Новости

25.05.2010 00:30
Рубрика: В мире

Назарбаев принадлежит и Западу, и Востоку

Английский биограф считает, что его книга о главе Казахстана не написана в "розовых тонах"

В "Российской газете" состоялась встреча с британским политиком и писателем Джонатаном Айткеном. Он автор книги "Нурсултан Назарбаев и созидание Казахстана". На Альбионе биография казахского лидера была опубликована меньше года назад и уже напечатаны два дополнительных тиража книги.

Джонатан Айткен, бывший член британского парламента и министр в консервативном правительстве Джона Мейджора, приобрел широкую известность после публикации биографии президента Никсона. По его словам, казахстанский президент с большим уважением относится к экс-премьеру Британии Маргарет Тэтчер и обижается, когда слышит намеки, что после двадцати лет у власти ему пора уходить на покой .

"Российская газета": Почему вас заинтересовал именно Назарбаев?

Джонатан Айткен: Я профессиональный биограф, написал 12 книг, и все время ищу подходящие персонажи. Как-то раз один мой лондонский друг сказал мне: "Почему бы тебе не написать книгу о Назарбаеве? Ни один биограф на Западе еще не писал о нем. Он сделал прекрасную карьеру, у него удивительная, насыщенная событиями жизнь". Я провел некоторую предварительную работу и убедился, что мой друг прав. Человек, который родился в глухой степи, становится лидером огромной страны, пограничной с мировыми державами - Россией и Китаем. Ему достается ядерный арсенал, и он добровольно от него отказывается. И я взялся за эту книгу.

РГ: Назарбаева не пришлось долго уговаривать?

Айткен: На первой нашей встрече он задал тот же вопрос, что и вы: почему выбор пал на него? Я объяснил, что он интересен мне как личность и как свидетель и участник захватывающих исторических событий. Он согласился сотрудничать, и мы сразу договорились, что я смогу задавать ему не только приятные вопросы, и что будущая книга не будет выдержана исключительно в розовых тонах.

РГ: Как шла работа?

Айткен: В общей сложности у нас было восемь встреч, каждая длилась два-четыре часа. Последний раз видел его в Вашингтоне на ядерном саммите. Никаких ограничений - об этом можно спрашивать, а вот об этом нельзя - не было. На каждой встрече речь шла о том или ином периоде жизни Назарбаева. Скажем, о путче 1991 года. Он каждый раз знал тему, но не конкретные вопросы. Я мог спросить, кто и как себя вел, о чем он говорил по телефону с генералом Язовым, как общался с Ельциным. У нас были достаточно насыщенные беседы. Мы хорошо с ним ладили, потому что мы оба политики, примерно одного возраста, нам было легко друг с другом.

РГ: Судя по вопросу о телефонном разговоре, вы обстоятельно готовились к встречам...

Айткен: О, да. Однажды президент даже притворно рассердился на меня: "Откуда вы узнали, с какими девушками я встречался в юности?" А я ответил, что провел кропотливые изыскания и выпил не один стакан водки с его бывшими друзьями. Тогда он сказал, что догадывается, о ком идет речь. Но я свои источники не выдавал.

РГ: А с президентом у вас застолья бывали? Ведь засиживались подолгу.

Айткен: Как ни странно, я ни разу не пил с президентом Назарбаевым водку, однако полагаю, что когда-нибудь это обязательно случится (смеется).

У нас были не праздные встречи, а серьезная профессиональная работа. Президент даже устроил так, что его не отвлекали. За все время помню лишь два-три случая, когда заходил его личный секретарь с какими-то неотложными делами. Президент извинялся и говорил, что ему надо позвонить или прочесть документ.


Нурсултан Назарбаев начал политическую карьеру еще при Хрущеве и Кеннеди. И не собирается уходить на покой. Фото:Сергей Куксин

Так что никаких других напитков, кроме чая и кофе, не было.

Назарбаев вообще, как я понял, никогда не пьет на работе. Впрочем, один такой случай был: из Москвы пришла весть о провале путча, кто-то достал бутылку шампанского, и президент выпил с сотрудниками.

РГ: Вы собирали сведения о Назарбаеве не только у его знакомых, но и политических партнеров. Какое мнение о нем высказывал Михаил Горбачев?

Айткен: Отзывался похвально как о сильном руководителе, признавая, впрочем, что в их отношениях не всегда и не все было гладко. Я спросил г-на Горбачева: если вы поддерживали Назарбаева, то почему в 1986 году назначили партийным руководителем Казахстана не его, а Колбина? Горбачев удивился вопросу и признал, что его тогда "перехитрили". А я в очередной раз убедился, как это полезно - готовиться к интервью.

РГ: Трудно ли писать о действующем политике?

Айткен: Конечно, сложности есть. Люди охотнее делятся своим мнением о прошлом, чем о настоящем. Думаю, книга получилась бы более интересной, будь Назарбаев в отставке. Но он стоит у власти, и это очень крепкая власть.

РГ: На Западе упрекают Назарбаева в ограничениях демократических свобод. Он якобы не терпит критики. Каковы ваши наблюдения?

Айткен: Я считаю, что в XXI веке нужно очень осторожно оценивать режимы в тех или иных странах. Западный мир не должен считать свою модель совершенной и навязывать ее всем остальным. В Британии действует парламентская демократия, но я не скажу, что она лучшая в мире. У нас она работает хорошо, но будет ли работать в других странах, не известно. Очень важным показателем успешности режима является стабильность правительства и общества. В Казахстане стабильность есть.

