Новости

10.06.2010 07:50
Рубрика: Экономика

Персональный счет - по возрасту

Материалы "Юридической недели" подготовлены совместно с Ассоциацией юристов России

Свой вариант пенсионной реформы изложил в беседе с членом президиума Ассоциации юристов России Михаилом Барщевским известный политик, ныне член Комитета Совета Федерации по бюджету Александр Починок.

Игра без правил с бизнесом

Михаил Барщевский: Саша, ты был и министром труда, и министром по налогам. Объясни, почему у нас нет подвижек в структурных изменениях экономики?

Александр Починок: Чтобы добиться структурных изменений, нужно много работать, действовать быстро и комплексно. А мы все время пытаемся найти баланс и боимся кого-то обидеть. Получаются полумеры и очень медленное продвижение.

Барщевский: Как бы ты сказал, бизнес в стране процветает или выживает?

Починок: К сожалению, выживает. И недавнее письмо группы бизнесменов - очередное тому подтверждение. Предпринимателей задолбали постоянными проверками. Но самое неприятное - нестабильность и неопределенность. Должны быть пусть самые жесткие, но правила. Когда идет игра без правил, естественно, любой бизнесмен приходит в транс от того, что неожиданно может потерять все.

Барщевский: А ты не думаешь, что в этом есть проявление общего негативного отношения населения к богатым, а власть только следует за настроением своих граждан?

Починок: К богатству на Руси относились как к пороку с незапамятных времен, богатых не любили. Говорили: "Трудом праведным не наживешь палат каменных". Потом советская пропаганда, пытаясь всех уравнять, 80 лет вдалбливала то же самое. И у большинства укоренилось ощущение, что раз богатый, значит, нажил деньги неправедным путем. Наверняка он нехороший человек, если не вор. А то, что он их зарабатывает, трудится как проклятый, об этом практически не думают.

Барщевский: Не вспоминают даже о том, что он создает рабочие места...

Починок: Однажды я был свидетелем любопытной ситуации. Абсолютно не сентиментальные ребята, создавшие еще в начале 90-х крупный бизнес в стране, праздновали пятилетие своей компании. Огромная толпа сотрудников веселится. А два парня в смокингах - владельцы - стоят в сторонке, и у них слезы на глазах. Поговорили, оказывается, они только тогда поняли, что пяти тысячам человек дали работу, заработок и немножко счастья.

Барщевский: Трудно предположить, что у нас власть дурная. Почему не проходит четкой команды телевизионщикам, пишущим журналистам, госзаказа кинематографистам, что хватит топтать богатых?

Починок: Тогда у власти исчезнет один из основных способов ее кормления. Сейчас миллион чиновников и бесчисленные правоохранительные органы кормятся тем, что доят бизнесменов. Если будет хорошее отношение общества к богатым, источник их доходов очень сильно упадет. Пользуясь же негативным отношением, они относительно беспрепятственно взимают свою мзду с предпринимателей, от самых малых до самых крупных. То есть это общее желание огромной чиновничьей касты.

Барщевский: Униженных проще обирать.

Починок: Конечно, униженных и бесправных. Он не может обратиться к кому-то за сочувствием, не может поднять своих рабочих, которые его не любят и не будут его защищать. Работники не всегда понимают, что когда грабят их предприятие, то грабят и их самих.

Бюрократию полезно пугать

Барщевский: Есть расхожее убеждение, что политические и экономические реформы в России возможны только в период кризиса. Кризис, кажется, миновал. Реформ опять не будет?

Починок: Это и опасно. Потому что в кризис бюрократия теряется, боится потерять все и разрешает проводить реформы. Я переживал кризисы 89-90-го, 91-го, 93-го, 98-го годов, и всегда испуганная бюрократия позволяла сделать много полезного. Например, в 2008 году было проведено несколько хороших изменений по налогам, которые саботировались много лет. Было удивительно, как быстро министерство финансов дало позитивные заключения, когда раньше давало только отрицательные.

Барщевский: Сейчас в налоговую службу пришел Мишустин, бывший бизнесмен и очень толковый человек. Ему дадут провести необходимые реформы?

Починок: Будет очень жесткое сопротивление. Но Мишустин уникальный профессионал. Программист-системщик, изучивший, как работают IT-технологии, работавший на земле, разбирающийся в земельном кадастре, имущественном учете, понимающий и досконально знающий налоговый учет и очень неплохой управленец. Замечательно, что пришел именно такой специалист. Я его хорошо знаю, и, надеюсь, он справится.

Барщевский: Что ждет нашу пенсионную систему?

Починок: На экономическом форуме в Петербурге я делаю доклад: "Пенсионная система - гибель неизбежна".

Барщевский: Объясни, пожалуйста.

