Новости

10.06.2010 19:50
Рубрика: Экономика

150 лет для ЦБ - не срок

Полтора века назад в России был учрежден Государственный банк Российской империи

Он был создан по указу Александра Второго в 1860 году. И занимался кредитованием торговых и промышленных компаний, а также обслуживанием государственной казны. 12 июня преемник Госбанка Российской империи, Центральный банк Российской федерации, будет праздновать эту дату.

При этом, по большому счету, ЦБ может отмечать юбилеи гораздо чаще. В 1918 году большевики, национализировав все коммерческие банки, учредили Народный банк Российской Республики. А через два года его упразднили. Но уже через год с небольшим, с переходом к НЭПу, снова восстановили, переименован в Государственный банк СССР.

В советское время было 19 председателей Госбанка - и ни один из них не доработал до конца своего срока. Девятерых расстреляли как врагов народа. Один из главных банкиров страны, Арон Шейнман, стал невозвращенцем и остался в Лондоне.

Центральный банк Российской Федерации (Банк России) был учрежден 13 июля 1990 года. А через год, в связи с образованием Содружества Независимых Государств и упразднением союзных структур, он стал единственным на территории России органом государственного денежно-кредитного и валютного регулирования.

Новейшая история не была для ЦБ легким временем. В середине 1990 он боролся с банками-однодневками. В 1998 году случился дефолт и девальвация. Новое, самое серьезное испытание подбросил 2008 год. Но его ЦБ прошел достойно, признают опрошенные "РГ" эксперты. В условиях, когда доверие в финансовой системе упало до критического уровня, а банки перестали совершать взаимные сделки, было принято решение об их гарантировании. Не будь этого, могли посыпаться, как домино, не только банки, но и остановиться денежные расчеты в стране, вспыхнуть паника среди вкладчиков. Всего этого удалось избежать. Хотя за мягкую девальвацию пришлось заплатить 200 миллиардов долларов из международных резервов.


Накануне юбилея "РГ" попросила ответить на несколько вопросов людей, которые в разное время работали в Банке России.

1. Как, по вашей оценке, Центробанк прошел самый острый период кризиса, какое решение было самым трудным?
2. Какую задачу для банка вы считаете главной сейчас?
3. Какой рубль нужен российской экономике?
4. Есть ли угроза повторения девальвации рубля в ближайшие годы?
5. Когда рубль сможет стать региональной валютой?

 

Компетентно


Георгий Матюхин, председатель Госбанка РСФСР - Центрального банка РСФСР - ЦБ РФ в 1990-1992 гг.:

1. Центробанк действовал в кризисной ситуации профессионально. Огорчает, что ряду крупных банков помощь выделялась не по линии ЦБ, в особом порядке. В результате в экономике образовались как бы параллельные потоки. Свое особое положение такие игроки могут попытаться использовать и в дальнейшем.

2. Главное - это надзор за коммерческими банками. Надо следить за тем, что банки не наращивали свои долги перед западными кредиторами, как это было до кризиса, несмотря на огромные резервы и Стабфонд, который также размещался за границей. Правда, надо признать, что подчас ЦБ все-таки не вполне самостоятелен в принятии решений. Я считаю, его роль и независимость должны быть выше.

3. У нас почему-то принято считать, что сильный рубль - это хорошо. Вспомните, как оживилась промышленность после кризиса 1998 года, благодаря девальвации. Сейчас конкурентоспособность своих предприятий, снижая курс евро, поддерживают европейцы. А мы стимулируем импорт. Самый наглядный пример несоответствия курса и экономического положения: это укрепление рубля к доллару и евро, хотя инфляция в Еврозоне и США намного ниже, чем у нас. Если учесть эти факторы, курс рубля должен быть ниже в несколько раз. Говорят, курс укрепляется из-за повышения цен на нефть. Но она все-таки не стоит 140 долларов за баррель, как в середине 2008 года, а рубль находится почти на докризисных уровнях.

4. Мы напрасно так боимся девальвации. Она была бы благом для экспортеров. Другое дело, резкое снижение курса бьет по населению. И, думаю, в ближайшие годы этого не допустят, даже если придется поддерживать курс искусственно. По подсчетам западных экспертов, если международные резервы опустятся ниже планки в 300 миллиардов долларов, рубль резко обесценится.

5. Тогда, когда до этого дозреют внешнеэкономические отношения с другими странами. Мы давно уже говорим о переводе на расчеты в рублях, например, при торговле нефтью. Недавно возникла идея пойти по пути Евросоюза при создании единого экономического пространства на основе Таможенного союза. Но Европа шла к этому почти 30 лет, сначала использовала двусторонние расчеты между странами.
 