Там нет полноценной демократии в западном понимании. Но ведь надо учитывать, с какого низкого уровня начиналось ее построение. Никакой демократии совсем недавно - по историческим меркам - просто не было, а теперь она есть. У власти все еще остается много, слишком много людей старой формации, старых идей и привычек. Это серьезный тормоз. Но стакан демократии в Казахстане не наполовину пуст, а наполовину полон, и продолжает наполняться. Заслуги президента Назарбаева здесь очевидны и не подлежат сомнению.

Что касается элементов культа личности и восхвалений, то это дело обычное для многих развивающихся стран, это часть их традиционной культуры. Между прочим, Горбачев предлагал мне всегда иметь в виду, что Назарбаев принадлежит и Западу, и Востоку. Президент относится к восхвалениям спокойно и мудро, без умиления и без раздражения. В Казахстане при этом есть независимая пресса, так что и свою долю критики Назарбаев регулярно получает.

РГ: Вы встречались с президентом в Астане. А удалось ли повидать страну?

Айткен: Я был в Казахстане десять раз, каждый раз по неделе, по десять дней. Я изъездил всю страну вдоль и поперек, был в Алма-Ате, в Усть-Каменогорске, Темиртау, Караганде, Ушконыре. Ездил и с президентом, в том числе на Каспий. Самое сильное впечатление оставила все же Астана. Решение построить для степного народа степную столицу диктовалось разными вескими соображениями, связанными и с самоутверждением, и с безопасностью и с внутренней политикой. Город состоялся. Я посвятил Астане целую главу и признаюсь, что мне самому она очень нравится.

В поездках я встречался с сотнями самых разных людей, даже с отбывающими срок преступниками. Дело в том, что я занимаюсь не только литературной работой, но еще и проблемами тюремной реформы и реабилитации бывших заключенных. Поэтому бывал в тюрьмах и беседовал с их обитателями.

РГ: И о главном персонаже книги тоже?

Айткен: Нет. Они свободно критиковали качество еды, но от всех других вопросов уходили.

РГ: Вы говорили с президентом о его семье?

Айткен: Назарбаев - любящий отец, дед и прадед. Он находит время для семейного общения. Что касается бывшего члена семьи - бывшего зятя Рахата Алиева, ставшего в оппозицию, то, я думаю, это уже законченная история. Он сумел нанести какой-то ущерб имиджу Назарбаева, но, по моим ощущениям, сколько-нибудь значительной поддержкой в обществе и у политического класса не пользуется.

РГ: Есть ли зарубежные политические деятели, которых президент особенно ценит?

Айткен: Да, я знаю по крайней мере двоих: это Маргарет Тэтчер и бывший премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю. Встречи и разговоры с ними произвели на него большое впечатление и, возможно, сказались на его политике. К числу его достоинств относится умение очень хорошо слушать и воспринимать полезные вещи. Вообще Назарбаев обладает выдающимися политическими талантами. У него есть воля, лидерские качества, харизма, огромное личное обаяние. В любой стране, где бы он ни родился, он мог стать политиком высшего эшелона.

РГ: Вы были высокого мнения о Назарбаеве еще когда брались за книгу. Теперь оно, похоже, только упрочилось?

Айткен: Это выдающийся политик и просто уникальный политический долгожитель. Только вдумайтесь: его карьера началась с комсомольской работы во времена Джона Кеннеди и Никиты Хрущева. А теперь правят Барак Обама и Дмитрий Медведев. И этим мировым лидерам нужны его советы. Совсем недавно они втроем обсуждали киргизский кризис в Овальном кабинете Белого дома. На международной арене он проявил себя как очень успешный и осмотрительный политик. Я написал книгу о Ричарде Никсоне и теперь вижу, что у них есть нечто общее: оба понимали крайнюю важность хороших отношений как с Россией, так и с Китаем. И оба стремились к гармонии в международных делах, особенно в дипломатии с великими державами.

В ходе последнего интервью с Назарбаевым я привел известную фразу Софокла, которую после отставки любил повторять президент Никсон: "Иногда ты должен дождаться вечера, чтобы понять, как прекрасен был прожитый день". Назарбаев примерил цитату на себя, она ему явно не понравилась, и он парировал: "А кто сказал, что я уже дожил до вечера?" Так что президент Назарбаев еще многие годы может созидать свое государство и крепить взаимопонимание с другими странами. Надеюсь, что так и будет.

РГ: Британская "Обсервер" упрекнула вас в некоторой комплиментарности, но признала, что ваша книга - одна из немногих в нынешнем веке, которые обязательны для прочтения в дипломатическом сообществе. Работая над книгой, вы имели в виду какую-то определенную аудиторию?

Айткен: У Британии есть в Казахстане значительные экономические интересы. Я рассчитывал, что книга может заинтересовать политиков и бизнесменов. Но, судя по дополнительным тиражам, рассказ о далекой и для многих экзотической стране, о ее народе и ее лидере нашел более широкий спрос.

РГ: Вы уже выбрали персону для своей следующей книги?

Айткен: Еще нет. Но, возможно, это будет Маргарет Тэтчер.

РГ: Позвольте воспользоваться возможностью и задать вопрос не писателю, а британскому политику. Как вы оцениваете перспективы коалиционного правительства Великобритании?

Айткен: Сейчас правительство переживает медовый месяц, его члены с удовольствием работают вместе, никаких противоречий пока не видно. Они, конечно, проявятся, но, поверьте политику и бывшему министру, по главному вопросу конфликта не будет. А главный вопрос - это контроль над казной и сокращение бюджетного дефицита. Я в свое время отвечал в правительстве за казначейство и знаю, что люди разных взглядов вполне могут поставить себе одну цель и работать на ее достижение.

В мире экс-СССР Казахстан