Новости

25.05.2010 00:30
Рубрика: Экономика

Вперед, кувырками

В Москве проходит международный симпозиум крупнейших экономистов мира

Как активизировать переход развивающихся стран к модернизации и демократизации? Какие культурные нормы являются признаками богатых стран? Возможно ли появление инноваторов в авторитарных государствах?

Эти и другие мегаглобальные проблемы планетарного уровня вчера обсуждали в Высшей школе экономики профессора-исследователи крупнейших университетов мира в рамках международного симпозиума "Культура, культурные изменения и экономическое развитие".

По количеству звездных имен и лауреатов нобелевских премий этот симпозиум стал одним из главных научных событий 2010 года не только в России, но и в мире, напомним, первый - "Культурные ценности и прогресс человечества", организованный известными американскими учеными социологами и политологами Лоуренсом Харрисоном и Самюэлем Хантингтоном, состоялся 10 лет назад. Однако за прошедшие годы темы, поднятые в Гарварде, лишь обострились. А для России - особенно. По словам научного руководителя ГУ - Высшая школа экономики Евгения Ясина, одна из целей симпозиума - чисто прикладная, сформулировать идеи экономического и политического преобразования России путем обновления культурных целей, политических установок и государственных институтов. Поэтому особенно оживилась российская экономическая аудитория, когда профессор экономики Университета Нью-Йорка Уильям Истерли, автор книги "В поисках роста", один их наиболее цитируемых ученых-экономистов, заявил, что инноваторы и инновационная экономика всходят лишь в культурной среде с наибольшим развитием индивидуализма, несогласия и протеста. "То, что сейчас плохо, у меня - лучше!" - вот основной принцип инноватора, поясняет профессор. Поэтому, если общество глубоко демократизировано и благосклонно откликается на подобный вызов, у несогласных индивидуумов появляется больше шансов добиться успехов. И, следовательно, это способствует более мощным стимулам выкладываться, получая за это индивидуальные награды. При коллективизме человек несвободен, ограничен либо неформальными группами, либо государственной властью, которая подавляет автономию, поэтому человек не может не соглашаться с традиционной "мудростью" общества, рассуждает профессор. Впрочем, подобные культурные ценности, по его словам, свойственны отсталым технологическим, преимущественно аграрным экономикам, которые зависят от погодных условий и других природных бед. А значит, для подстраховки всего общества разумнее иметь коллективистские ценности, нежели индивидуалистичные, - заключает Истерли. При этом тот человек, кто в подобном обществе преуспевает, обязан делиться плодами своих достижений со всеми.

Подобная логика, как правило, исчезает в высокотехнологичных экономиках, где доходы на инвестиции значительно выше и нет экстремальных стихийных рисков. Таким образом, как самые культурные ценности могут быть результатом технологического процесса, так и наоборот, делает вывод профессор. Подобная трактовка вызвала вопросы из зала. Коллеги докладчика резонно поинтересовались, как в таком случае можно объяснить впечатляющий рост экономик в послевоенной Японии, в военной Германии, в сегодняшнем Китае, государствах с отнюдь не индивидуалистичными культурными традициями, а с авторитарными режимами правления, подавляющими индивидуальные свободы. В ответ Истерли заметил, что в коллекции автократий гораздо больше неудачных примеров, которые не приводят к модернизации экономик и рождению инноваторов. Это и государства Латинской Америки, и Ближнего Востока, и Африки. Зато случай южнокорейского феномена и сингапурского чуда свидетельствует как раз о том, что демократичные режимы с их культом индивидуализма ведут к более высокому росту технологий, эффективным экономикам. Впрочем, профессор отчасти согласился, что авторитарная модернизация - сверху вниз - хороша, но только на ранних стадиях модернизации экономики, когда инновации в основном поступают из-за рубежа. Однако в постмодернизированном обществе, где важны индивидуальные стимулы, подобный режим правления себя исчерпывает, заключил профессор. Его размышления продолжил лауреат Нобелевской премии по экономике 1993 года Норт Дуглас. Экономист привел в пример Китай. По его словам, Китаю с его коммунистической диктатурой еще идти к модернизации. Причем у американских экономистов вовсе нет уверенности, что Китаю суждено развиваться по этому пути. (Хотя страна и производит сильное впечатление своим прагматизмом, уточнил экономист.) "Это большой вопрос открытой политической конкуренции между правительствами и основными игроками", - подчеркнул Норт Дуглас. В Китае, по его словам, сегодня в конфликте с центральным правительством находятся не только местные власти, но и бизнес, и пресса. В целом, считает он, после мирового кризиса всемирные экономические отношения, финансовые рынки стали мало походить на то, чем были еще совсем недавно. Поэтому, по мнению нобелевского лауреата, сегодня нужны новые экономические теории и способы решать практические проблемы адаптивной эффективности. "Ее можно определить как движение вперед кувырками", образно охарактеризовал исторический момент Норт Дуглас, дав пищу для дискуссий.

Экономика Макроэкономика