Новости

25.05.2010 00:10
Рубрика: Культура

А музыка молчит

Чтобы не остаться в сфере культуры сырьевой страной, придется многое поменять в консерватории

Мы продолжаем дискуссию "В поисках сложного человека", открытую на страницах "РГ". В обсуждение одной из самых острых проблем - состояния современной музыки в России, поднятой молодыми композиторами группы "СоМа" и руководителем ТПО "Композитор" ("РГ" 2 апреля 2010 г.), вступил руководитель крупнейших в России проектов, связанных с продвижением современной музыки, композитор, чьи сочинения постоянно звучат на фестивалях в Европе и Америке, но почти не исполняются в России, профессор Московской консерватории Владимир Тарнопольский.

Российская газета: Зачем нужна новая музыка, если и так уже много прекрасной старой?

Владимир Тарнопольский: Каждое время выражает себя в новом языке. Без этого языка, как писал Маяковский, "улица корчится безъязыкая - ей нечем кричать и разговаривать". Должна быть современная русская литература. Должен быть современный русский театр. И должна быть современная русская музыка. Вот просто чтобы кричать и разговаривать.

РГ: Каким образом сейчас выживает композитор в Европе? За счет большого количества исполнений, заказов, записей, деятельности издательств?

Тарнопольский: Наверное, больше всего - за счет преподавания и заказов. В Европе существует разветвленная система заказов новых сочинений. Их заказывают многочисленные фестивали, параллельно с этим уважающие себя серьезные оркестры и оперные театры ищут интересных авторов, которые писали бы специально для них. Существуют также различные фонды, возникают отдельные проекты, объединяющие самые неожиданные структуры.

РГ: Это как-то заложено в их устав, они получают за это какие-то льготы, или это просто считается правилом хорошего тона?

Тарнопольский: Да это просто норма их существования, ведь постоянное развитие - это и есть цель современного общества. А вообще-то есть прямая закономерность: страны, экономику которых определяют высокие технологии, являются лидерами и в области современного искусства. Сырьевые же страны... Ну, в общем, такой простой урок марксизма.

РГ: Вы поддерживаете идею Фонда поддержки новой музыки, предложенную вашими коллегами?

Тарнопольский: С идеями выработки продуманной государственной политики в области современной музыки я ношусь уже лет двадцать. С начала 90-х говорю об этом на телевидении, в газетах. Одна из публикаций так и называлась - "Современная русская музыка требует политических усилий"! Я даже специально изучал опыт Австрии, Голландии, Франции и, конечно, Германии. К каждому из наших министров культуры я обращался с конкретными предложениями, но... все как у Гоголя - "не дает ответа"! Замечательно, что, наконец, и более молодое поколение композиторов поднимает эту тему!

Я за то, чтобы было больше фондов - хороших и разных. Они должны помогать композиторам и стимулировать оркестры играть современную музыку. Как конкретно они будут функционировать - это должно стать темой не газетной полемики и не келейных решений, а результатом предметной дискуссии экспертного сообщества - всех тех, кто реально занимается новой музыкой.

РГ: Что могло бы переломить ситуацию?

Тарнопольский: Наша ситуация настолько запущена, что единичным "большевистским" решением здесь ничего не исправишь, нужна "комплексная терапия". Мы находимся в замкнутом кругу - в консерваториях не воспитывают навыков исполнения новой музыки, оркестры ее не играют, а публика даже не подозревает, что современная музыка - это отнюдь не только рок или попса. То с чего бы я начал (собственно, я с этого и начал 20 лет назад) - это введение в консерваториях обязательных специальных курсов по изучению и исполнению современной музыки. Консерватории - это главный и просто гигантский ресурс. Но прежде нужно еще подготовить тех, кто все это будет преподавать, ведь специалистов в этой области у нас катастрофически мало. Такую подготовку преподавателей можно было бы организовать на базе Московской консерватории, где уже около десяти лет мы ведем подобные курсы, и это дает очевидные результаты. А просто приказывать нашим оркестрам играть современную музыку - довольно бессмысленно, подавляющее большинство действительно этого просто не умеет!

РГ: У меня такое ощущение, что публика сейчас даже больше готова к новой музыке, чем сами музыканты.

Тарнопольский: Пожалуй, да. Вы бываете у нас на концертах "Студии новой музыки" и видите, что часто Рахманиновский зал не вмещает всех желающих и слушатели сидят даже на подоконниках и на полу. А ведь мы даем более сорока концертов в год!

РГ: Значит, что-то изменилось в ситуации с новой музыкой за последние 15 лет?

Тарнопольский: Да. Главное - появилось сильное среднее поколение композиторов, а параллельно с ним сейчас формируется замечательное поколение молодых - тех, кому нет и тридцати.

РГ: Этим летом вы приглашены преподавать на знаменитых курсах новой музыки в Дармштадте, ассоциирующихся с именами Штокхаузена, Булеза, Ноно. А ваша "Студия новой музыки" станет ансамблем-резидентом этого фестиваля. Это в первый раз композитор и коллектив из России приглашены работать в мекку музыкального авангарда?

Тарнопольский: Да, это впервые. И я очень рад, что деятельность нашего ансамбля получает столь серьезное международное признание. Надо сказать, мы и раньше выступали на самых престижных сценах Европы с программами современной русской музыки, и о нас писала не только российская пресса, но и New York Times, Financial Times, Frankfurter Allgemeine Zeitung, The Economist. Такому списку, кстати, позавидуют самые именитые западные оркестры и фестивали!

Справка "РГ"

Владимир Тарнопольский, российский композитор, автор симфонической, инструментальной, вокальной музыки, опер, мультимедийных проектов. Окончил Московскую консерваторию (1978) у Николая Сидельникова (композиция) и Эдисона Денисова (инструментовка). Сочинения Тарнопольского исполняли Геннадий Рождественский, Мстислав Ростропович, Александр Лазарев, Василий Синайский, Владимир Юровский, европейские ансамбли современной музыки, Симфонический оркестр Баварского радио и др. Тарнопольский удостоен премий Дмитрия Шостаковича (1991) и Пауля Хиндемита (1991). Является руководителем "Студии новой музыки", Центра современной музыки Московской консерватории, Международного фестиваля авангардной музыки "Московский форум".

Культура Музыка Дискуссия: В поисках сложного человека