Новости

27.05.2010 00:50
Рубрика: Власть

Русские мысли и "Русская мысль"

Получается парадокс: после развала Советского Союза, как в течение 70 лет называлась Российская империя, страна съежилась до размеров бывшей РСФСР, тогда как русскоязычный мир значительно разросся. И не только за счет бывших республик СССР, где русский язык хоть и теряет естественным образом свои позиции, но все же сохраняется в качестве средства и внешнего, и внутреннего общения. Главное же в том, что сегодня можно уже говорить о русской диаспоре - весьма разнообразной по социальному и (еще один парадокс) национальному составу, поскольку в категорию "русских" попали все, кто изъясняется на языке Пушкина. А среди них - не только бывшие homo soveticus, но и эмигранты, унесенные из страны политическими и экономическими ветрами ХХ века, и новые русские бизнесмены, которым стали тесными национальные границы.

Все эти нехитрые рассуждения, должно быть, посетили не только меня, но и других участников завершившегося вчера в Тель-Авиве XII Всемирного конгресса русской прессы под девизом "Русское слово в XXI веке". Он собрал ни много ни мало почти 500 журналистов печатных и электронных средств массовой информации из полусотни стран! Масштабы и география впечатляют. Как и уровень представительства: на конгрессе присутствовали высокопоставленные российские чиновники, начиная с руководителя президентской администрации Сергея Нарышкина, зачитавшего приветствие Дмитрия Медведева; к участникам очно обратился премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, а среди выступавших было целых четыре израильских министра. И все они говорили по-русски!

Мне удалось побеседовать с двумя из них.

Министр иностранных дел Авигдор Либерман родом из Молдавии, а на Земле обетованной он возглавляет партию "Наш дом - Израиль", объединяющую выходцев из Советского Союза. Само ее название свидетельствует о сильном российском влиянии. Впрочем, израильские политики, включая Либермана, которому многие прочат в будущем премьерский пост, готовы повторять за Москвой не только это.

Так, тот же глава МИДа несколько раз не без удовольствия повторил за Владимиром Путиным, где, в каком отхожем месте следует "мочить" террористов, напомнив, что Израиль, в отличие от Запада, всегда поддерживал Россию в ее действиях на Северном Кавказе. Правда, и Нетаньяху, и Либерман выразили при этом недоумение контактами Москвы с Халедом Машаалем. И если премьер высказался по этому поводу более-менее дипломатично, то его министр иностранных дел был куда радикальнее: с террористами, сказал он, "разговаривать" надо только через оптический прицел.

Других принципиальных расхождений в позициях России и Израиля не обнаружилось. Либерман не преминул напомнить, что именно он продвигал идею введения безвизового режима между двумя странами, что привело к крайне положительным результатам: поток туристов заметно возрос, а наплыва российской криминогенной публики, чем пугали израильское руководство, так и не случилось. И в канун саммита Россия - Евросоюз, который состоится в начале следующей недели в Ростове, министр настоятельно порекомендовал европейцам взять в визовом вопросе пример с Израиля.

Кроме того, Либерман подчеркнул полное совпадение взглядов России и Израиля на историю Второй мировой войны. "Мы, как и Москва, против любой ревизии этой истории и решений Нюрнбергского трибунала", - сказал он. Слова были подкреплены делом. В дни конгресса в здании кнессета в Иерусалиме открылась фотовыставка, подготовленная агентством ИТАР-ТАСС (оно, кстати, выступает и главным организатором самого конгресса) к 65-летию Победы. На мероприятии, понятно, основным рабочим языком был русский, в том числе благодаря увешанным советскими военными наградами ветеранам, ставшим гражданами Израиля.

Еще один разговор без переводчика у меня состоялся с министром информации и по делам диаспоры Юлием Эдельштейном, уроженцем украинских Черновцов. Он признал, что изначальная концепция собирания всех евреев на Земле обетованной вряд ли может быть полностью реализована. Мешает, в частности, разноязыкость еврейской диаспоры, которой зачастую легче объединяться не по национальному, а по языковому принципу. Изучать же иврит - дело сложное и далеко не всегда многообещающее с учетом его ограниченного распространения. Да и поток иммигрантов заметно иссяк, превратившись сегодня в тонкий ручеек. "Все, кто хотел, приехали в Израиль в начале 90-х", - объясняет Эдельштейн. Отсюда, по его словам, перенос акцента с пропаганды переезда всех евреев на историческую родину на "дистанционную" работу с диаспорой.

В том числе по второму направлению деятельности министерства - информационному. Здесь, говорит министр, Израилю приходится не просто работать, а вести настоящие информационные войны, поскольку, как считает Эдельштейн, в мире развернута активная антиизраильская кампания. Особенно среди студентов и даже в западных странах. Противостоять этому "на местах" как раз и должна диаспора, которую надо снабжать весомыми аргументами.

Пример такой кампании привел на самом конгрессе другой русскоязычный член правительства - министр туризма Стас Мисежников. Он напомнил, что в Израиле уже много лет не происходят теракты и туристы, посещающие страну, подвергаются значительно меньшей террористической угрозе, чем при поездках на другие известные мировые курорты. Тем не менее в общественном мнении доминирует насаждаемый предрассудок, будто посещение Израиля связано с повышенным риском. И министр напрямую обратился к журналистам: как вы напишете об Израиле, так его и будут воспринимать.

Разумеется, это относится не только к Израилю. В состоявшемся на конгрессе в Тель-Авиве разговоре так или иначе присутствовала Россия, которая с недавних пор озабочена формированием "русского мира". Безусловно, огромная, если не главная, роль здесь принадлежит русскоязычным средствам массовой информации. Всемирная ассоциация русской прессы (ВАРП) во главе с генеральным директором ИТАР-ТАСС Виталием Игнатенко, проводящая свои ежегодные конгрессы, - один из эффективных инструментов этой работы, помогающий, в частности, установлению контактов между журналистами и редакциями. Так, приехавшие из России коллеги были в Израиле просто нарасхват, раздавая интервью местным СМИ.

А кулуары конгресса были просто завалены разными публикациями на русском языке. Надо признать: у каждого из них не так много сил и средств для более действенного формирования общественного мнения. И не случайно среди участников конгресса активно обсуждалась тема выпуска серьезной и влиятельной общеевропейской (а может, и общемировой) газеты.

В свое время на эту роль могла претендовать парижская "Русская мысль". Помню, еще десять лет назад такую идею выдвигал в своей вынужденной французской эмиграции Анатолий Собчак. Но за последние годы газета из известного бренда превратилась в рядовое малосодержательное издание, потеряв и аудиторию, и влияние. А подобная газета нужна - как "коллективный организатор" русской диаспоры.

Власть Позиция Русский язык на постсоветском пространстве Колонка Виталия Дымарского