Новости

18.05.2010 00:30
Рубрика: Общество

Благо творить

Сегодня исполняется 200 лет Странноприимному дому, который все знают как Институт Склифосовского

Это величественное дворцового типа здание на Большой Сухаревской площади такая же примета Москвы, как собор Василия Блаженного или Большой театр. Обычно его "по-свойски" именуют Склифом. Об истории Странноприимного дома и его значении для отечественной медицины корреспондент "РГ" беседует с директором НИИ cкорой помощи профессором Анзором Хубутия.

Российская газета: Анзор Шалвович, эпиграфом к своему докладу о 200-летии Странноприимного дома вы выбрали строки Марины Цветаевой...

Анзор Хубутия: Вслушайтесь: "Москва! Какой огромный Странноприимный дом! Всяк на Руси - бездомный, Мы все к тебе придем". Удивительно пронзительные строки. Такое чувство, будто они написаны сегодня, а не почти век назад. Действительно, сколько гонимых и обездоленных, беженцев, потерявших свой кров, своих родных, сколько инвалидов, безработных, отчаявшихся найти работу на родине, детей-сирот приняла и приютила Москва на рубеже этих двух веков - времени коренных преобразований нашего общества.

РГ: А помните слова романса: "Надо жить. Не надо вспоминать"? Очевидно, все-таки надо.

Хубутия: Обязательно. Без памяти о прошлом не может быть ни настоящего, ни будущего. А история Странноприимного дома графа Николая Петровича Шереметева так многому нас учит. Ведь это не только уникальнейший памятник архитектуры и искусства. Это изначально наиболее известный центр милосердия и благотворительности. Он давно стал одним из символов московского здравоохранения. С зарождения и по нынешний день в любое время суток здесь безвозмездно оказывается медицинская помощь.

А началось все в 1792 году. Планировалось разместить богадельню на 100 человек, больницу на 50 человек и домовый Храм Живоначальной Троицы. Строилось здание сперва по архитектурному проекту Назарова. Потом Джакомо Кваренги внес существенные изменения в его архитектурный облик. А в его отделке участвовали известные скульпторы и художники.

РГ: Красив дворец чрезвычайно. Но главное, что это было одно из первых учреждений в России по оказанию социальной, в том числе медицинской помощи беднейшим слоям населения, сиротам, бездомным.

Хубутия: Вот об этом мне бы хотелось говорить прежде всего. Говорить об уроках благотворительности графа Николая Петровича Шереметева. И не только его. В конце ХVIII, на протяжении всего ХIХ века строительство частных больниц и приютов для бедного населения стало делом престижа. Сначала дворянская аристократия, крупные землевладельцы, а затем промышленники, купцы вкладывали средства в благотворительные дела, стремясь зарекомендовать себя в глазах общественности. В определенных кругах благотворительность стала признаком хорошего тона.

РГ: Поразить современников богатством и тонкостью художественного вкуса было делом престижа...

Хубутия: Конечно! Поэтому к проектированию, строительству благотворительных заведений привлекались лучшие архитекторы. Больничные здания по своему облику мало чем отличались от дворцов. Они и по сей день остаются для нас памятниками исторического и художественного значения. Примеров тому множество. Скажем, Павел Михайлович Третьяков построил несколько богаделен, одна из них - корпус НИИ хирургии имени Вишневского. Президиум Академии медицинских наук на Солянке размещается в здании бывшего Опекунского совета, Центральный институт усовершенствования врачей - в здании бывшего Вдовьего дома...

Хочу напомнить некоторых благотворителей того времени, которые не только вносили существенные пожертвования, но сами становились организаторами и попечителями созданных ими благотворительных обществ. Таким был, например, Козьма Терентьевич Солдатенков - основатель больницы имени Боткина. Городской голова Николай Александрович Алексеев - учредитель психиатрической больницы - той, которая долгое время именовалась больницей имени Кащенко. Викула Елисеевич Морозов - основатель детской Морозовской больницы...

