Новости

02.06.2010 00:36
Рубрика: Происшествия

Предостережение от ФСБ

Новый законопроект предлагает меры профилактики в борьбе с экстремизмом и терроризмом

На днях в комитете Госдумы начнется обсуждение законопроекта, вызвавшего шумный резонанс. Речь идет о подготовленных правительством России изменениях в Закон "О федеральной службе безопасности". Поправки коснутся и Кодекса об административных правонарушениях.

Если депутаты примут новую законодательную инициативу, то органы ФСБ смогут объявлять официальные предостережения физическим лицам, которые, по данным спецслужб, стоят "на пути совершения преступлений", представляющих угрозу безопасности России.

Согласно поправкам предлагается законодательно закрепить институт мер специальной профилактики, применяемых органами безопасности. Помимо уже существующего права на внесение представления об устранении причин и условий, способствующих созданию угроз безопасности, ФСБ получит также право объявлять официальное предостережение. Кроме того, законопроект предлагает ввести административную ответственность - за неповиновение законному распоряжению и требованию сотрудника органов ФСБ или воспрепятствование исполнению им служебных обязанностей. За "неподчинение" будет полагаться либо штраф, либо административный арест.

При этом, как замечают разработчики, новая профилактическая мера в случае принятия закона будет применяться исключительно к физическим лицам и только при наличии определенных условий. Например, официальное предостережение может быть обжаловано физическим лицом, которому оно объявлено, в вышестоящий орган безопасности, прокуратуру или в суд. Никаких карательных санкций такое предостережение не повлечет. Его, кстати, могут выносить несколько раз. Но, возможно, сможет остановить человека от необдуманных, потенциально опасных шагов. Например, если какой-либо студент "засветился" на экстремистских сайтах, где в том числе учат делать взрывчатку - а они контролируются спецслужбами - и потом пошел в магазин покупать химреактивы и селитру, то тут как раз ему и скажут - остановись.

- Введение административной ответственности позволит поставить дополнительный барьер на пути совершения преступления, - пояснил корреспонденту "РГ" источник в силовых структурах. - Кроме того, это может дать человеку возможность одуматься и отказаться от противоправных действий.

Правда, у многих правозащитников другое мнение, они не раз заявляли о том, что этот закон направлен не на борьбу с экстремизмом, а на свертывание демократических институтов в российском обществе.

прямая речь

О том, что на самом деле представляет собой новая законодательная инициатива, "Российской газете" рассказал председатель Комитета Госдумы по делам ветеранов генерал армии Николай Ковалев, который на протяжении ряда лет возглавлял ФСБ России.

Российская газета: Николай Дмитриевич, правозащитники восприняли законопроект как очередное "закручивание гаек". Что, он действительно расширит полномочия органов ФСБ?

Николай Ковалев: В данном случае, на мой взгляд, происходит полная подмена понятий.

Меру, которая по своей природе не носит и не может носить карательного характера, пытаются представить как чуть ли не возврат к временам, когда органы государственной безопасности служили в руках власть имущих главным орудием политических репрессий.

По сути, ведь предлагается не что иное, как профилактика. Вспомним образ несколько, конечно, идеализированного участкового из советских фильмов, того же Анискина, да и Дядю Степу. Я думаю, старшее поколение помнит, как работали реальные участковые с теми, кто, ну что греха таить, формально нарушал букву закона: пил в неположенных местах, шумел, ругался и мелко хулиганил.

Участковый ведь не пытался на всех завести дела и уж тем более всех пересажать на 15 или сколько там суток. Авторитетному представителю закона, власти было достаточно порою взгляда, нескольких слов, чтобы тот, кто стоял на зыбкой грани перехода от поведения, которое на бытовом уровне просто осуждается обществом, к нарушению закона, все-таки эту грань не перешагнул.

Поэтому надо исходить из того, что мы в массе своей нормальные люди, граждане своей страны, и если наше поведение расходится с государственным пониманием интересов безопасности, вовсе не надо включать на полную мощь карательный механизм с уголовной ответственностью.

РГ: А как определить ту черту, когда действия гражданина становятся опасными с точки зрения сотрудников спецслужб?

Ковалев: Мне представляется, что суть проекта как раз и состоит в запуске механизма профилактики, предупреждения потенциально опасного поведения гражданина, чьи действия вольно или невольно могут квалифицироваться как создающие в перспективе угрозу национальным интересам России.

Тем более что подобная практика существует во многих западных странах в отношении общественных организаций и, как нетрудно заметить по новостным лентам, прежде всего в отношении обществ религиозного характера. В тех случаях, когда продекларированные цели начинают расходиться с повседневной практикой их реализации, а используемые при этом приемы, к примеру, заманивания новых членов, нарушают элементарные правила человеческого общежития.

Эти действия, если разобраться, угрожают не только обществу в целом, но и самой организации, которая их применяет. Она может быть просто закрыта за нарушение на каком-то этапе требований закона. И все.

РГ: Правозащитники как раз и говорят о том, что профилактикой и борьбой с экстремизмом и терроризмом будут заниматься одни и те же люди. А если они начнут злоупотреблять своим служебным положением или просто ошибаться?

Ковалев: Что бы ни говорили, но именно органы безопасности стоят на переднем крае борьбы с экстремизмом и его крайней формой терроризмом, в том числе и с международным. С тем, что это одна из глобальных угроз современности, не спорит, наверное, уже никто. И ответственность за безопасность общества, государства, жизни каждого человека несут именно они. Поэтому наделение их еще одним инструментом, причем именно профилактического характера, не создает угрозу демократическим институтам, а служит целям предупреждения угроз национальной безопасности. Полагаю, позволительным будет аналогия из известного анекдота о том, что радикальным средством от перхоти является гильотина. А всегда ли нужно хирургическое вмешательство, если можно обойтись профилактикой и терапией. Лекарство бывает горьким, но если оно лечит, то оно все-таки лучше, чем скальпель хирурга.

К тому же главное в предлагаемых изменениях в законодательство - это не столько сам механизм вынесения предупреждения, сколько процесс принятия соответствующего решения. Здесь я вполне согласен с тем, что эта процедура должна быть максимально открытой, демократичной, что будет только на пользу профилактической составляющей. Мы, к сожалению, очень часто забываем о том, что функция профилактики, прописанная во многих наших законах, должна упреждать их карательную составляющую. Где-то здесь, наверное, сказывается и традиционное для россиян отношение к праву, к власти. Вспомним известные строки: "У нас в России две напасти, внизу власть тьмы, вверху тьма власти". Но этот закон, как мне видится, скорее разгоняет тьму, а не увеличивает объем власти органов безопасности.

Еще раз подчеркну, что борьба с экстремизмом - это задача всего общества, но на переднем рубеже были и будут именно органы безопасности. А предлагаемые изменения в законодательство на деле повысят эффективность их работы, дадут возможность более гибко решать задачи именно по профилактике угроз национальной безопасности.

Армия Происшествия Правосудие Охрана порядка Власть Безопасность Спецслужбы Власть Право Административное право Законодательная власть Госдума Административное законодательство Комментарии к документам