Новости

20.05.2010 00:21
Рубрика: В мире

Штаб-квартирные учения

В ООН началась последняя дипломатическая разведка перед санкционным боем

США внесли в Совбез ООН согласованный с Россией и Китаем проект новой резолюции по Ирану. Американский госсекретарь Хиллари Клинтон уверена, что теперь удастся принять "максимально сильный" документ. Однако между строк ее жесткого заявления явно читается готовность дать Ирану последнюю возможность избежать введения новых санкций.

Ситуация вокруг проекта новой резолюции развивалась стремительно. В 20.01 18 мая на сайте российского МИДа появилась информация о состоявшемся телефонном разговоре между министром иностранных дел России Сергеем Лавровым и Хиллари Клинтон. В это же время в Вашингтоне госсекретарь США уже сообщала журналистам: "Мы договорились по жесткому проекту резолюции по Ирану во взаимодействии с Россией и Китаем". Спустя еще четыре часа уже в Нью-Йорке в штаб-квартире ООН делегация США внесла на рассмотрение полного состава Совета Безопасности свой проект резолюции.

Нет сомнений, что этот документ ранее американцы уже передали для детального анализа членам "шестерки" международных посредников по иранской ядерной проблеме. Предполагалось, что главными оппонентами Вашингтону станут Москва и Пекин. Сначала о своей готовности продолжить обсуждение уже в Совбезе объявила Россия. Китай занимал нейтральную позицию до последнего, но и КНР, судя по словам Клинтон, в итоге поддержала инициативу США. Впрочем, сделанные после внесения проекта резолюции в Совбез заявления российского постпреда при ООН Виталия Чуркина, а также почти полное молчание китайских дипломатов однозначно указывают на то, что Вашингтону придется сильно поработать над итоговым вариантом документа. А ведь есть еще и непостоянные члены Совбеза, которые также постараются не упустить своего шанса максимально выгодно для себя разыграть "иранскую карту", когда дело дойдет до голосования.

Иными словами, не стоит ждать быстрого принятия новой резолюции по Ирану. Впрочем, на данном этапе куда более важен не конечный вариант документа, а те скрытые и явные послания, которые содержатся в самом факте передачи проекта резолюции на рассмотрение в Совбез. Практически у всех из них один адресат - Тегеран.

Первое послание. "Шестерку" международных посредников не сильно впечатлил дипломатический успех президента Ирана Махмуда Ахмадинежада, о котором Тегеран торжественно сообщил 17 мая. Речь идет о ирано-турецко-бразильском соглашении об обмене 1200 килограммов низкообогащенного урана из Ирана на 120 килограммов обогащенного до 20 процентов урана из Бразилии. Турция же выступает в роли посредника.

Однако тут же следует второе послание. "Одновременно предстоит самым тщательным образом проанализировать ситуацию, сложившуюся после принятия тегеранской декларации, прежде всего с точки зрения необходимости оперативных действий Ирана по выполнению ее положений", - говорится в сообщении МИД России по итогам телефонного разговора Лаврова и Клинтон. Акцент в этом заявлении, без сомнения, делается на слове оперативно. Иными словами, Тегерану дают понять, что если урановый обмен действительно состоится в самое ближайшее время, то обсуждение в Совбезе новой резолюции может пойти по куда более благоприятному для Ирана сценарию.

И все же одного выполнения тегеранской декларации будет недостаточно для снятия проекта с обсуждения в штаб-квартире ООН. Это уже третье послание. "Иран отказывается остановить программу обогащения урана, доведя ее до уровня 20 процентов, что является нарушением международных правил", - заявила накануне Клинтон. То есть отказ от этой программы является вторым самым важным шагом по пути к нормализации отношений между Ираном и членами Совбеза ООН.

При этом будет неправдой сказать, что Тегеран прижат к стене. Времени у иранского руководства достаточно для принятия взвешенного решения. Ведь обсуждение проекта резолюции явно растянется как минимум на несколько недель.

Впрочем, у большинства экспертов вызывает большое сомнение готовность Ирана заморозить свою программу обогащения урана. Скорее всего, Тегеран продолжит цепляться за разногласия, которые все еще сохраняются между членами Совбеза по поводу конкретных пунктов проекта резолюции. В том, что такие разногласия до сих пор есть, нет сомнений. К примеру, источники в американской делегации в ООН уверяют, что список вооружений, который будет запрещено поставлять в Иран, пополнится восемью новыми пунктами: танки, бронетранспортеры, боевые самолеты, ударные вертолеты, корабли, а также ракеты и ракетные комплексы. А вот Виталий Чуркин уточняет: "Это положение сформулировано достаточно сдержанно. Это не полное 100-процентное эмбарго на поставки оружия с учетом права Ирана на самооборону, как и любой другой страны".

Нет сомнений, что немало дипломатических копий будет сломано и по поводу санкционного списка, который приложат к тексту резолюции. Речь идет о тех компаниях и лицах, которые будут подвергаться тем или иным мерам санкционного воздействия в случае получения информации об их участии в ядерной программе Ирана.

И все же Чуркин уточняет: "Мы сочли, что можем жить с этим текстом резолюции, и поэтому мы рассчитываем на то, что его изучат коллеги по Совету Безопасности". То есть споры, может, и продолжатся, но явно не будут длиться очень долго.

компетентно

Георгий Мирский, доктор исторических наук, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН:

- С одной стороны, Совбез ООН трижды требовал от Ирана прекратить обогащение урана. И трижды получал отказ. Тегеран тянет время и, судя по всему, либо движется к созданию своей бомбы, либо к достижению уровня пятиминутной готовности, то есть к возможности за короткий срок в случае необходимости создать бомбу. Понимая это, Совбез ООН заговорил о санкциях в отношении Ирана.

В центре всего международного кризиса, который за последние годы развернулся вокруг иранской ядерной программы, лежит один фактор - необходимость предотвратить превентивный удар Израиля по иранским ядерным установкам, который может повлечь за собой большую войну на Ближнем Востоке, втянуть туда Соединенные Штаты, отразиться на мировых поставках нефти и ценах на нее. Но какого рода должны быть санкции? Жесткие санкции не поддержат Россия и Китай. Мягкие санкции не сдвинут иранских руководителей с их пути.

С другой стороны, сейчас миру следует подождать, усилить контроль МАГАТЭ над иранскими ядерными объектами, дать иранцам еще один шанс. Санкции не нужны вообще, так как эффекта они иметь не будут, а только укрепят позиции иранского руководства. Но если Иран не изменит своих подходов к ядерной программе, то тогда миру следует вернуться к вопросу введения по-настоящему жестких санкций.

Сейчас никто не знает, какая из этих точек зрения возобладает. Если сработает второй вариант и Иран действительно будет реализовывать только мирную программу, то в выигрыше окажется Россия.

Подготовила Надежда Ермолаева

В мире Ближний Восток Иран Международные организации ООН Совет Безопасности ООН Ядерная программа Ирана
Добавьте RG.RU 
в избранные источники