А как не сказать о Флоре Яковлевиче Ермакове. Он построил много приютов для престарелых и неимущих, корпус психиатрической больницы на Канатчиковой даче. К старости Флор Яковлевич закрыл свои фабрики и накопленный им огромный капитал передал на благотворительные цели.

РГ: И все-таки особое место занимает Странноприимный дом графа Шереметева, открывшийся в 1810 году уже после его смерти. Кстати, откуда такое необычное название?

Хубутия: Сперва скажу о том, что Николай Петрович сделал управление домом коллегиальным, действия управителя гласными, выбор смотрителя предоставлялся дворянскому обществу. Все смотрители дома были людьми известными, уважаемыми. Они старались сохранить и самоуникальное здание, и капиталы, и принципы благотворительности, завещанные учредителем. А основной принцип - абсолютная безвозмездность оказания медицинской помощи.

РГ: Как нам этого сейчас не хватает...

Хубутия: Некоторые историки полагают, что необычное название дома связано с одной из книг в библиотеке Шереметевых - " История странноприимных рыцарей святого Иоанна Иерусалимского, а отныне мальтийскими рыцарями". Книга была приобретена в память деда - известного фельд маршала Бориса Петровича Шереметева, рыцаря Мальтийского ордена.

РГ: Анзор Шалвович, мода на благотворительность по Шереметеву канула в вечность?

Хубутия: Очень хочется быть оптимистом. Я так скажу. Благотворительность может быть общественная и частная.

Каждый может нуждаться во временной помощи. Но никто в благоустроенном государстве не имеет права жить вечно за счет других. Помогать постоянно, всю жизнь необходимо только престарелым, инвалидам, неизлечимо больным, сиротам, тем, кто трудиться не может. Благотворительность для людей трудоспособных и социально активных, по каким-либо обстоятельствам впадающих во временную нужду и экономические затруднения, потерявших жилье или работу, требующих длительного лечения, состоит в оказании достойной и достаточной помощи, способной вернуть этих людей к прежней жизни, к возможности самим зарабатывать свой хлеб. Вот почему в наше время многие сограждане так скептически и неблагосклонно смотрят на копеечную и безадресную раздачу мелких пособий неимущим. По сути - это милостыня, которая не только не возвращает их в социум, а напротив - продлевает их нищету.

Всегда считалось, что общественная благотворительность предпочтительнее частной. Прежде всего в ее постоянстве, публичности благодарения, наличии значительных денежных средств, способных извлекать истинно нуждающихся из нищеты. Но оказывается, что и благотворительность частного человека может послужить образцом для благотворительности общественной. Пример графа Шереметева - тому доказательство.

Шереметевская больница работала как госпиталь во время всех военных компаний - Отечественной войны 1812 года, Русско-турецкой и Русско-японской войн, Первой мировой. Медики больницы внесли неоценимый вклад в развитие различных видов оказания медицинской помощи: хирургической, гинекологической, амбулаторной и скорой. После октябрьского переворота Шереметевская больница в 1923 году была реорганизована в НИИ скорой помощи имени Склифосовского. Наш институт, известный не только в Москве, в России, но и за рубежом, можно в определенной степени считать правопреемником Странноприимного дома. Ведь основные принципы его работы - бесплатность, общедоступность оказания высококвалифицированной медицинской помощи - во многом сходны с принятым 200 лет назад Уставом Странноприимного дома.

РГ: Все знают: Склиф - место для самых тяжелых ситуаций со здоровьем. Знают, что это и эталон высокого профессионализма, современной медицинской помощи.

Хубутия: Спасибо на добром слове. Мы надеемся, что празднование 200-летия Странноприимного дома будет способствовать возрождению милосердия и добра, повышению престижа благотворительности в обществе, что является показателем его духовной зрелости.

Общество Здоровье Общество История
Добавьте RG.RU 
в избранные источники