Сергей Дубинин, член совета директоров ВТБ-Капитал (председатель ЦБ в 1995-1998 гг.):


1. Очень важно, что, столкнувшись с последствиями глобального кризиса, когда доверие в финансовой системе упало до критического уровня, а банки перестали совершать взаимные сделки, ЦБ принял решение об их гарантировании по широкому кругу банков. Тогда все было на грани, что остановятся денежные расчеты в стране, вспыхнет паника среди вкладчиков. Этого удалось избежать. Трудным решением для ЦБ был переход от поддержания курса рубля к девальвации. Споры о том, какой вид девальвации следовало выбрать, идут до сих пор. Но с моей точки зрения, был выбран, хотя и дорогостоящий, но оптимальный путь так называемой плавной девальвации. Она обошлась в 200 миллиардов долларов из международных резервов. А вот более дешевая разовая девальвация могла не остановиться на объявленном уровне, а продолжилась бы в паническом режиме, когда люди бросились бы штурмовать кассы, чтобы купить валюту. Куда мы обрушились бы в таком случае, сказать трудно. К тому же плавная девальвация дала экономике ресурс для расчетов по внешним долгам.

2. Найти баланс между мерами, стимулирующими экономику, и сдерживанием угрожающей инфляции. До нынешнего уровня она снизилась в нашей стране впервые с советских времен. Период огромной инфляционной инерции начался еще в 1980 годах. И то, что сейчас инфляция вышла на уровень 5-6 процентов в год - большое достижение. Мы впервые имеем положительные ставки по кредитам и депозитам, а это стимулирует накопления, создает внутренние источники для инвестиций.

3. Курс рубля зависит от определенных, не нами установленных параметров: положительного счета текущего платежного баланса и колеблющегося счета капитальных операций. Вслед за этими показателями движется и курс национальной валюты, и его колебания неизбежны. В перспективе желательно перейти к плавающему курсу и не считать его целью экономической политики. Это будет возможно, если к положительному сальдо по товарам и услугам будет прибавлен значительный приток капитала. Тогда курс можно отпускать. Пока же оптимальной формой существования остается плавающий курс в рамках установленного коридора. Курс рубля - это технический параметр, который складывается в результате экономической политики.

4. В обозримой перспективе это рано или поздно произойдет естественным путем, когда импорт будет превышать экспорт. Но на фоне ослабления евро импорт из европейских стран будет расти быстрее - причем, не только за счет закупок машин и оборудования, но и товаров ширпотреба. Но в снижении курса рубля, иди девальвации, нет ничего страшного. В России этому всегда придавалось слишком большое значение, происходила фетишизация курса, потому что население хранило деньги в иностранной валюте как в финансовом инструменте. Но постепенно роль иностранной валюты как чего-то святого минимизируется. Соответственно, снижение или увеличение курса национальной валюты воспринимается не столь остро.

5. Он уже таковым является. Переводы в Таджикистан, Грузию, Украину и другие страны постсоветского пространства осуществляются в основном именно в рублях. Наши ближайшие соседи относятся к нему примерно так же, как мы - к доллару или евро. Но есть и другая сторона проблемы, связанная с отношением к российской валюте экономических агентов и государств. Здесь дело осложняется тем, что у нас фактически нет инструментов, в которые могли бы вкладываться иностранцы - не развит рынок облигаций, почти нет госдолга. Для решения этой проблемы надо прорабатывать законодательство, продвигать создание Международного финансового центра.

Константин Корищенко, президент ММВБ (зампред ЦБ в 2002-2008 годах):

1. Центробанк достойно прошел через испытания кризисом. При этом самым сложным, насколько я понимаю, было принять решения об использовании тех инструментов, которые в спокойных обстоятельствах центральные банки обычно не применяют. Например, решиться на выдачу беззалоговых кредитов.

2. Найти разумный баланс в сворачивании ранее предложенных банкам кредитных механизмов поддержки, чтобы избежать накопления излишней ликвидности, но при этом не снизить темпы развития банковской системы в части кредитования. Это нелегкая задача, но все возможности справиться с ней у ЦБ есть.