Починок: Пенсионная система строилась еще великим Бисмарком в ситуации, когда на трех пенсионеров приходилось сто рабочих. Действительно, солидарные пенсионные системы работали прекрасно. Причем настолько, что в 70-е годы в Западной Европе стали увеличивать объемы выплат, доведя их до 50-60 процентов от заработной платы при выходе на пенсию. Но подобные выплаты с учетом инфляции, например, в России в 8-10 раз выше, чем зарплата человека за его жизнь. Выплаты же производятся от зарплаты, получаемой при выходе на пенсию в 60 лет, а человек работает с 20 до 60 лет. За счет инфляции зарплата была во много раз меньше, и средний коэффициент у нас в 8-10 раз больше. Реально человек получает пенсию больше, чем была его зарплата за всю жизнь. Пенсия все равно маленькая. Но даже таких денег, чтобы платить по солидарной системе, скоро не останется ни у одного государства в мире. Будет кризис в Америке, где возникнет дефицит в 11 триллионов долларов, наступает кризис в Германии. У нас уже сейчас расходы Пенсионного фонда составляют 60 процентов дохода федерального бюджета, и ситуация только ухудшается. Мы подняли коэффициент замещения почти до 40 процентов, но если не повышать сборы и не поднимать пенсионный возраст, то он снова свалится к 20-25 процентам размера заработной платы при выходе на пенсию. А такая пропорция недопустима.

Барщевский: Что делать?

Починок: Отменять эти системы. Напомню, у Бисмарка - сто работающих на три пенсионера. Сейчас - уже меньше двух работающих на одного пенсионера. К 2030 году будет один к одному. Это катастрофа!

Барщевский: Делать-то что?

Починок: Вариант экстенсивный: поднимаем единый социальный налог до 42 процентов, бизнесмены стреляются или уезжают, добровольно передавая бизнес в любые руки. Поднятие пенсионного возраста тоже ничего не дает, потому что приведет к увеличению самих пенсий. Реальная экономия бюджета составит всего 0,6 процента ВВП. Единственный выход - отменять солидарные системы. Социалистическая система больше не проходит. Сколько сами накопим, столько и будем получать.

Барщевский: Пенсию просто отменить?

Починок: Нет. Нужно создать пенсионный механизм, обязывающий работодателя комплексно страховать работника по пенсионному, социальному, медицинскому страхованию, от потери работы и т.д., производя выплаты на персональные счета.

Барщевский: То есть не в общий котел, а Иванову Ивану Ивановичу?

Починок: Да, такой Иванов может отнести свои деньги в негосударственный пенсионный фонд, управляющую компанию, куда пожелает. Мы ему создаем условия, освобождаем эти суммы от налогов, софинансируем и т.д., чтобы он копил. Но ответственность государства наступит только в том случае, если он достиг определенного возраста и у него действительно нет средств к существованию. Тогда государство выплачивает ему социальное пособие по бедности из бюджета.

Барщевский: А до этого он получает...

Починок: Зарплату, которую заработал, и доходы на свои отчисления. Он может выйти на пенсию в 20 или 40 лет, его право. Если он брокер на бирже, в 30 лет изношен уже полностью, если балерина - то же самое. Если заработал и решил, что хватит, пенсия уже есть. Если хочет работать до 80 лет - пожалуйста.

Сберкнижка к старости

Барщевский: Другими словами, каждому работающему открывается сберкнижка, и всем, что он накопил, он может пользоваться когда захочет?

Починок: Да, это его деньги, в зависимости от условий страхования.

Барщевский: А в случае ЧП?

Починок: Помогает государство. Плюс в том, что ни мне, ни тебе государство не будет обязано давать деньги, у нас есть на что жить. А это позволит сконцентрировать деньги как раз на малоимущих, нуждающихся в адресной помощи. Причем речь идет о комплексной системе мер социальной помощи и поддержки.

Барщевский: Чтобы провести в жизнь то, что ты говоришь о пенсионной системе, нужно политическое решение. Для этого нужно самому заняться политикой. Дожидаться, что кто-то вместо тебя будет драться за эту систему, довольно наивно.

Починок: Я состоял в приличной партии Демократический выбор России. Но она, к сожалению, постепенно исчерпала себя, загубив идею правой партии, которая России необходима. Если в России появится что-то похожее на правую партию, я с удовольствием пойду драться. Но вообще я не люблю драку, не люблю рушить, я люблю строить, созидать.

Барщевский: Ну а как член Совета Федерации ты многое можешь сделать?

Починок: Не очень, потому что все-таки законы вносит Дума. Совет Федерации - это что-то вроде ОТК, он может сказать "да" или "нет", что бывает очень редко. Очень часто мы даже законы с ошибками пропускаем, мы не успеваем их поправить именно потому, что их необходимо принимать.

Совет Федерации Федерального Собрания РФ: Москва, Дмитровка Б. ул., 26, тел.: 8 (495) 202-85-54

Экономика Пенсии и пособия Проект "Юридическая неделя" Изменение пенсионного законодательства
Добавьте RG.RU 
в избранные источники