровизировать - жить в кадре. И камера снимает срезы этой жизни - вполне бессмысленной, несмотря на внешнее благополучие. Жизни одинокой и тусклой, несмотря на видимую прочность семейных уз и традиций. Это жизнь по инерции, она не согрета ни сильными чувствами, ни глубокими переживаниями.С течением лет, считает режиссер, жизнь человека становится одновременно и проще и сложнее. Все сложнее наслаждаться ею, испытывать от нее радость. Он про это и снимает, что не мешает ему считать свою картину жизнеутверждающей.

Отношения британского ветерана с Каннским фестивалем тоже далеки от безоблачности. В начале 90-х Майк Ли получил здесь приз за режиссуру за "Обнаженных", затем стал лауреатом "Золотой пальмовой ветви" с фильмом "Тайны и ложь". Зато в 2004 году каннские отборщики отказались принять в конкурс его драму "Вера Дрэйк", и он взял реванш в Венеции, где завоевал Золотого Льва, а потом получил три номинации на "Оскара". Теперь, по мнению многих наблюдателей, у Майка Ли есть шанс взять реванш и в Канне: его "Еще один год" сразу возглавил все фестивальные рейтинги, и есть эксперты, которые уже теперь не прочь дать ему главный приз.

Культура Кино и ТВ 63-й Каннский кинофестиваль
Добавьте RG.RU 
в избранные источники