3. В моем понимании российской экономике нужен такой рубль, чтобы не было постоянных разговоров о его силе или слабости. Курс национальной валюты является свободным в большинстве стран мира. Именно это и является залогом независимой денежно-кредитной политики государства. Однако до тех пор, пока при каждом изменении курса рубля люди будут бежать в обменники, полностью перейти к свободному курсообразованию невозможно. Проблема заключается не в нашей зависимости от цен на нефть и их неустойчивости, а в нашем сознании. Это вопрос массовой психологии.

4. Само использование таких терминов - это что-то из прошлого. Либо мы говорим о движении к свободному курсообразованию, либо - постоянно ведем разговоры о девальвации и ревальвации. Ведь изменение курса даже на одну тысячную копейки - это уже укрепление или ослабление национальной валюты.

5. Как единица измерения торгового и финансового оборота на постсоветском пространстве рубль давно занимает подавляющую долю. Российские товарный и финансовый рынок намного больше, чем у соседей. Так что рубль давно является региональной валютой. Он пока не очень активно используется в расчетах. Но для этого как раз и нужно развитие уже идущих процессов - например, торгового сотрудничества в рамках Таможенного союза, расширение доступа компаний из стран СНГ на российский финансовый рынок.

Сергей Алексашенко, директор по макроэкономике ГУ-ВШЭ (первый зампредседателя ЦБ в 1995-1998 годах):


1. Если судить по результатам, то острый период кризиса ЦБ прошел на "четверку": банковская система в целом устояла, платежная система работала без сбоев, не было особой паники у населения, девальвация оказалась несильной. К тому же потом рубль отыграл падение. Правда, в этом большую роль сыграл быстрый рост цен на российские экспортные товары - период, когда нефть стоила 35-40 долларов за баррель, продлился буквально две-три недели. В то же время, на мой взгляд, до кризиса ЦБ допустил несколько серьезных ошибок, которые сыграли свою негативную роль в период острого кризиса. Банк России не озаботился быстрым накапливанием краткосрочной внешней задолженности банков и корпораций. Именно это впоследствии вынудило государство тратить деньги на помощь компаниям в рефинансировании долгов перед зарубежными кредиторами. К сожалению, к началу кризиса у ЦБ не оказалось "под рукой" и необходимого инструментария денежной политики, механизмов предоставления кредитов банковской системе. Все это пришлось создавать на ходу, теряя время. Явно был допущен провал в качестве банковского надзора, что проявилось в мгновенном банкротстве полутора десятков банков.

2. Одна из главных задач Банка России - борьба с инфляцией, которая даже сегодня по мировым стандартам остается высокой. Сейчас экономика находится в состоянии стагнации, что способствует снижению инфляции, которая по мере оживления спроса может возрасти. По моему мнению, уже в краткосрочной перспективе нам надо стремиться к инфляции в два-три процента, хотя, надо признать, возможности ЦБ в этом плане ограничены. Еще одна задача - это нормализация банковского надзора и отход от всех тех послаблений, которые достаточно активно применялись и перед кризисом, и особенно в кризисное время. И, наконец, надо решать поставленную еще в 1997 году задачу построения платежной системы, работающей в режиме реального времени.

3. Я считаю, рубль сейчас излишне укреплен, и продолжение этой тенденции будет создавать еще большие стимулы для вложений в него финансовых спекулянтов. Нашей экономике это только вредит, поскольку постоянно создает угрозы оттока краткосрочного капитала, делает ее чувствительной к внешним шокам. "Свободный" рубль также опасен для нашей экономики, поскольку он усиливает зависимость внутренней ситуации от внешних шоков. Кстати, ни одна из стран-экспортеров нефти, за исключением Норвегии, не использует режим свободного плавания национальной валюты - видимо, это неспроста.

4. В ближайшие год-полтора при сохранении нефтяных цен на сегодняшнем уровне девальвация рублю не угрожает. А вот на горизонте двух-двух с половиной лет это вполне возможно, потому что темпы роста импорта в последнее время значительно опережают рост экспорта. Соответственно, в перспективе у нас может сложиться ситуация, разница между экспортными доходами и импортными расходами, будет близка к нулю. В России это обычно приводит к девальвации рубля.

5. Рубль давно стал региональной валютой. Он принимается практически во всех странах бывшего советского пространства, за исключением Прибалтики. Понятно, что ему тяжело конкурировать с долларом или евро, ну так они - глобальные валюты. У рубля, безусловно, есть шанс укрепить свои позиции в регионе, если будет создано достаточное количество стабильных финансовых инструментов, а рубль не будет резко реагировать на внешние шоки. Так что свободное плавание рубля будет мешать в достижении этой цели. 

Экономика Финансы Банки Госфонды и контрольные органы Центральный банк